Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday May 28th 2017

Номера журнала

Три похода «Петропавловска». – Алексей Геринг



При вводе «Славы» в Рижский залив, оба л. к. «Петропавловск» и «Гангут», выйдя из Утэ и дойдя до Цереля, застопорили машины и подняли сигнал «Славе» следовать по назна­чению. «Слава», бывшая третьей в кильвате­ре, вышла из строя и полным ходом прошла вдоль наших кораблей, в расстоянии каких-ни­будь 1, 2 кабельтова. Без мегафона обменялись приветствиями с командиром, капитаном 1 ран­га Сергеем Сергеевичем Вяземским. Был абсо­лютный штиль, туман поднимался над водой, видимость была не больше двух миль, так что берегов мы не видели. Корабли наши спусти­лись до параллели Виндавы и затем курсом близким к Норду прошли через Утэ на рейд Севастополь.

28 октября 1915 года в 15 часов «Петропав­ловск», под флагом адмирала Кербера, и «Ган­гут» стали выходить из Утэ в Балтийское мо­ре. Так как выходы стерегли немецкие подвод­ные лодки, то в охрану были даны миноносцы 6-го дивизиона (типа «Украйна»), а на случай траления — 7-й дивизион, так называемые «немки» (типа «Боевой»). Погода свежела. Наши корабли, как мастодонты, шли, величе­ственно покачиваясь на 3-5 градусов не боль­ше, но что делалось с «немками» — жутко бы­ло смотреть. Нужно было идти хорошим ходом, и мы все время держали от 18 до 20 узлов. Какая уж тут охрана, когда миноносцы не только за перископами, а за нашими корабля­ми не могли следить. Поэтому, как бесполез­ных, их отпустили. Не только что «Туркменцы», но и сам «Новик» не раз пытался просить разрешения ему вернуться, так как при 20 уз­лах против волны ему чрезмерно попадало и он держался, собственно, из самолюбия. Пото­му отпустили и 6-й дивизион. В походе с нами были «Рюрик», под флагом Бахирева, «Адми­рал Макаров», «Баян», «Богатырь» и «Олег». Последние — полные мин заграждения. На ночь, ввиду того, что крейсера также плохо держались против волны, имея ход близкий к их максимальному (21 узел), чтобы на них не «насесть» и не принять за неприятельские, дредноуты вышли в голову отряда, а крейсера с минами поставили в хвост —концевыми.

Но ночью погода стала быстро стихать и на другой день, около восьми часов утра мы про­шли параллель Южного Готланда. Перестрои­лись, вышли за горизонт видимости с Готлан­да, и крейсера, идя параллельными курсами, стали ставить мины, а наши корабли спусти­лись южнее, охраняя постановку. «Новик» всегда был на траверзе «Петропавловска» и должен был разгонять встречных нейтральных «купцов» или выяснять появляющиеся дымы.

Линейный корабль «ПЕТРОПАВЛОВСК»

Линейный корабль «ПЕТРОПАВЛОВСК» под флагом Командующего Флотом.

Окончив операцию, все легли на Норд, ме­жду Готландом и шведским берегом. Погода была чудная, и нас, конечно, видели с Готланда. В проливе «Петропавловск», увернулся от плавучей мины. Пройдя северную часть Готлан­да и указав крейсерам следовать в Або-Алландские шхеры, дредноуты прибавили хода, и бы­ло грустно видеть, как наши надрывающиеся крейсера заметно отставали.

Наши корабли должны были идти в Ревель с «Новиком» через Финский залив, но, не встретив в месте рандеву тральщиков и мино­носцев и подождав около минного загражде­ния, пошли также в Утэ. На рассвете встрети­ли вышедшие из шхер миноносцы, которые и обеспечили наш вход через Утэ, и мы пошли шхерами мимо Лапвика в Гельсингфорс.

Две линии мин, поставленных к югу от Гот­ланда, оказались недостаточными, и это заграж­дение нужно было удлинить к югу, для чего был совершен второй поход, как бы для про­должения предыдущей операции.

22 ноября 1915 года, около 15 часов, кон­войные миноносцы стали выходить через Эре и занимать положенные места перед выходя­щими линейными кораблями: «Петропавлов­ском», под флагом адмирала Кербера, и «Гангутом». Погода была тихая, но быстро наступи­ла зимняя темнота, и миноносцы были отпуще­ны. Построившись в линию кильватера в по­рядке: крейсера «Баян», «Адмирал Макаров», затем наши корабли, в кильватер им «Рюрик», «Богатырь», «Олег» и, как всегда, вне види­мости «Новик», постоянно нас сопровождав­ший.

В 9 часов утра 23 ноября подошли к южной части выставленного нами заграждения,(в предыдущую операцию) и крейсера продолжи­ли заграждение к югу, поставив еще 700 мин. Дредноуты держались к югу, а «Новик» еще южнее, на горизонте. Окончив операцию, око­ло 11 часов утра перестроились и пошли опять между Швецией и Готландом, но уже все вре­мя шли переменными курсами. После Готлан­да погода стала быстро портиться, появилась волна, крепчал ветер и к вечеру разразилась форменная пурга. Видимости почти никакой. Мокрый снег закрыл весь впереди лежащий горизонт. При таких условиях идти на Утэ бы­ло невозможно. Нужно входить в засыпанный нашими и неприятельскими минами Финский залив. Нужны очень точные определения мест, чтобы попасть в узкие, ничем не обозначен­ные ворота в минном поле. Лишь один раз уда­лось запеленговать вспышку Верхнего Дагерортского маяка, для крюйс-пеленга. Безна­дежно ждали второй возможности, но так и не дождались. Времени терять было нельзя.

Карта похода "Петропавловска"

Неприятельские подводные лодки были всегда вблизи позиции. В этих условиях и разыгра­лась драма между командиром и флагманом. Командир не решался рисковать, адмирал на­стаивал и взял всю ответственность на себя, что было занесено в вахтенный журнал и че­му свидетелями были штурман, вахтенный на­чальник и дежурный артиллерист. Драма — трагедия требовала молниеносного решения, так как за нами были еще «Гангут» и «Новик». Пошли… К чести штурманов, попали точно в ворота и благополучно прибыли в Ре­вель… Такой риск и такие картины можно пе­реживать только раз в жизни, но это и шко­ла, это и ставит из всех специальностей в го­сударственной жизни службу моряков, как са­мую трудную, на первое место.

Сообщил вахтенный офицер лин. кор. «Петропавловск»

лейтенант Алексей Геринг

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв