Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday December 13th 2017

Номера журнала

СТОХОД. – Оношкович-Яцына



К 50-летию славного кровопролитного боя Гвардии 15-го июля 1916 года

1-ый и 2-ой Гвардейские корпуса были в 11-дневный срок переброшены из резерва Западного фронта на Юго-Западный фронт и вошли в состав Особой Армии, в которую также входили 1-й и 30-й армейские корпуса, под общим командованием генерал-адъютанта генерала-от-кавалерии В. Безобразова.

Дословно помню первую часть приказа по войскам Особой Армии, изданного 15-го июля:

«Славные войска Гвардии и их доблестные соратники, войска 1-го и 30-го армейских корпусов! Сегодня, в день Св. Владимира, вам предстоит огнем и мечом проложить дорогу к древнему Ковелю и освободить искони русские земли Волыни от вражеского нашествия.

Ваши седые знамена и штандарты будут с гордостью взирать на ваши подвиги!»

Несмотря на сверхъестественную доблесть частей, проявленную в необычайно тяжелых условиях местности — открытое продвижение по вязкому болоту — только первая часть задания была выполнена занятием всего неприятельского плацдарма на правом берегу Стохода. Было взято 7.000 пленных, 46 орудий и много пулеметов, но Гвардия оставила на поле боя 30.476 своих офицеров и солдат.

История этого исключительно трудного боя была уже неоднократно написана историками, имевшими в своем распоряжении исторические материалы обеих воевавших сторон; в частности, в 3-м томе «Кирасиры Его Величества 1916-1917 рода» стр. 31 по 61, бой на Стоходе описан подробно и нет надобности анализировать его заново.

В июле 1916 года я временно исполнял должность полкового адъютанта Лейб-Гвардии Кирасирского Его Величества полка и сопровождал командира полка, Свиты Его Величества генерал-майора князя M. М. Кантакузина, графа Сперанского, в его объезде штабов дивизий с целью проверки постов летучей почты, высланных от нашего полка. Общая обстановка была мне известна и потому я хочу внести существенные поправки к статье Я. Демьяненко, напечатанной в № 80 «Военной Были» под заглавием «Река Стоход и Рудка-Червищенский плацдарм».

Приложенная к статье схема ничего общего с действительностью не имеет. К северу от железной дороги Луцк-Ковель находился не 3-й туркестанский корпус, а 30-й армейский (71-я и 80-я пехотные дивизии), южнее его — 1-й армейский корпус (22-я и 24-я пехотные дивизии) и лишь дальше на юг, от колонии Мариановка до деревни Курган, оба Гвардейских корпуса. Позиции противника, описывая полукруг, захватывали колонию Переходы, деревню Райместо, Ясеневку, Трыстень, Владимировка, Апполония, Щурин, Руда и урочище Жуки. На правом фланге расположения частей Гвардии Стоход был в двух верстах, а на левом — в двенадцати. Читая статью Я. Демьяненко, можно получить впечатление, что русские и австро-немцы стояли друг против друга на обоих берегах Стохода. На самом же деле Гвардия имела перед собой обширный, прекрасно укрепленный плацдарм с очень трудными к нему подступами из-за болотистой открытой местности.

Посылка двух офицеров генерального штаба для разведки проходимости Стохода относится к области легенд. Раз был плацдарм, то были и переправы. Автор статьи, офицер 4-й финляндской стрелковой дивизии, входившей в состав 3-ей Армии, выносит строгое суждение о высшем командном составе Гвардии, от которой его отделяли два других армейских корпуса. Какие у него были данные для такой оценки?

По прошествии стольких лет, после подробных статей генерала Геруа, можно сделать следующие выводы:

Операция была подготовлена и разработана в Ставке Верховного Главнокомандующего и генерал Безобразов только исполнял приказ свыше;

Атака плацдарма на правом берегу Стохода была логичной, ибо давала возможность в случае успеха на плечах противника форсировать преграду, используя существовавшие переправы. Еще логичнее было рвать фронт южнее, где Стоход не был преградой, но это отдаляло бы фронт от железной дороги;

Предполагалось, что на австрийском фронте мы встретим австрийцев и венгров. На самом деле мы столкнулись с германскими войсками, переброшенными с Соммы. Я лично допрашивал немецких офицеров вечером 15-го июля;

Благодаря их сильной авиации небо принадлежало немцам и воздушная разведка противника за 11 дней, в течение которых происходила переброска наших двух корпусов, могла точно осведомить свое командование о подготовлявшемся ударе и его направлении;

Перевес в Артиллерии с нашей стороны был недостаточным.

Местность была особенно трудной из-за болот и, как я дальше укажу на примере, артиллерия была лишена, в некоторых случаях, возможности поддержать свои части, стреляя на пределе и не имея впереди другой позиции.

Я хотел в этой заметке ответить на статью Я. Демьяненко, сделав к ней нужные поправки, но я рад и представляющейся мне возможности в день 50-летия боя на Стоходе помянуть тех, кто героически положил свою жизнь за Царя, за Отечество и за свои родные полки. Мне хочется добавить и мое свидетельское показание во славу 1-го батальона Лейб-Гвардии Волынского полка. Волынцы выполнили возложенную на них задачу, дошли до Стохода, перешли реку и взяли на том берегу Витонеж, закрепившись на высоте к северу от него. Высота клубилась от разрывов снарядов, но батальон держался. Я видел это в бинокль, находясь с командиром моего полка на батарее 3-й Гвардейской артиллерийской бригады. Телефонист громко передавал сообщения с того берега Стохода и я запомнил то, что с волнением слышал: «Немцы идут в атаку! артиллерия — огонь!», «Легкая бьет по своим, тяжелая — хорошо!», «Легкая, прекратить огонь по своим!» В бинокль были ясно видны черные точки, в одиночку, затем — группами, отходящие к Стоходу. Вдруг все встрепенулись: телефонист закричал «Рота Его Величества пошла в штыки!» Все мы закричали «ура!» и слезы покатились у меня градом из глаз. «Немцы бегут, немцы бегут!» кричал телефонист. Смотрю все время в бинокль и вижу, черные точки идут назад…

Высота была удержана до ночи 17-го июля и 1-й батальон был затем отозван на правый берег.

Имя командира роты Его Величества Лейб-Гвардии Волынского полка, получившего за этот подвиг орден Св. Георгия, — поручик Запольский.

Из этого примера видно, как гвардейская часть форсировала Стоход и укрепилась на левом его берегу, но из-за удаленности ближайших возможных позиций, наша легкая артиллерия была лишена возможности поддержать Волынцев своим огнем. Орудия стояли на опушке леса, фактически — на открытой позиции, и в трех шагах от них начиналось болото. Даже стреляя на пределе, с подрытыми хоботами, наши 3-х дюймовки били по своим.

На этом я закончу мои воспоминания об этой достопамятной операции, в которой мой полк, в составе пяти эскадронов, по крику «кавалерия, вперед!» бросился на переправу у острова Волосского, где первые же эскадроны провалились на подорванному мосту, потеряв много лошадей, главным образом — в Лейб-эскадроне, шедшем в голове.

Все честно выполнили свой долг в этом злосчастном бою и много наших офицеров и солдат легло в болотах Волыни. Наш прямой долг в день 50-летия боя на Стоходе вспомнить их, исполнивших свой долг до конца.

Ротмистр Оношкович-Яцына


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (2 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв