Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday December 16th 2017

Номера журнала

Помощь Черноморского флота союзникам в войну 1914-17 гг. – Г. фон-Гельмерсен



19 февраля (нов. ст.) 1915 года командующий Черноморским Флотом адмирал Эбергард получил из Ставки следующее извещение: «В скором времени англо-французский флот предполагает высадить армейский корпус и предпринять комбинированные действия в Дарданеллах. Русский флот будет ему содействовать демонстрациями в Босфоре параллельно продвижению союзников. Эта операция будет продолжена, возможно, до самого занятия Босфора Черноморским Флотом, что даст контакт с союзным флотом».

В Одессе был создан экспедиционный корпус и подготовлены транспорты для десантных операций в Босфоре. Но вследствие неудачи союзников в Дарданеллах, десант был отставлен.

Черноморский Флот все же получил приказание бомбардировать Босфор и усилить блокаду турецкого угольного района. Была установлена связь между английским адмиралом Карден и адмиралом Эбергардом для совместных операций.

5 марта Черчиль сообщил в ставку: «Британское правительство очень надеется, что как только английский флот войдет в Мраморное море, русский флот приступит к беспрерывной бомбардировке турецких фортов у входа в Босфор, что будет иметь огромное значение».

14 марта офицер для связи телеграфировал адмиралу Эбергарду : «Английский адмирал сообщил мне, что согласно просьбе его правительства, русскому флоту предстоит начать бомбардировку за 4 дня до начала атаки союзников и продолжать ее до самого взятия ими Дарданелл…»

В Черноморском Флоте, недавние опыты с гидроавионами в качестве воздушных разведчиков и корректировщиков артиллерийской стрельбы показали их большую пользу для флота. Но из-за слабого их района действия, нужно было их перевозить. Вспомнили адмирала Макарова, его пароход «Константин» как базу минных катеров. Эта проблема была быстро решена: пароход Ропита «Император Николай 1-й» был переделан и мог нести 5 гидроавионов. Вспомогательный крейсер «Алмаз» мог брать два аппарата.

Но, кроме авианосцев, необходимы тральщики, которые могли бы следовать за эскадрой далеко в море и в любую погоду. Для этого была организована дивизия из 8 больших буксирных катеров, вооруженных орудиями против подводных лодок и снабженных тралами.

Когда английский штаб уведомил адмирала Эбергарда о дне атаки Дарданелл, Черноморский Флот был уже готов приступить к бомбардировке батарей Босфора. Операция предполагалась на 28 и 31 марта. 27 марта Черноморский Флот в составе пяти броненосцев, трех крейсеров, одного авианосца, девяти миноносцев и шести тралеров дальнего плавания вышел к Босфору. 28 марта утром адмирал выделил из состава эскадры отряд из линейных кораблей «Три Святителя» и «Ростислав», вспомогательного крейсера «Алмаз» и авианосца «Николай 1-й». Впереди них шли по-парно тралеры, охраняемые миноносцами. Главные силы эскадры крейсировали уменьшенным ходом в 15 милях в море. Погода стояла ясная и берег пролива был хорошо виден. Дул легкий ветерок с NW.

В 10 милях от Босфора «Император Николай 1-й» и «Алмаз» застопорили машины и спустили гидроавионы на воду. Тралеры и линейные корабли «Три Святителя» и «Ростислав» продолжали идти тем же курсом.

В 7 часов 20 минут они подошли на 8.000 метров к Босфору. Береговые турецкие батареи открыли огонь по тральщикам. Недолет! Гидроавионы кружились над Босфором и сейчас же были обстреляны. Они сообщили о присутствии в Босфоре военных судов, по всей вероятности — миноносцев.

«Ростислав» и «Три Святителя» продолжали идти тем же курсом. У мыса Элмас заметили большой пароход, полным ходом бежавший к Босфору. Навстречу ему спешили два турецких миноносца, беспрерывно подавая ему сигналы прожекторами. «Три Святителя» на дистанции в 6.500 метров открыл огонь и сразу же попал в него.

Транспорт повернул к берегу, выбросился и загорелся. «Ростислав» пошел к турецким миноносцам, которые полным ходом скрылись в Босфоре. «Три Святителя» подошел возможно ближе к горевшему турецкому транспорту и, обнаружив на нем военный груз, уничтожил его. Затем он взял курс на запад, в 7.500 метрах от берега обстреливая турецкие батареи с 305 мм. орудиями на мысе Элмас и другие — на азиатском берегу, со скоростью хода в 6 узлов.

«Ростислав» шел ему в кильватер и бомбардировал те же цели. Так они действовали до 11 часов 50 минут. Гидроавионы, летая над Босфором, корректировали их стрельбу и в то же время вели наблюдение за «Гебеном». По наблюдениям летчиков много снарядов попало в турецкие форты.

Затем «Три Святителя» и «Ростислав» бомбардировали до 12 часов 30 минут Румелийское побережье. Всего ими было выпущено до 100 снарядов разного калибра.

Прекратив огонь по приказу адмирала Эбергарда, они присоединились к эскадре в море.

Утром 29 марта эскадра опять подошла к Босфору и те же линейные корабли в том же порядке пошли возобновлять вчерашнюю бомбардировку. Они маневрировали так же как и накануне, но когда подошли к берегу, поднялся густой туман, наводчики не видели целей и стрельба была невозможной. Но сигнальщики все же увидели густой черный дым. Открыли огонь по дыму. Летчики сообщили, что видят множество дымов в Босфоре и предполагают, что весь турецкий флот направляется к выходу. Адмирал Эбергард с эскадрой, приготовившейся к бою, прождал целый день у Босфора, но неприятельский флот так и не появился.

С наступлением ночи эскадра пошла вдоль Анатолийского побережья, производя разведку. Так закончилась бомбардировка Босфора, произведенная с целью помочь англо-французской эскадре в ее операции в Дарданеллах, но она не была последней. Безнаказанный обстрел Босфора русским флотом до крайности раздражил турецкую общественность против командующего флотом германо-турецкого адмирала Сушона. Для ее успокоения адмирал Сушон решил атаковать Одессу на страстной неделе. Зная, как русские чтут Праздников Праздник, он рассчитывал застать их врасплох, в церквях, а не на боевых постах.

Он отправил два крейсера, «Гамидие» и «Меджидие», в сопровождении четырех миноносцев, принести Одессе «пасхальное яичко» — бомбы и смерть. «Гебен» и «Бреслау» пошли к Крыму.

В ночь на 3 апреля, когда во всей России, на сухопутном фронте и на русских кораблях неслось радостное «Христос Воскресе!», турецкий крейсер «Меджидие» подошел на пушечный выстрел к Одессе и приготовился к открытию огня. Но Господь его покарал! Не сделав ни одного выстрела, он погиб, подорвавшись на русской мине. Сопровождавшие его миноносцы, подобрав команду, пустили в него мины и окончательно его добили. После чего бежали вместе с крейсером «Гамидие».

Адмирал Сушон еще больше ожесточил турок против себя тем, что подарил русским турецкий крейсер: черноморцы через два месяца подняли «Меджидие», отремонтировали его, и под названием «Прут» он вскоре вступил в строй Черноморского Флота.

«Гебен» и Бреслау» в тот же день встретили русский флот в 30 милях к западу от Севастополя. Оба крейсера отказались от боя и ушли.

Адмирал Эбергард бросился за ними вдогонку. Но скорость «Гебена» и «Бреслау» в два раза превышала скорость его старых броненосцев. Разве возможно дряхлеющему спортсмену состязаться в беге с полным сил юнцом?

Г. фон-Гельмерсен

 

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв