Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 23rd 2017

Номера журнала

ТАВРИЧЕСКИЕ ГРЕНАДЕРЫ. – В. Н. Биркин



(из неизданной рукописи полковника В. Н. Биркина «Великая война и революция»)

Таврические гренадерыНигде жизнь не проно­сится с такой быстротой, как на войне. Никогда в мирной жизни нет таких внезапных и острых смен событий, имеющих ко­лоссальный размах, на концах которого написа­ны два коротких, но зна­чительных слова: смерть и жизнь…

В это короткое пребы­вание в резерве, начав­шееся 10 декабря 1916 го­да, события шли особенно учащенно одно за другим. Прошел неизвестно откуда то слух, что собираются формировать не то четвертую гвардейскую дивизию, не то це­лый второй гвардейский корпус. В него должны войти и несколько гренадерских полков, из на­иболее отличившихся. В это число попадает и наш полк, сделавший себе имя знаменитыми бо­ями у Тарнавки. Они были тяжелые и крова­вые. Желая помочь отходившим австрийцам, немцы обрушились на наш правый фланг, где и находился наш Гренадерский корпус. Бои бы­ли чрезвычайно упорные. То немцы теснили наш корпус, — ему приходилось отходить, то гренадеры переходили в наступление. Один из таких боев застал Таврический полк на поле, отбивающимся от наступления немцев. Полк лежал. Немцы открыли по нем ураганный огонь, и наши штабы с ужасом наблюдали за страш­ным местом, где лежал полк, буквально кипев­шим от разрывов гранат, чемоданов и шрапнели.

Полк лежал…

Немцы, не переставая, громили полк и все больше сближались с ним для перехода в шты­ки. Положение становилось критическим. Ре­зервов не было. В это время командир полка об­ходил полк. Не обращая внимания на огненные фонтаны, вздымавшиеся над полком, презирая сплошной свист пуль, несшихся от немцев, пол­ковник Сурин медленно шел от правого фланга к левому, прямо перед носом лежавших грена­дер, переступая через их винтовки. Он накло­нялся почти к каждому гренадеру и кричал, что когда он, командир, выйдет вперед и махнет шашкой, чтобы полк дружно кидался в атаку, в штыки.

— Понял? — кричал он гренадерам, стараясь перекричать шум боя.

— Так точно! — отвечали ему гренадеры, с восхищением смотря на своего бесстрашного ко­мандира.

Они любили его за постоянную заботу об их питании. Даже в дни самых тяжелых боев каж­дый вечер гренадеры получали положенную го­рячую еду. Никто не смел и заикнуться, что об­становка боя мешала, дескать, подвезти кухни. Командир в этом отношении был непреклонен и суров, жестоко разнося даже и своих бата­льонных. И не только за это любили гренаде­ры своего командира. Каждый знал его, посто­янно видел в боях в самом пекле, уважал и це­нил его. Даже во время этого страшного обхо­да, под градом свинца и стали, гренадеры забы­вали об опасности и пытались вскакивать перед командиром, но его рука прижимала гренадера к земле и, наклонясь к его уху, полковник кри­чал, как надо броситься в атаку. Каждому офи­церу объяснял он его задачу.

Прошел по фронту, повернул обратно и залег перед серединой полка…

Немцы часа два били по полку и вдруг, пре­кратив бомбардировку, встали и пошли в ата­ку. До них было шагов четыреста. В ту же ми­нуту встал и командир полка. Не обернувшись к своему полку, не крикнув ни слова, он пошел прямо на немцев. В первое мгновенье, полк да­же не сообразил, в чем дело. Но вот кто-то крикнул «ура!!!» Весь полк вскочил, в одно мгновенье опередил своего командира и ринул­ся на немцев… Храбры немцы и многое могут вынести, на западном фронте, у союзников, они выносили такие ужасы, что и не снились нашим солдатам, но только никогда не могли устоять перед нами в штыковой схватке. Всегда и неиз­менно обращались в бегство. Побежали и те­перь. Полк понесся за немцами, а сзади греме­ло ура и бешено аплодировали артиллеристы и штабы.

Много было у нас боев. Случилось раз, что полк вышел из боя в составе командира, адъю­танта, прапорщика Полуйчика и семидесяти пя­ти гренадер. Полк прослыл «твердым», и ник­то не удивился, что его считают кандидатом на перевод в гвардию.

В. Н. Биркин

Добавить отзыв