Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 24th 2017

Номера журнала

Формы одежды и обмундирования музыкантов Императорской Русской армии в 18-м веке. – Юрий Солодков



В 18-м веке так называемая «полковая му­зыка», играла в военной жизни весьма боль­шую роль. Барабаны, литавры, трубы, гобои, флейты и бубны сопровождали солдата от са­мого начала его службы рекрутом до самой старости, даже когда он доживал свой век в полковой богадельне.

В походе пехота под музыку и бой бараба­нов ходила сотни верст, а при атаке, когда пол­ки торжественно наступали на противника развернутым фронтом, играла вся полковая музыка и дробь ротных барабанов угрожаю­ще возвещала врагу, что вот-вот мушкетеры пе­рейдут с громовым ура в штыки. Пока иг­рала музыка и били барабаны во время боя, солдат знал, что дело идет хорошо, что бояться нечего, что даже умереть под музыку не страш­но. Вот и говорилось в старину солдатской по­говоркой:

«Ну если уж умирать — так с музыкой!»

Вспомним и стихотворение Лермонтова, как в нем «дядя», т. е. старый, бывалый солдат рассказывает рекрутам про Бородинский бой и кончает свое повествование:

«Вот смерклось, были все готовы заутра бой затеять новый и до конца стоять… Вот затрещали барабаны — и отступили басурманы. Тогда считать мы стали раны, товарищей считать…»

Литаврщики при кавалерии и артилле­рии, трубачи, барабанщики, гобоисты и «флейщики», а к середине 18 века и всякого рода другие музыканты содержались в полках на особом счету. Полковые командиры гордились своими оркестрами и щеголяли друг перед другом своей музыкой не только во фронтовой службе, но и у себя дома или на многочислен­ных торжествах. Кроме музыкантов, у них со­стояли в полках и хоры певчих для богослуже­ний и церковных парадов.

Гордились «музыкой военной» и в столице, где сам Государь Император или царствую­щая Императрица самолично составляли при­дворные «капеллы» певчих или музыкантов из людей гвардии, в особенности л. гв. Преобра­женского и Семеновского полков. Литаврщиками были часто темнокожие «арапы» из да­лекой Африки в роскошных, подбитых шел­ком кафтанах с позументами, кистями и страу­совыми перьями на белых тюрбанах. Естест­венно, что и всех других музыкантов старались приукрасить в их формах одежды, т. е. выде­лить из общей солдатской массы зеленых каф­танов, — дать им особенно красивый и обра­щающий на себя внимание вид.

Для парадов в столице нередко заказыва­лись литавреннные колесницы, которые богато украшались позолоченной резьбой по дереву, изображающей военные трофеи, Минерву и двуглавых орлов, увенчанных императорскою короною. Одна из этих колесниц сохранилась и до наших дней в военно-историческом музее артиллерии и инженерных войск в Петербурге. Она была создана в ознаменование боевых за­слуг артиллерии в Семилетней войне. Она, кроме постановки литавр, предназначалась для перевозки на парадах знамени 1-го артиллерий­ского полка, роты которого участвовали во взя­тии Берлина нашими войсками. Эта парадная колесница была изготовлена мастерами С. Петербургского арсенала по проекту создателя Зимнего дворца и ансамбля Смольного мона­стыря в Петербурге, знаменитого зодчего гра­фа В. В. Растрелли.

Музыканты царствования Имп. Петра Ве­ликого получили особые нашивки из шерстя­ного басона, которые носились вдоль швов каф­тана и камзола. Барабаны, деревянные, выши­ною в 9 1/2, шириною или в диаметре в 10 вер­шков, окрашивались зеленой краской, ис­пещрялись различными узорами и цветами и имели раскрашенные изображения в крас­ном поле: на одной стороне двуглавого орла, на другой, противоположной, — руки с обнажен­ным мечом, выходящей из облаков. Барабан носили на лосиной перевязи с железным крю­ком, надевавшейся через плечо и застегивав­шейся, позади, пряжкой с запряжником и на­конечником, медными. Флейта и гобой были из пальмового дерева. Литавры драгунских пол­ков эпохи Петра Великого изготовлялись из красной меди и обтягивались наверху кожей, каждая с восемью железными винтами, для натягивания кожи. Делались они по размеру пехотных барабанов и в строю употреблялись не иначе, как с суконными, по цвету кафтанов, «занавесами», украшенными по верхнему и нижнему краям широким золотым или серебря­ным галуном. Трубы были медные и делались по образцу российских войск 17-го века, изве­стных в армии под названием «труб ратного строя» древней русской воинской музыки.

Форма русских военных музыкантов в 18 веке

Слева — направо: 1) Кавалерградский литаврщик 1724 г., гобоист артиллерийского пол­ка 1730 г., музыкант л. гр.. Семеновского полка, 1742-1762 гг., барабанщик лейб-компании 1742-1762 гг., трубач Карабинерного полка 1786-1796 гг.

На коронации Императрицы Екатерины 1-й кавалергарды имели литавры серебряные, каждая с вызолоченным, двуглавым орлом, с восемью вызолоченными же у ринтов украшениями и с кожаной подушкой. Они имели в вышину с ножками 10½ , а в поперечнике 12½ вершков. К ним принадлежали белые за­весы с золотыми галуном, бахромою, 56 ки­стями и Императорскими вензелями в пальмо­вых ветвях и с двуглавыми орлами, шитыми золотом и черным шелком. Трубы, серебряные, имели золотые шнуры и кисти. Мундиры ка­валергардских литаврщиков украшались галу­нами по всем швам. В литаврщики выбирались люди высокого роста и хорошего телосложения.

К середине 18-го века музыкантское обмун­дирование часто изменялось. Его старались ско­лько можно украсить, отчего оно никогда не выслуживало срока и требовало ремонта сверх положения. Сроки же для обмундирования солдат гвардии с 1725 по 1796 гг. были следую­щими: кафтаны, камзол и панталоны полага­лись на два года, епанча на три года и шляпа на один год. После названного срока одежда пе­реходила в частное имущество солдата и ему выдавалась новая казенная форма. Приблизи­тельно до 1730 года в армии и гвардии сущест­вовала т. н. Петровская система обмундирова­ния: одежда приготовлялась портными не по мерке на каждого человека, а вся вдруг, и де­лилась на три разряда: на большой, средний и малый рост. Заводились полковые швальни и в полках старались приучать к работе собст­венных портных. После 1730 года началось т. н. «правильное устройство обмундирования нижних чинов». С того времени каждая рота обмундировывалась своими портными, что рож­дало весьма полезное соревнование одних перед другими. Этот способ «постройки» оде­жды по ротно был причиною, того что к 1735 году полки уже более не нуждались в во­льных портных. Одни закройщики оставались наемными. Камзолы и кафтаны шились теперь на каждого солдата по мерке.

До 1760 года кафтан музыканта не отличал­ся цветом сукна от кафтанов солдат, но с 1760 г. музыканты в Преображенском, Семеновском и Измайловском полках получили красные, а не зеленые, как это было раньше. По борту и всем швам кафтан обшивался широким золотым галуном и был с белой подкладкой. Шля­пы носились с золотым же галуном и плюма­жем из красных перьев. Красный музыкант­ский кафтан оставался и при царствовании Имп. Петра III, причем как ротные, так и хорные му­зыканты, имели красными: кафтан, камзол и штаны, обшитые по-прежнему галуном. Вве­денные в 1762 г. круглые, сшивные обшлага с каждым годом стали делать все меньше, а кам­зол под кафтаном приказано было носить толь­ко зимою, спарывая с него галуны, а весною, когда начинали ходить в одних камзолах, на­шивали их вновь. Впоследствии утвердили форму безрукавных камзолов. Причиною тому было желание по возможности суживать рукава кафтана, с тем чтобы устранить допускаемые прежде складки и сборки, которые происходи­ли от простора одежды первой половины 18-го века. То же служило поводом подвязывать штаны внизу шнурком и плотно натягивать к колену. Галстуков в 60-ых годах 18-го века у музыкантов и солдат было два, один парадный, — из красного «стамеда», другой черный, еже­дневный, — из волосяной материи. В первую половину царствования Имп. Екатерины Вели­кой, до 1786 г., барабанщики пехотных пол­ков и гвардии носили шерстяной басон на во­ротнике, клапанах, полах и всех швах кафта­на и камзола. Музыканты, сверх того, украша­ли им наплечные крыльца и рукава. Шляпы музыкантов обшивались золотым, узорчатым галуном.

Для того чтобы барабан не протирал штанов, даны были телячей шкуры «занавески», кото­рые надевались широким концом по поясу и шерстью вверх. Как видно из весьма инте­ресного, подробного описания «образцового гобоистского мундира л. гв. Семеновского пол­ка» от 10 апреля 1775 года, обмундирование гвардейских гобоистов и барабанщиков к этому времени было доведено до роскоши, столь ха­рактерной и присущей поздней эпохе рококо, накануне последующих, более строгих форм классицизма, проявивших себя в реформе обмундирования российских войск 1786 года князем Потемкиным. Мы приводим описание полностью. Оно находилось в делах л. гв. Се­меновского полка за 1775 год под №433 и бы­ло впервые опубликовано в истории этого полка в 1854 году:

«Мундир парадный: мундир тонкого алого сукна. На нем около воротника выкладки из шелкового басона, голубого и черного цвета с золотом. Петлиц по бортам на каждом по пяти, кистей с золотом и шелком тоже по пяти. На клапанах выложено галуном, а под клапана­ми по две петлицы и по две кисти. Сверх кла­пана по одной кисти. На рукавах обложено по­перек узким басоном семь рядов, кистей по се­ми. На каждом обшлаге по две петлицы и по три больших кисти. По швам, по спине и по борту, сзади и спереди обложено широким ба­соном, а в фалдах узким. Воротник и обшлага из синего бархата, а мундир подбит алым стамедом. К мундиру два эполета, у коих тесьма пополам с серебром и с желтым шелком, а по краям с голубыми полосками. Темляк: в нем тесьма с полосами, по середине малиновой, по сторонам ее золотые и с краев голубые. Кисть сверху золотая, внутри малинового и голубого цвета. Шляпа пуховая обшита золотым широ­ким позументом с городками. Петлица на шля­пе малиновая, оплетенная голубым и золотым трунцалом. Плюмаж шляпы по краям голубого, желтого и белого цвета. Тулья подложена розо­вою тафтою. Султан из красных страусовых перьев. Камзол и штаны белого сукна, подби­ты голубым стамедом, воротник и обшлага светло-синего бархата, обложены узким, золо­тым галуном.

Вседневная форма: мундир вседневный алого сукна, подбитый русским красным ста­медом. Петлиц по бортам по пяти. Вокруг во­ротника, по борту, по клапанам и по рукавам выложено басоном. К мундиру два эполета, такие же как и парадные, но вместо серебря­ных кистей белые, гарусные. Штаны белые, су­конные, а летом коламянковые, с такими-же пуговицами».

Ко вседневной форме гобоиста принадлежал сюртук, заменявший плащ. Сюртук шился из толстого зеленого сукна, однобортный, с косы­ми клапанами на боках. Его подбивали красною байкою. Воротник сюртука, светло-синего сук­на, обшивался узким золотым галуном. Раз­резные рукава делались из алого сукна и об­шивались узким галуном. На них было по одной кисти.

Роскошь форм музыкантских была не толь­ко в гвардии. В армейских полках командиры не стеснялись украшать своих музыкантов ки­стями, галунами и пестрым плюмажем по краям шляпы.

Вторая половина сделанных в царствова­ние Екатерины II перемен в обмундировании начинается с нововведений, произведенных князем Потемкиным в полках его армии в 1786 году. Эти нововведения коснулись того обмун­дирования, которое существовало в России СО времен Петра Великого. Кафтан был заменен короткой курткой с небольшими, подогнутыми полами. Камзол шился совсем без пол и не выказывался из-под куртки. Шляпы заменены были касками с длинным козырьком. Отмене­ны были пудра и букли. Епанча была замене­на шинелью из зеленого сукна, с узким отлож­ным воротником, обшитым в гвардии узким же золотым галуном. Проще стала и форма музыкантов, которые сохранили лишь на скромных своих куртках поперечные нашив­ки на рукавах и по всем швам.

Все это принято было в армейских полках. В гвардии же не сразу соглашались на подоб­ные перемены, столица не поддавалась таким реформам, которые угрожали лишить ее рос­коши и блеска. Гвардейские офицеры состав­ляли разные проекты, клонившиеся к тому, чтобы отыскать что-либо среднее между преж­ним и новым обмундированием. В конце концов обмундирование гвардейских полков изменилось только в мелочах, в сущности же осталось то же до самой кончины Императ­рицы. К числу незначительных перемен в форме гвардии после 1786 года, когда вся ар­мия стала носить совершенно новую, скром­ную. но для солдата удобную форму, принад­лежали: 1. более узкие кафтаны, чем рань­ше. Воротники шились высокие. Пуговицы кафтана делались плоскими и большими.

2. Шляпы делались гораздо выше. Их носили с султаном: из красных перьев, вставленных между тульею и полем у музыкантов и бара­банщиков, а из черных перьев — у солдат.

3. Барабанщики и музыканты получили каф­тан красного цвета с зелеными лацканами, та­кого же цвета воротником и обшлагами. Наплечники, или «крыльца», у Преображенцев и Измайловцев были красными, как и кафтан, а у Семеновцев синего цвета. Нашивки дела­лись из белого галуна с разноцветными разво­дами.

На этом и закончился 18-й век, век с литавренными колесницами, пудрой и буклями, шел­ком и бархатом на кафтанах музыкантов. Им­ператор Павел 1 уже не принес ничего и своим возвращением к мундирам Петра III, парикам и косам не смог удержать уходящего времени. Наоборот, это реакционное поведение монарха вызвало неудовольствие в войсках, а те, кто в 1786 году еще не хотели согласиться с новов­ведениями князя Потемкина, теперь уже смея­лись над роскошью музыкантских кафтанов и были всецело за удобную и белее скромную форму.

Юрий Солодков

Материалы: История л. гв. Семеновского пол­ка. Карцов. СПБ. 1854 г. «Музей артиллерии и инж. войск». А. А. Бумагин, Ленинград 1964. История одежды Российских войск. Висковатов СПБ. 1899 г.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв