Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday November 19th 2017

Номера журнала

“Измайловский досуг”. – Г. Др.



Знак-эмблема Лейб-гвардии Измайловского полкаРазбирая архив скон­чавшегося друга — офи­цера Лейб-Гвардии Из­майловского полка, я на­шел в нем пакет с доку­ментами, программами и другими, во многом, не­сомненно, уникальными, материалами, связанны­ми с одним из интерес­нейших начинаний в Им­ператорской армии — с «Измайловским Досу­гом.»

Мне думается, что далеко не все старшее поколение эмиграции, даже не все офицеры Императорской армии, знали в свое время, что представлял собою в довоенное время Из­майловский Досуг; уж, конечно, ничего о нем не знает младшее поколение эмиграции, и потому мне представляется, что и читателям будет интересно познакомиться с историей его возникновения и деятельностью.

При каждом полковом и гарнизонном офи­церском собрании были библиотеки, почти во всех частях, в особенности в провинции, в таких полковых стоянках, как разные Штабы и Урочища, где не было столичных театров и культурных развлечений больших городов, периодически устраивались любительские спек­такли, музыкально-вокальные вечера, дела­лись доклады не только на военные, но и на исторические и литературные темы. Но все это носило случайный характер и даже от­даленно не походило на то налаженное куль­турное времяпрепровождение чинов полка в свободное от службы время, как это было Лейб-Гвардии в Измайловском полку созда­нием в 80-х годах 19-го столетия Измайловско­го Досуга.

Полковник Петр Васильевич Данильченко, один из старших в эмиграции Измайловцев, активнейший член Досуга, его многолетний секретарь и бессменный администратор и ор­ганизатор устраивавшихся Досугом спектак­лей, рассказывает в своих воспоминаниях, что идея создания Измайловского Досуга роди­лась в караульном помещении Зимнего Двор­ца. Это было вскоре после перехода Велико­го Князя Константина Константиновича из службы во флоте Лейб-Гвардии в Измайлов­ский полк, с назначением его в этом полку командиром роты Его Величества. В один из октябрьских дней 1884 года Государева рота Лейб-Гвардии Измайловского полка занимала караул в Зимнем Дворце при командире роты флигель-адъютанте Великом Князе Констан­тине Константиновиче и младшем офицере поручике бароне Владимире Юльевиче фон Дрентельн. Дежурным по караулам в этот день был тоже Измайловец — флигель-адъю­тант полковник Николай Алексеевич Косач.

Именно эти три офицера Измайловского полка, разговаривая за чаем в караульном по­мещении для офицеров при гауптвахте в Зим­нем Дворце, пришли к заключению о жела­тельности, чтобы офицеры свое свободное от службы время проводили с пользой, для че­го периодически следует собирать офицеров на товарищеские встречи, на которых зна­комить друг друга как с своими литератур­ными и музыкальными произведениями, так и с произведениями известных, но только рус­ских, поэтов, писателей, композиторов.

2 ноября того же 1884 года в одной из гостиных офицерского собрания, по инициа­тиве этих трех офицеров Измайловского пол­ка, состоялась первая такая товарищеская вст­реча. Интерес к ней был небольшой: собра­лось всего лишь 11 человек; через две не­дели состоялась вторая встреча, привлекшая еще меньше участников — 9 человек. Начало не слишком обнадеживающее при количест­ве офицеров в гвардейском пехотном полку в 60-70 человек. Но инициаторы идеи — прежде всего Великий Князь Константин Константи­нович и его правая рука — барон фон Дрен­тельн были оптимистами, верили, что полез­ное начинание постепенно получит всеобщее признание, что интерес к задуманным ими встречам будет расти, и оказались правы: с каждой новой встречей число участников До­суга росло и уже 9 января 1885 года Вели­кий Князь на очередной встрече мог прочи­тать посвященное им Досугу стихотворение.

Собираяся, как жрецы на жертвоприношенья,
Перед художества священным алтарем,
Служа искусству, мы свои произведенья
На суд товарищей смиренно отдаем.

Не ищем мы, друзья, ни славы, ни хвалений —
Пусть безымянные в могиле мы уснем,
Лишь бы Измайловцы грядущих поколений,
Священнодействуя пред тем же алтарем,

Собравшись как и мы, стремяся к той же цели,
В досужие часы через многие года
Те песни вспомнили, что мы когда-то пели,
Не забывая нас и нашего труда.

Гремите, пойте же Измайловские струны
Во имя доблести, добра и красоты!
И меч наш с лирою, неопытной и юной,
Да оплетут нежней художества цветы.

Исключительно удачное наименование этим товарищеским встречам «Измайловский Досуг» придумал полковник Косач, девиз же Досуга — «во имя доблести, добра и красоты» несом­ненно исходит от Великого Князя: он его впер­вые и вложил в приведенное стихотворение. Великий Князь был бессменным председате­лем Досуга: он оставался им и после того, как покинул ряды полка, будучи в 1891 го­ду, в чине полковника, назначен командую­щим Лейб-Гвардии Преображенским полком, в 1900 году — Главным Начальником Военно-Учебных Заведений, а в 1910 году — Генерал-Инспектором всех Военно-Учебных Заведений.

Первые годы Досуг не имел своего уста­ва. Его положения вырабатывались самой жизнью, от встречи до встречи, и в оконча­тельном виде были утверждены приказом по Лейб-Гвардии Измайловскому полку 4 нояб­ря 1891 года, т. е. ровно через 6 лет после первой товарищеской встречи офицеров Из­майловского полка на ниве культурного развлеченья.

Передо мною изящно изданная книжечка в малиновой обложке с золотым тиснением на ней: Положение об Измайловском Досуге. Оно так определяет задачи Досуга:

  • 1) Измайлов­ский Досуг имеет целью: а) доставить участ­никам возможность знакомить товарищей с своими трудами и с произведениями различ­ных отечественных и иностранных деятелей на поприще науки и искусства, но непремен­но на русском языке б) поощрять участни­ков к развитию их дарований; в) соединять приятное препровождение свободного от служ­бы времени с пользой; г) сплотить воедино полковую семью посредством обмена мыслей и мнений.
  • 2. Досуги состоят в чтении и сообщениях по изящной словесности и по научным предметам в общедоступном изложении. На Досугах допу­скается и музыка.
  • 3. Досуги назначаются не чаще одного ра­за в неделю.
  • 4. Досуг строго подчиняется положению об офицерских собраниях.

И эти цели были не только полностью осу­ществлены, но вышли далеко за пределы офицерского собрания Лейб-Гвардии Измай­ловского полка. Несомненно этому много со­действовало то, что, как сказано, бессменным председателем Досуга, вплоть до своей кончи­ны, был Великий Князь Константин Констан­тинович, всей России известный поэт К. Р., та­лантливый драматург, переводчик классиче­ских произведений Шекспира, Шиллера, от­личный исполнитель своих и посторонних ав­торов произведений в камерной обстановке и на сцене, вдумчивый музыкант, Президент Императорской Академии Наук находивший­ся в самых дружественных отношениях с поэтами Майковым, Фетом, Полонским, Апух­тиным, композитором Чайковским, писателя­ми Гончаровым, Григоровичем. Но наряду с Великим Князем среди офицеров и чинов пол­ка было много и других настоящих талан­тов: поэтов, художников, музыкантов, отлич­ных исполнителей художественного чтения, мелодекламаций, романсов и других музыка­льных пьес. Просмотр программ Досуга по­зволяет назвать, помимо Великого Князя, поэтов-Измайловцев фон Дрентельна, Брюнелли, Кавелина, Кузнецова. В качестве исполните­лей вокальных и других музыкальных про­изведений на вечерах Досуга выступали офи­церы фон Витт, Шкляревич, Голощапов, Крестьянов, Кржижановский, Нарбут (рояль), док­тор Захаров (виолончель).

Вот программа Досуга 28 февраля 1892 го­да. Великий Князь прочел свое стихотворе­ние «Будда», стихотворение Полонского «Ка­зимир Великий» и оду Семенова «Капитан Мартынов»; фон Дрентельн и Кавелин про­чли свои стихотворения, поручик Рихтер — еще одно стихотворение фон Дрентельна, под­полковник Арбузов стихотворение Крестов­ского «Фрина», А. Архипов прочел свою про­зу-шутку «Свадебная абракадабра», штабс-ка­питан Подчерков — очерк неизвестного авто­ра (три звездочки «поручик Четыркин»), по­ручик Теплов — отрывок из романа Печерского «В лесах».

Встреча 7 января 1905 года была «юби­лейной»: праздновалось 20-летие со дня ос­нования Досуга. Программа была исключи­тельно разнообразна. Капитан Рихтер прочел доклад: Отчет за 20-летие Измайловского До­суга. Поручик Кузнецов прочел свое стихот­ворение: «К 20-летию Измайловского Досуга». Великий Князь прочел свое и капитана фон Дрентельна стихотворения «Измайловские До­суги», свое известное стихотворение «Наш Полк» и стихотворение Полонского «Касандра». Еще стихи: генерал-майор Арбузов «К портрету Императора Александра III» Май­кова, штабс-капитан Герхен — «Над лагерем тихо всходит луна» фон Дрентельна и стихот­ворение Лермонтова «На смерть Пушкина», А. П. Попов — «Алкивиад» Майкова и «Бранят» Полонского. Прозаические отрывки из Пуш­кина, Толстого, Тургенева и Гоголя читали полковник Божерянов, штабс-капитан Чигаев, полковник Теплов, поручик Рейнеке. В за­ключение исключительно длинной, по слу­чаю юбилея, программы Великий Князь Константин Константинович, генерал-майор Ар­бузов и капитан Голощапов разыграли сценку из трагедии о принце Гамлете в переводе К. Р.

Программа Досуга 16 января 1902 года бы­ла исключительно музыкальной. Доктор За­харов исполнил на виолончели Песнь Труба­дура и Испанскую серенаду Глазунова, Вели­кий Князь промелодекламировал свое сти­хотворение «Растворил я окно» и известное стихотворение в прозе Тургенева «Как хоро­ши, как свежи были розы» (музыка Лисовс­кого). В следующем отделении была исполне­на в настоящее время известная двухактовая опера Ребрикова «В грозу». Исполнителями были госпожа Ван-Путерен, капитан Голоща­пов, поручики Крестьянов и Кржижановский. Хоровые номера исполняли хор полковых певчих и школа солдатских детей; воспитан­ники той же школы исполнили балетный но­мер «Трепак». Оркестра не было: опера про­ходила под аккомпанемент рояля в четыре руки — штабс-капитан Шкляревич и подпору­чик Рейнеке; музыка оперы была переложе­на для рояля тем же капитаном Шкляревичем.

Я остановился несколько подробно на слу­чайно сохранившихся программах Досуга, что­бы показать как широко развивались вечера Досуга и как быстро, после полупровалов пер­вых двух товарищеских встреч, они встрети­ли всеобщее сочувствие чинов полка и при­командированных к нему офицеров. Позволю себе привести еще одно стихотворение Вели­кого Князя, посвященное Досугу в связи с 25-летием его существования.Измайловский досуг - эмблема

Робко мы в храме огонь возжигали
С жертвой смиренной своей,
Не предрекая туманной дали
Творчества будущих дней.

Лиру и меч мы сплетали цветами
И не гадали о том,
Как наш алтарь разгорится с годами
Светлым и жарким огнем.

Вам завещаем мы наше служенье:
Старым пора на покой,
Юное, полное сил поколенье
Пусть нас заменит собой.

О, да не гаснет наш пламень заветный
Бережно вами храним!
Пусть он пылает отрадный, приветный,
Пусть озаряет им

Долго Досуги — Дверь храма родного
Двадцать пять лет отперта;
Нам ее открыли три слова:
Доблесть, добро, красота,

Сколько Досугов было проведено с 1884 по 1914 год данных не имеется. Вероятно, ни­когда не будет известно, сколько интересных докладов за эти 30 лет было прослушано офи­церами Лейб-Гвардии Измайловского полка; вероятно, бесследно погибла и значительная часть стихотворений, прочитанных на этих Досугах их авторами — офицерами полка. В майском номере «Исторического Вестника» за 1909 год имеется небольшая безымянная за­метка, согласно которой за первые 25 лет су­ществования Досуга состоялось 223 вечера, на которых присутствовало 9.348 человек; на этих Досугах было исполнено различных произве­дений в стихотворной, прозаической, драма­тической, вокальной и в других формах 1.325 произведений, из которых около 2/3 были творчеством членов Досуга. Помимо офицеров и чинов Измайловского полка на вечерах До­суга исполнителями своих произведений были и выдающиеся поэты второй половины прош­лого столетия А. Н. Майков и Я. К. Полон­ский. Несколько Досугов было посвящено ис­ключительно творчеству К. Р.; были юбилей­ные вечера, посвященные Пушкину, Гоголю, Лермонтову, Гончарову, графу А. К. Толсто­му, Тургеневу, Фету, почетным академикам А. Ф. Кони. Н. А. Котляревскому, композитору А. К. Глазунову, Козьме Пруткову и другим. Среди офицеров полка были и отличные ху­дожники — Гуго Карлович Бакмансон, Отто фон Моллер. Бакмансон, финляндец по про­исхождению, будучи офицером Измайловского полка, окончил в Петербурге Академию Ху­дожеств. Это был художник большого талан­та и масштаба; его батальная большая кар­тина «Измайловский полк на маневрах под Красным Селом» висела в галерее Зимне­го Дворца; кисти его принадлежит и большая картина, специально посвященная Досугу: в переполненном внимательными слушателями-офицерами во главе с сидящим в качалке Ве­ликим Князем помещении поэт Майков чи­тает свои стихотворения. Эта громадная кар­тина висела в библиотечном зале офицерско­го собрания полка, какова была ее судьба не­известно. Один Досуг был посвящен творче­ству Бакмансона и фон Моллера; выставка их картин была открыта для гостей офицеров полка в течение трех дней. Художник Бакмансон, по выходе в запас посвятивший се­бя всецело художеству, стал одним из попу­лярнейших и плодовитых художников Фин­ляндии. Он скончался в 1953 году в возрасте 94 лет, до последних дней не выпуская из рук кисти.

Много внимания Досуг посвящал драмати­ческому искусству. Уже первые постановки Досуга показывают, что руководители его не пошли по пути обычных любительских спек­таклей того времени, постановки которых сво­дились к пустым, бессодержательным вещи­цам Крылова — Александрова, общедоступ­ным одноактным пьесам-шуткам Чехова и другим легким, коротким пьесам. Вот, вероят­но, неполный перечень пьес, поставленных Из­майловским Досугом на сцене домашнего ха­рактера в одном из помещений офицерского собрания Измайловского полка. Ревизор, Же­нитьба и Игроки — Гоголя. Сцена у фонтана — Пушкина, его же Каменный гость, Безденежье — Тургенева, сцены из Мертвых Душ, Свадьба Кречинского — Сухова-Кобылина, Смерть Иоанна Грозного — графа А. Толстого, Горе от ума — Грибоедова, картины 1812 го­да по роману Толстого «Война и Мир», со­ставленные исключительным любителем дра­матического искусства П. В. Данильченко.

Но интерес к драматическому искусству рос, артисты-офицеры развивали свои сцени­ческие таланты и вкусы, они приобретали не­обходимый опыт и в 1900 году Специальный Комитет, ведавший делами Досуга, рискнул поставить такую сложную вещь, как Шек­спировскую «Трагедию о принце Гамлете» в переводе К. Р. Режиссировать этот спектакль был приглашен знаменитый артист Александринского театра В. Н. Давыдов; роль Гамлета играл Великий Князь Константин Констан­тинович.

Спектакль прошел блестяще, но сцена в зале собрания была не слишком подходящей для такого сложного спектакля, требовавше­го смены многих декораций и спектакль был повторен в Мраморном Дворце, в большом за­ле которого специально для этого спектакля была построена настоящая поместительная сцена. Через несколько дней, по личному же­ланию Государя Императора, пожелавшего по­казать этот спектакль Своей Семье, Гамлет был повторен в прелестном Эрмитажном те­атре в декорациях из Александринского теат­ра. Эрмитажный Императорский театр в Зим­нем Дворце, даже во внешнем виде, был сво­его рода уникум: кресла в нем были толь­ко для Царского Семейства, все же осталь­ные зрители сидели на амфитеатром подни­мавшихся ступенях, обитых оранжевым плю­шем с серебряной отделкой — это было и красиво и интимно. Все места были ненуме­рованные.

В 1909 году Комитет рискнул поставить очередным спектаклем Досуга еще более слож­ную по постановке пятиактовую трагедию Шиллера «Мессинская невеста», также в пе­реводе Августейшего поэта К. Р. Режиссиро­вал этот спектакль H. Н. Арбатов; в пьесе 38 ролей: 2 женских и 36 мужских; женские роли Донны Изабеллы и Беатриче исполняли В. П. Пушкарева-Котляревская и Д. М. Мусина-Озаровская, все мужские — 36 офицеров Измайловского полка; Великий Князь Кон­стантин Константинович исполнял роль Дона Цезаря — одного из сыновей Донны Изабеллы, Мессинской княгини. В пьесе много музыки: реквием на органе исполнил капитан фон Витт, сигналы, фанфары, марши — хор полко­вой музыки и певчие Лейб-Гвардии Измайлов­ского полка. Государь Император пожелал ви­деть эту постановку и 28 января того же 1909 года спектакль был повторен в Царском Селе в Императорском Китайском театре.

Кульминационным пунктом в деятельнос­ти Измайловского Досуга является постанов­ка мистерии-драмы Великого Князя Констан­тина Константиновича «Царь Иудейский». Спектакль был дан 9 января 1914 года на сцене Императорского Эрмитажного театра в присутствии Государя Императора и 26 чле­нов Императорского Дома. Этот спектакль вышел далеко за пределы обычных товарище­ских встреч и постановок Досуга; именно с это­го дня Измайловский Досуг стал известен все­му культурному Петербургу и даже много шире: спектакль был повторен для предста­вителей русской и иностранной прессы, а вслед затем для членов Императорской Ака­демии Наук.

Спектаклю 9 января, после того, как он был окончательно слажен, предшествовало девять репетиций. Это были подлинные, впол­не оформленные спектакли — в костюмах, со всеми световыми и другими эффектами, с оркестром, хорами и балетом, но они называ­лись репетициями, потому, что они были да­ны до премьеры спектакля, дававшегося Ав­густейшему Хозяину Эрмитажного театра — Государю Императору. На этих девяти репе­тициях перебывал весь светский и культур­ный Петербург, все те, кто только имел возможность получить пригласительные билеты, число которых было ограничено и которые выдавались членами Досуга с большим разбо­ром. Восторженные отзывы о спектакле по­явились не только в крупнейших газетах Пе­тербурга и Москвы, но и в парижских, берлин­ских и лондонских, не скупившихся на похва­лы, как самой драме, так и ее исполнителям. Достаточно сказать, что «Царь Иудейский» был сразу же переведен на 10 иностранных языков.

Подготовка этого исключительного по зна­чению и грандиозности спектакля была прове­дена исключительно тщательно и заняла много времени. Великий Князь работал над этой сво­ей крупнейшей и выдающейся вещью 25 лет. В начале 1912 года он прочел ее на очередном Досуге. Прочитанная с исключительным подъ­емом мистерия-драма произвела на всех при­сутствовавших в этот вечер в обширном поме­щении библиотеки офицерского собрания Из­майловского полка — а их было на этот раз больше 100 человек — громадное впечатление. Энергичный организатор и администратор дра­матических постановок Досуга П. В. Данильченко сразу же загорелся идеей постановки мистерии. Но он отлично понимал, что поста­вить такую вещь можно лишь на сцене настоя­щего театра, лучше всего в Эрмитажном или Китайском, уже известным участникам Досуга по постановкам там «Гамлета» и «Мессинской Невесты». По его предложению и просьбе, Ве­ликий Князь написал Государю о плане по­ставить свое новое произведение — «Царя Иу­дейского», спрашивая, не разрешит ли Его Ве­личество использовать для этой постановки один из Императорских Придворных Театров. Ответ Государя был исключительно милости­вый: Он написал Великому Князю, что «две­ри Эрмитажного и Китайского Театров для Из­майловского Досуга всегда открыты».

Окончательное решение о постановке бы­ло принято после того, как Государь лично про­чел весной 1913 года «Царя Иудейского»; это произвело на Него такое же сильное впечатле­ние, как на всех тех, кто к этому времени позна­комился с этим выдающимся произведением К. Р. Но поднять такую драму, как «Царь Иудейс­кий», с громадным количеством действующих в ней лиц, с хорами, музыкой, балетными но­мерами, сложными декорациями и костюмами, было Досугу не по силам по чисто финансовым соображениям. На первоначальные расходы Великий Князь приказал выдать из своей кон­торы аванс в размере 7.000 рублей. Это было явно недостаточно и секретарь Досуга, тот же П. В. Данильченко, рискнул подать рапорт Ми­нистру Двора, в котором он, ссылаясь на по­лученное разрешение Государя поставить «Ца­ря Иудейского» на сцене Эрмитажного театра,

Командир роты Его Величества лейб-гвардии Измайловского полка

Великий Князь Константин Константинович командир роты Его Величества лейб-гвардии Измайловского полка

просил Министерство взять все расходы по постановке драмы. Великого Князя на себя. Граф Фредерикс доложил на очередном докла­де Государю об этом письме, после чего П. В. Данильченко получил за подписью самого гра­фа Фредерикса письмо с уведомлением, что Его Величеству было благоугодно, чтобы все рас­ходы по постановке «Царя Иудейского» взял на себя Кабинет Его Величества и что директо­ру Императорских театров, В. А. Теляковскому, уже дано распоряжение выдавать ассиг­новки на все расходы по постановке драмы. В том же письме граф Фредерике уведомил, что Государь разрешил Придворному оркестру уча­ствовать в «Царе Иудейском». Вся постановка обошлась в 43 тысячи рублей; был погашен и израсходованный аванс, который Великий Князь не принял, а пожертвовал в кассу Досуга.

Постановка спектакля была поручена H. Н. Арбатову, музыку для драмы написал А. К. Глазунов. Великий Князь Константин Кон­стантинович играл одну из центральных фи­гур мистерии — Иосифа Аримафейского, Пи­лата играл штабс-капитан Герхен (играл без грима); сын Великого Князя, также офицер Лейб-Гвардии Измайловского полка, Князь Константин Константинович играл роль Префекта Когорты, брат его Князь Игорь Констан­тинович, тогда еще камер-паж, играл роль поселянина Руфа. В пьесе две больших жен­ских роли — Прокула, жена Пилата и Иоанна — жена домоправителя Ирода их исполняли известные артистки Александринского театра М. А. Ведринская и Е. И. Тиме. В многочислен­ных ролях мироносиц, рабынь, продавщиц цве­тов, женщин из народа выступали молодые ар­тистки Малого (Суворинского) театра и ученицы Драматических Курсов; балетный номер — та­нец рабынь исполнял кордебалет Мариинского театра, с сольным выступлением балерины Шоллар. Все мужские роли исполняли офице­ры Измайловского полка: в этом спектакле приняло участие 66 офицеров полка. Пьеса бы­ла насыщена дивной музыкой Глазунова, от­лично освоившего тот религиозный пафос, с ко­торым с таким благоговением писал свою дра­му-мистерию К. Р. Музыка Глазунова вклю­чала и оркестровую и хоровые моменты, ис­полнителями которых был Императорский Придворный Оркестр под управлением капель­мейстера Гуго Варлиха, и церковный хор Кня­зя Иоанна Константиновича. И оркестр и хор были невидимы, находясь за сценой. Декора­ции для спектакля написал художник П. К. Степанов, костюмы шились в костюмерной ма­стерской Императорских театров по эскизам ху­дожника Н. А. Клименко.

Спектакль имел потрясающий успех. Как рассказывает в очерке «Лебединая песнь», не так давно скончавшийся писатель Месняев, Государь говорил после спектакля: «Сколь­ко раз я присутствовал в церкви на богослуже­ниях Страстной Недели, но никогда не пере­живал Страстей Господних, как сегодня в теат­ре. Мне приходилось сильно сдерживать се­бя, чтобы не расплакаться». Так говорил Са­модержец, через какие-то четыре года Сам переживший страшную Голгофу.

Государь высказал пожелание, чтобы «Царь Иудейский» был повторен в следующую зи­му. Но летом 14-го года разразилась война, а вскоре на Россию налетел страшнейший ура­ган, от одного воспоминания о котором зами­рает сердце и пробирает дрожь и последствия которого до сих пор сотрясают мир.

Последний Измайловский Досуг состоялся во время войны, в боевой обстановке. Скон­чавшийся в эмиграции офицер полка капитан Фомин вспоминает, что этот Досуг состоялся в конце июня 1915 года в деревне Дзито Холмской губернии; этот Досуг был посвящен памяти скончавшегося 2/15 июня 1915 г., Ве­ликого Князя Константина Константиновича. Капитан Фомин не помнил программы этого последнего Досуга, но поскольку он был по­священ памяти бессменного председателя Досу­га, можно думать, что кем-либо из офицеров был сделан доклад о творчестве К. Р. и роли Великого Князя в жизни и деятельности До­суга, а затем был прочтен ряд его произведе­ний; возможно, что было и спето переложенное на музыку популярное в солдатских кругах стихотворение К. Р. «Умер бедняга».

За рубежом, численно довольно большое в первые годы эмиграции Измайловское Объ­единение, созданное бывшим командиром пол­ка генералом Киселевским, оказалось распы­ленным по государствам всего мира — в Ев­ропе, Америке, Африке. Это обстоятельство не давало возможности возобновить Досуг за границей. Своеобразную попытку сохранить в эмиграции дорогое всем офицерам Лейб-Гвар­дии Измайловского полка имя сделал П. В. Данильченко. Переехав в середине 20-х годов из Германии, где он первоначально обосно­вался в Соединенные Штаты, он стал в Нью-Йорке выпускать скромный журнал «Измай­ловский Досуг». Это был жертвенный подвиг старого Измайловца: в исключительно труд­ных условиях, в свои немолодые годы обеспе­чивая свое существование физическим трудом на фабрике, он сумел выпустить отпечатан­ных на машинке несколько номеров «Измай­ловского Досуга», в которых напоминал сво­им однополчанам славное прошлое доблестно­го полка, его службу Царю и России и бытовые условия жизни полка в предвоенные годы. Ско­лько номеров ему удалось выпустить пишуще­му эти строки неизвестно, — в архиве моего скончавшегося друга их пять.

Г. Др.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (2 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Отзывы читателей

6 Отзывов на ““Измайловский досуг”. – Г. Др.”

  1. Валерий Ольшевский says:

    Спасибо! Блестящий материал.Хотелось бы, чтобы статья была бы опубликована в массовых изданиях! уверен, что пора сделать телепередачу для канала культура и историческому каналу как минимум.Буду рад переписке. Есть интересные материалы , над которыми работаю.
    С уважением, Валерий Ольшевский.

  2. admin says:

    Всегда пожалуйста, в чем бы ни заключалась наша заслуга. На сегодня добавлено менее трети всех материалов, впереди много работы. Поддержка читателей важна как никогда.
    С уважением, Администрация

  3. александр says:

    Спасибо за статью, наткнулся на неё, потому как искал какую-либо информацию про художника Г.Бакмансона, жаль что картинка плохого качества

  4. admin says:

    Картинка с наибольшим разрешением, какое возможно. Таково качество скана, ничего не поделаешь.

  5. Алексей Разгильдеев says:

    Спасибо за статью. Может быть у Вас есть еще материалы о участниках Измайловских досугов. Меня интересует Вадим Петрович Разгильдеев, Герхен, Елагин.

    • admin says:

      К сожалению, нечем порадовать. Некто Елагин упоминается как автор книги о военных маршах и это все.

Добавить отзыв