Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Хроника «Военной Были» (№ 74)



ТВЕРСКИЕ ДРАГУНЫ МАЛЬЦОВ И ГРЕЧИШНИКОВ

5 августа 1810 г., во время осады Рущука, унт.-оф. Мальцов, рядовой Денисов и фурман Гречишников были посланы для приискания пастбища для подъемных лошадей. Неожидан­но напали турки, захватили их в плен и при­вели к Мухтару Паше. На все распросы о на­ших войсках тверцы упорно не давали отве­тов. Тогда разгневанный паша приказал зако­вать их в кандалы и отправил к своему отцу Али-Паше, в Янину. Там, в течение восьми ме­сяцев они томились в цепях в подземной тем­нице и их назначали на самые тяжелые рабо­ты.

Унт. оф. Мальцов все время ободрял това­рищей, уговаривая их не отчаиваться и рабо­тать как можно усерднее. Наконец, Али паша, заметив постоянное трудолюбие и хорошее по­ведение пленных, приказал снять с них око­вы, облегчил их участь и, неоднократно, то ла­сками, то угрозами пытался склонить их к принятию Ислама. Однако, уговоры его не увенчались успехом. Тверцы ни за что не со­глашались изменить православной вере.

Вскоре паша разослал их по своим дерев­ням, причем Мальцову, пользовавшемуся его особым расположением, он поручил свой кон­ский завод. Несмотря на отличное содержание, Мальцов и Гречишников, жившие в одной и той же деревне, воспользовались слабостью надзора и бежали… на Афон, в один из бога­тейших греческих монастырей.

Своим трудолюбием и отличным поведени­ем Тверцы и здесь заслужили общую любовь и уважение. Когда впоследствии за беглыми пленниками явилась команда турецких сол­дат, то монахи подкупили их начальника, дав ему тысячу пиастров, и спасли своих едино­верцев от возврата в неволю.

В 1812 году приезжие купцы привезли на Афон известие о заключении мира между Рос­сией и Турцией. Мальцов тотчас же обратил­ся к настоятелю монастыря с просьбой отпра­вить их с Гречишниковым домой. Ни увере­ния, ни просьбы всей братии, ни привольная жизнь в богатом монастыре — не могли удер­жать верных своей присяге драгун, перед но­вой великой войной стремившихся в свой полк. Игумен приказал переодеть их в мона­шеское платье, снабдить деньгами и благосло­вил на дальний путь. После долгого путешест­вия, Мальцов и Гречишников добрались, на­конец, до Герцогства Варшавского и 13 марта 1813 г. явились в свой полк, стоявший в это время в селе Туржно, принимая участие в бло­каде крепости Торн.

Шеф полка ген. майор Бердяев тотчас же возбудил ходатайство перед Генерал-Инспек­тором всей кавалерии Великим Князем Кон­стантином Павловичем о награждении возвра­тившихся из плена. По представлению Его унтер-офицера Мальцова произвести в офи­церы, а фурмана Гречишникова — в унтер-офи- ры, а фурмана Гречишникова — в унтер-офицеры, предоставив им право — остаться на службе или быть уволенными домой. Восполь­зовавшись Царской милостью, оба они избра­ли последнее.

Тверец Г. Танутров

КУТУЗОВ ЗАПОРОЖЕЦ.

…Уместно будет упомянуть что военачаль­ники Росийской Армии в рядах которой воева­ли запорожцы в войнах 1736-39 и 1768-74 гг. были обычно высокого мнения о боевых каче­ствах запорожцев и считали для себя честью быть зачисленными в списки Войска Запорож­ского. В делах Коша Запорожского, сохрани­лось несколько десятков копий «аттестатов» выданных разным лицам о зачислении их в списки Войска. Один из них на имя подполков­ника М. И. Кутузова, будущего Главнокоман­дующего в Отечественной Войне. Аттестат этот гласит: «По ево, подполковника Михаила Илларионовича Кутузова желанию, войска За­порожского низового, в курень Крыловский принять и для всегдашнего его при сем войске исчисления в компуты войсковые выписать и для верности в том и сей аттестат ему № 127, при подписи нашей и войсковой печати выдать повелели из Коша 1773 года генваря 30 дня.»

извлек И. Ф. Рубец.

ГЕНЕРАЛ ЛЕЧИЦКИЙ — КОМАНДИР XVIII АРМ. КОРПУСА в 1908-1910 гг.

Во время одной из боевых стрельб 93 пехотного Иркутского полка в г. Пскове, на Гарнизон­ном стрельбище, за р. Великой, внезапно полил дождь, как из ведра. Генералу Лечицкому по­дали пальто но тот отказался и провел всю стрельбу в кителе, почему и весь полк не одел шинелей во все время стрельбы. Все, конечно, до нитки промокли но генерал Лечицкий ска­зал: «Нужно в мирное время привыкать делать то что может случиться в военное.»

Никогда, генерал Лечицкий не говорил ни­кому в какой полк он идет. Появлялся внезап­но в расположении полка, приказывал бить тревогу и с часами в руках ожидал сбора полка а затем уже или «благодарил» или «разносил».

П. Нечаев

К СТАТЬЕ ВЛАДИМИРА ФОН-РИХТЕРА «С СИБИРСКИМИ СТРЕЛКАМИ»

(«Военная Быль» № 72).

К этой статье Редакцией получены допол­нительно следующие документы:

1) Копия приказа войскам 2-ой армии Запад­ного фронта от 13 мая 1916 г. за № 127

«На основании п. 2 ст. 415 положения о по­левом управлении войск в военное время и ст. ст. 25 и 121 Статута Императорского Военного Ордена Св. Великомученика и Победоносца Ге­оргия и, причисленного к нему, Георгиевского Оружия, оказавший особо блистательные под­виги мужества и храбрости и удостоенный Ду­мой — награжден Орденом Св. Георгия IV ст. 1916 г. мая 13 дня Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон- Рихтер Владимир».

2) Выписка из Приказа № 56 от 30 января 1916 г. по 10-й Сибирской стрелковой дивизии

Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон-Рихтер Вла­димир представляется мною к награждению Ор­деном Св. Георгия IV ст. на основании п. п. 9, 19, 24 и 26 Георгиевского Статута.

Для потребного от меня доклада о состоянии и действиях дивизии по 22 января 1916 г. — од­ной из важнейших задач кроме проверки задач, кроме проверки сил и расположения врага, бы­ло выяснить в чем заключается работа немцев на берегу озера Нароч, как изменилась здесь их сторожевая служба и насколько основательно их заграждение поперек озера. Уже освоивший­ся с противником и с местностью, по предшест­вовавшим разведкам, поручик Рихтер двинулся из деревни Готовой и проник в тыл противника на 10,5 верст. В итоге: а) при обстановке иск­лючительной трудности и такой же опасности, произвел разведку неприятельского укрепле­ния и устроенных перед ним препятствий и про­ходов через них, в глубоком тылу противника (п. 19 ст. 8 Георгиевского Статута), б) первый ворвался в укрепление и тем увлек за собою других (п. 24 ст. 8), в) подвергаясь опасности, взрывами уничтожил землянку, укрепление и ее защитников; убиты 25 немцев, остальные взяты в плен и приведены в наше расположе­ние (п. 26 ст. 8), г) будучи тяжело ранен и угро­жаем сильнейшим противником, отказался о г сдачи в плен, принимал участие до последнего мгновения в ведении боя, вывел из него свое­временно всех людей, как 4-х тяжелораненых так и 3-х легко и не оставил врагу трофеев (п. 9 ст. 8).

Я уже свидетельствовал исключительные мужество, храбрость и доблесть поручика фон- Рихтера, в исполнении им особо важных и от­ветственных служебных поручений. В данном случае, такое поручение выполнено в условиях наиболее трудных, запечатлено кровью и, буду­чи вполне успешным, принесло несомненную пользу в деле изучения врага и истребления ча­сти его сил и средств. Самый отход с места из­биения врага: сначала вывел пленных, затем вывел всех своих раненых и последним вывезен был, держась руками за винтовку, поручик Рихтер. Отход продолжался под огнем против­ника с 3-х ч. ночи до 8Vг ч. утра. Все это делает набег поручика фон-Рихтера готовым примером для учебников тактики в будущем. Командую­щий армией, на докладе ему о разведке, поло­жил пометку: «Молодцы — дать 5 медалей». Командир корпуса прислал командиру 37 Си­бирского стрелкового полка телеграмму: «Сер­дечно рад и признателен за лихую и полезную разведку Ваших молодцов разведчиков; в вос­торге от непервой уже лихой разведки поручи­ка Рихтера. Передайте душевную благодарность и пожелание полного выздоровления от полу­ченного ранения. 1260/а. Сирелиус». Кроме того, достойные герои из нижних чинов награждены: двое — Георгиевскими крестами II ст., пять — III степ., девять — IV ст. и трое — Георгиевски­ми медалями IV ст.. Приказ этот прочесть во всех ротах, батальонах и командах дивизии. Ге­нерал-майор Елчанинов. За начальника штаба капитан Шепель».

За эту блистательную разведку, поручик фон-Рихтер был награжден и Орденом Св. Ге­оргия IV ст. и Георгиевским Оружием.

К статье К. М. Перепеловского «Киевское В. К. Константина Константиновича военное училище, в № 72 журнала «Военная Быль»

Сергиевское Артиллерийское училище так­же не прекращало ни на один день своего слу­жения Царю и Родине. Основано оно было в 1913 году и прекратило существование в Бол­гарии в 1921 году. Этапы его служения: Одесса, Севастополь, Крым, Галиполи и Болгария.

Старый Сергиевец

ОТ РЕДАКЦИИ.

В статье А. М. Юзефовича «Оборона Порт- Артура», по вине редакции, были допущены следующие ошибки: на стр. 7 напечатано «по четыре фунта» следует читать «по четверти». На стр. 8 «на фронтах» вместо «на фортах» и 119.000» вместо «110.000». Среди указанных бо­лезней пропущен «тиф.»

В статье г-на В-Б. К. «Генерал Платон Алек­сеевич Лечицкий», в № «ВОЕННОЙ БЫЛИ», указано что деревню Баламутовку (в Буковине) брали 1-я Донская и 10 кавалерийская дивизии. Исторически, это было не совсем так. Деревню Баламутовку брала 1-я Кубанская пластунская бригада под командованием доблестного гене­рала Генерального Штаба Гулыти, в то время влившаяся в состав 3-го кавалерийского кор­пуса генерала графа Келлера, входившего в состав 9-й армии генерала Лечицкого.

Указанные выше кавалерийские дивизии только преследовали противника уже выбитого из укрепленных позиций деревни Баламутовки нашей 1-й Кубанской пластунской бригадой. Находящийся в настоящее время в Париже войсковой старшина Зайцев и я лично участво­вали в этом бою, в составе 2-го Кубанского пла­стунского батальона. Во имя исторической пра­вды, я очень прошу Вас, господин Редактор ис­править эту неточность и тем отдать должное доблестным частям 1-й Кубанской пластунской бригады.

Кубанского казачьего войска есаул Толбатовский

К СТАТЬЕ А. БРОФЕЛЬДТА «О КАДЕТСКИХ КОРПУСАХ» в № 67 «ВОЕННОЙ БЫЛИ».

В дополнение, могу добавить следующее: Ташкентский Наследника Цесаревича Алексея Николаевича кадетский корпус ведет свое на­чало от четырехклассной Ташкентской Подго­товительной Школы, готовившей мальчиков к поступлению во 2-й Оренбургский к. к. Погоны эта Школа носила с желтым кантом и шифров­кой «Т. Ш.». Школа была переименована и пе­реформирована в 1900 г. в корпус, которому дан малиновый прибор, на погоне — Т. к. к. и, нако­нец, в 1904 году, корпус получил Шефство На­следника Цесаревича Алексея Николаевича. На малиновый погон был дан трафарет славянская буква «А» а 1-я рота наименована Ротой Его Высочества и получила такой же но серебря­ный накладной вензель на погоны.

П. Полянский

К статье В. фен-Рихтера «С Сибирскими стрелками», в № 72.

По вине Редакции, в статью вкралась ошибка: генерал-лейтенант фон-Рихтер командовал не IV а VI армеиским корпусом.

К СТАТЬЕ «ЗАНЕСЕНИЕ В СПИСКИ» (см. «Военная Быль № 67)

Приказом по военному ведомству № 689 от 24 ноября 1906 г. ВЫСОЧАЙШЕ были занесе­ны в списки 241 го резервного Орского батальо­на, следующие чины 241 го пехотного Орского полка, спасшие в Мукденском сражении пол­ковое знамя:

унтер-офицеры Виноградов и Шестяев и ря­довой Лебедев.

Знаменщик унтер-офицер Лев Виноградов, будучи тяжело ранен, передал знамя рядовому Николаю Лебедеву, с просьбой его спасти. Ле­бедев тесаком отделил полотнище от древка и, не смотря на то, что во время этой работы, не­приятельская пуля перебила ему руку, успел спрятать знамя под солому, в то время когда ун­тер-офицер Шестяев зарывал в землю древко и чехол от знамени.

Через два дня, находясь в плену, на месте боя, раненый Лебедев просил товарищей от­рыть знамя и передать ему, что и было успеш­но исполнено. Лебедев зашил полотнище в ки­тайскую куртку, которую одел под свой мун­дир. Находясь в Японии, в лагере для военно­пленных, солдат спрятал знамя в двойное дно сундука, где оно и хранилось до окончания вой­ны. Вернувшись в Россию, рядовой Лебедев представил по начальству спасенное им знамя.

20 февраля 1910 г. 241-й Орский резервный батальон вошел в состав 191 го пехотного Ларго-Кагульского полка, но, как ни странно, име­на Виноградова, Шестяева и Лебедева, в полко­вые списки занесены как будто бы, не были. Во всяком случае Справочная Книжка Император­ской Главной Квартиры о них не упоминает.

С. Андоленко

К СТАТЬЕ «Судьба знамен армии генерала Самсонова» в № 72 «Военной Были».

Со слов, ныне покойного, поручика С. Офросимова, служившего в 143 пехот. Дорогобуж­ском полку, могу сообщить следующее: Офросимов был ранен в ногу и группа солдат его ро­ты пробиралась лесом, неся на руках раненого офицера. Случайно они встретили в лесу дру­гую группу солдат, с унтер-офицером их же полка. Унтер-офицер имел на себе знамя полка, которое и передал поручику Офросимову. Всем им удалось пройти к своим, где знамя и было передано по начальству.

В. Годелюк

Добавить отзыв