Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 24th 2022

Номера журнала

НА ПОЛИГОНАХ. – В. Милоданович



Императорская Российская армия, 1913 или 1914 год… Шубковский полигон близ г. Ровно, Волынской губ. Стреляет кап. М., 5-ой артилл. бригады, по окопу. Руководитель приказывает дежурному члену Мишенного комитета пустить подвижную цель, батарею.

Такая цель, конечно, имеет преимущество перед неподвижной (которая не убежит), а пото­му стреляющий, заметив ее, должен момен­тально оставить предыдущую, наброситься на подвижную и уничтожить ее, пока еще не успе­ла скрыться. Стреляющий обязан поэтому ви­деть не только то, на что в данный момент стре­ляет, но вообще все, что нужно, и поэтому рас­поряжение о пуске подвижной цели делалось так, чтобы стреляющий о нем не слышал. В данном случае, капитан, увлеченный своей стрельбой, появления батареи не заметил.

— «Вы не видите ничего особенного?» — спросил его тогда руководитель. Капитан огля­нулся и «опомнился».

— «Батарея», — сказал он. — «Переношу огонь на нее», — и сейчас же скомандовал: «ле­вее 60!» И все почувствовали, что «60» мало! Это «60», пожалуй, даже годилось бы, если бы снаряды разорвались в цели в момент коман­ды. Но этого, конечно, не бывает. Должно прой­ти еще существенное время, пока орудийная прислуга исполнит эту команду, а равно и все прочее, что капитан еще должен скомандовать, наведет орудия и выстрелит, и в конце концов, снарядам тоже нужно время долететь. Ничто не делается моментально, а «неприятельская ба­тарея» не ждет, но едет и едет дальше!

После подачи команды, это стало ясно и ка­питану.

— «Отставить!» — скомандовал он, «левее 80!!» и это было опять нехорошо, опять мало, приняв в расчет, что батарея уже проехала не­которое расстояние, И капитан скомандовал: «Отставить! Левее 100!»

Увы, это было бы уместно в качестве первой команды, но не теперь. К тому же батарея уже шла рысью и надо было торопиться. Капитан это тоже сообразил, с хроническим опозданием:

«Отставить! Левее 120!» Увы, надо было по крайней мере 200!

— «Отставить!» — раздалось еще раз: «Ле­вее 160!» Батарея шла галопом… — «Отставить! Левее 180!» — «Отставить!»… но подать еще раз команду «левее» уже не стоило: батарея скрылась за холмом!

Капитан с виноватым видом повернулся к начальству. Генералы только улыбнулись и развели руками. Прочие тоже улыбались, в границах, позволительных в присутствии на­чальства.

Там же и примерно в том же сезоне… Стреля­ет поручик Пандазидис, грек, уроженец Галли­поли, бывший турецкий подданный, бывший послушник на Афоне, а тогда — почти 40-лет­ний поручик 32-ой арт. бригады, весьма вну­шительных размеров. Поручик говорил прево­сходно по-гречески и по-турецки тоже, и гораз­до хуже по-русски, между прочим, выговаривал «с» вместо «ш».

Перед открытием огня, стреляющий должен указать цель, понятно для присутствующих. Это надо делать в нескольких словах, коротко и ясно, но далеко не все на это способны. И вот Демосфен Степанович начал так:

— Прямо перед батареей «груска». Правее «шесть» «палец» — «горуска», правее три «па­лец» — другая груска», правее два «палец» — вторая «груска», правее четыре «палец» — тре­тья «горуска», правее»…

— «Поручик Пандазидис!» — перервал его командир 32-ой арт. бригады генерал-майор М. Н. Промтов: «Скажите, пожалуйста, сколько этих грушек и горушек у вас еще имеется в за­пасе?»

— «Еще только одна, Васе Превосходитель­ство», — ответил поручик.

— «Почему вы не начали прямо с нея?» — иронически спросил генерал.

В. Милоданович

Добавить отзыв