Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday July 2nd 2022

Номера журнала

НЕИЗВЕСТНЫЙ ГРЕНАДЕР. – П. СУШИЛЬНИКОВ



Эпизод из Первой Мировой Войны.

Командир Астраханских гранадер получил телефонограмму с артиллерийского наблюдательного пункта, что с неприятельской стороны к нам переплывает через Вислу какой-то человек.

Когда командир, с группой офицеров, подошел в берегу, человек этот уже подплывал, хотя видимо терял силы. Вдруг он поднял руки и скрылся под водой, фуражка его осталась на поверхности и плыла темным пятном. Несколько гренадер сбрасывая на бегу шинели, побежали вниз по течению с целью перехватить утопающего. Но он сам показался из воды, достав ногами дно.

«Достал дно… достал дно…» — радостно закричали из нашей группы. Человек приближался вброд. Вода доходила по грудь, но с каждым шагом более четко вырисовывалась его могучее нагое тело. Вот он вышел на берег и направился к нашей группе. От него валил пар. Была вторая половина окрября и по Висле уже шло «сало».

Остановившись в трех шагах от командира, он снял с шеи пузырек на шнурке и, передав его, отрапортовал: «Ваше высокобрагородие. Донесение от капитана Згурского».

«Спасибо за молодецкий поступок.» Но… ответа командир не получил. Голый гренадер широко раскрыл рот, взмахнул руками и упал. Доктор и фельдшер бросились к нему. Он был мертв.

«Сердце не выдержало». – определил врач.

В извлеченном из пузырька донесении капитана Згурского было изложено положение его отряда, поясненное обстоятельными кроки. Положение это было критическим. Он сидел в заброшенных каменоломнях и каждую минуту бог быть открыт противником, у которого находился в тылу. Патроны были на исходе. Командир тут же написал полевую записку с предложением Згурскому оставаться на месте. Не рисковать переправой на наш берег, а ждать нашего перехода и тогда присоединиться к полку.

Из группы, окружавшей командира, вышел гренадер и обратился к нему:

«Ваше высокоблагородие, дозвольте мне доставить это донесение.»

«Как же ты это сделаешь?»

«Как переплыву Вислу – найду одежду покойного, а может и винтовку и буду пробираться к каменоломням. Бог даст и найду отряд.»

«Ну что ж, с Богом, отправляйся. Да вот хлебни немного, чтобы не застыть, а остальное как переплывешь.» — и командир протянул ему фляжку с коньяком.

Не смутило храбреца что в пяти шагах лежит еще неубранный труп погибшего при исполнении такого же рискованного подвига. Быстро раздевшись, поручив одежду своему земляку, одев на голое тело подсумки с патронами, через плечо патронташ, на шею пузырек с донесением и фляжку с коньяком, перекрестившись, он с разбегу бросился в воду и поплыл саженками. По его манере плять видно было, что он питомец одной из русских рек.

Плыть приходилось против течения и его немного сносило.

Но вот он вышел из воды и пошел по берегу, пригибаясь в кустах. Пройдя шагов триста, сел и начал одеваться – нашел одежду. Помахав в нашу сторону фуражкой, скрылся в зарослях.

История не сохранила имени погибшего. Надвинувшикся события: переправа через Вислу и ряд упорных боев, во время которых отряд Згурского пробился к полку, заслонили этот доблестный эпизод.

Над наскоро вырытой в сыром песле могилой, над мутной Вислой, благоговейно склонились командир, офицеры перед прахом великого русского солдата, смертью запечатлевшего свой подвиг. С кадильным фимиамом вознеслась молитва нашего духовного отца о Вечной Памяти Воину: «имя же его Ты, Господи, веси».

П. СУШИЛЬНИКОВ.

Добавить отзыв