Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 24th 2022

Номера журнала

Высочайший парад. – Глеб Бенземан



В последний раз это бы­ло ровно 50 лет тому на­зад, когда Российская Империя жила счастли­вой, беззаботной, краси­вой русской жизнью и благоденствию ее, как будто, ничего не угрожа­ло!?

17-го февраля ст. стиля Первый Кадетский Кор­пус праздновал свой пра­здник и то, что в этот торжественный день переживали и Корпус в целом, и каждый кадет в отдельности, ника­ким революциям, лихолетиям и смутам не из­гладить из памяти — никогда!

Около 5 часов утра раздавались по Кор­пусу звуки пехотной зари, — кадеты вскаки­вали с постелей и поспешно начинали гото­виться к походу в Царское Село. По сигналу «строиться», — офицеры и кадеты, одетые в парадные обмундирование, моментально бы­ли на местах и роты, под командой Команди­ров, выходили через «Церковный подъезд» на набережную Невы, где Корпус выстраивался для встречи Знамени. Скрипел густой снег под ногами, в морозном воздухе гулко раздавались команды и холодный Невский ветер относил их далеко в стороны. Вскоре в дверях подъез­да показывалось Знамя, обернутое в кожаный чехол; звуки встречного марша оглашали воз­дух, красиво и смело нарушая мирную тишину С.-Петербургского утра.

С музыкой, Корпус шел на Царскосельский вокзал… Приблизительно через час роты уже выстраивались на дворе вокзала, где, на вто­ром пути стоял специальный поезд. С соответ­ствующей церемонией Знамя, через окно пода­валось в вагон 1 класса.

Через предместья столицы и снеговые по­ля ее окрестностей поезд мчался, по Царской ветке на Царскую платформу.

В Царском Селе Корпус встречали два ор­кестра (духовой и фанфарный) от Император­ских Стрелков, заботливо присланные по Вы­сочайшему повелению. Снова церемония встре­чи Знамени и снова поход, под непрерывающи­еся звуки веселых маршей, в манеж Л. Гв. Гу­сарского Его Величества полка, где Государь Император будет принимать парад. Бодрящий, чистый и ароматный воздух. Легко и незамет­но роты проходят версты три; младших кадет везут в придворных экипажах, с ливрейными кучерами в трехуголках. Радостно, весело и празднично на душе, и жизнь в Царском ка­жется какой-то особенной… Мелькают алые фу­ражки Лейб-Гусар, малиновые погоны Гвар­дейских Стрелков, и все как-то приветливо и гостеприимно встречает кадет…

Вот и манеж; — темновато, холодно, запах сырости, земли и конского пота; кое-где туск­ло горят лампочки и несколько красавцев Лейб-Гусар расчищают манеж и устраивают место для Богослужения. Рота Его Величества составляет ружья в козлы; из барабанов дела­ется стойка, на нее кладется Знамя и рядом ставится кадет-часовой. По команде «разой­тись» роты получают легкий завтрак и го­рячий чай, а служителя и нижние чины бро­саются очищать кадетское обмундирование и сапоги, после похода… наводится последний блеск.

Около 10 часов Корпус строится для пара­да (роты в полуротных колоннах), на левом фланге Корпусный Пансион-Приют — наша «5-я рота». Перед строем красуется разверну­тое Знамя; венчающий древко распростертый бронзовый орел красиво играет в лучах проби­вающегося через тусклые окна солнца. Коман­диры рот и офицеры ровняют строй по фрон­ту, и в затылок, беспрерывно подаются ко­манды для встречи съезжающихся Началь­ствующих лиц и Августейших бывших Кадет Корпуса; начальствующие лица: Генерал Ин­спектор Военно-Учебных Заведений и Главно­командующий войсками, после обхода фронта кадет, выстраиваются на правом фланге пара­да. Последним приезжает Военный Министр Генерал-Адъютант Сухомлинов.

В стороне, у Царской ложи, в группе быв­ших кадет, выделяются престарелый Георги­евский Кавалер Принц А. П. Ольденбургский, слегка сгорбленный, опирающийся на саблю Гвардейской Конной Артиллерии, Великий Князь Сергей Михайлович, блестящий Конно­гвардеец — Князь Иоанн Константинович, все в Андреевских лентах.

Ровно в 11 часов раздается команда: — «Слушай на кра-ул»… Неслышно сверкнули шашки офицеров, над строем блеснули шты­ки, короткий поворот голов направо — и все замерло,,, лишь, перед фронтом батальона ка­дет, красиво и плавно склоняется салютующее входящему в манеж, — Своему Державному Шефу, — седое Знамя Корпуса, — музыка иг­рает встречу. Его Величество, в штаб-офицер­ском мундире Корпуса, с историческим нагруд­ным знаком, в Андреевской ленте, идет на­встречу Командующему парадом Директору Корпуса, держащему шашку «подвысь».

Поднята салютующая шашка в руке ста­рого генерала… Государь Император подносит к козырьку руку в белой перчатке, оба останавливаются — директор рапортует… Нет слов для того, чтобы описать, какие чувства и пе­реживания охватывали в этот момент участ­ников парада… Шесть сотен взоров впивались в своего обожаемого Монарха и Державного Шефа. Медленным шагом, обыкновенно за ру­ку с Наследником Цесаревичем — Царствен­ным Кадетом Корпуса в1 кадетском мундире, Государь Император подходит к музыкантам- кадетам, здоровается с ними, — затем напра­вляется по фронту, и каждая рота отчетливо слышит — «Здравствуйте, Мои кадеты!» Зву­ки встречного марша сменяются красивыми и торжественными звуками Гимна, и по мере движения Государя от роты к роте перекаты­вается «ура» молодых голосов.

Когда Государь входит в манеж, в Царской ложе, расположенной как раз в центре постро­ения кадет, появляются обе Государыни Им­ператрицы с Царскими дочерьми и штаб-офи­цер Корпуса подносит Их Величествам рос­кошные букеты с алыми лентами.

По окончании обхода фронта, Государь гово­рит Директору «к ноге» и «продолжать па­рад»… Подаются очередные команды, Знамя подносится к аналою, певчие кадеты подходят к собравшемуся в старинных облачениях ду­ховенству и начинается молебен. Служит Про­топресвитер о. Георгий Шавельский в сослужении с Корпусным духовенством. После мно­голетия Государь Император прикладывается ко Кресту и Протопресвитер, окропив Знамя Св. водой, идет по фронту и окропляет весь строй. Непосредственно за духовенством сле­дует Государь Император в сопровождении Командующего парадом, Министра Император­ского Двора и Свитского дежурства.

По окончании молебна барабанщики бьют «отбой»; певчие расходятся по своим ротам. Торжественно относится Знамя в строй и на­чинаются перестроения к церемониальному маршу.

Проходит батальон два раза (по-взводно и в колонне по отделениям) под звуки корпусно­го Марша «Августейший Кадет», оба раза удо­стаиваясь Царского «Спасибо». На правом фланге головного взвода проходят Военный Министр, Великий Князь Константин Констан­тинович, Великий Князь Николай Николаевич и Генерал Забелин — высшие начальники над Корпусом. После церемониального марша к Государю Императору подходят Адъютант, Фельдфебель Его Величества роты, офицер и унтер-офицер — Ординарцы и кадет-посыль­ный, с соответствующими рапортами, после чего Государь Император говорит кадетам слово, благодарит за парад, за поведение, за успехи и провозглашает здравицу за Свой Корпус. За­тем Директор Корпуса, скомандовав «слушай на кра-ул», отчетливо провозглашает: «Наше­му Державному Шефу — ура!» … и снова зву­ки Гимна, заглушаемые мощным и дружным «ура» Государевых кадет, оглашают помеще­ние Манежа, провозглашается «ура» и Госуда­рыням Императрицам и Наследнику Цесаре­вичу… только воинская дисциплина, по знаку Директорской шашки, могла остановить этот радостный гул сотен голосов, заглушаемый маршами, Шефских частей Императрицам и военно-учебных заведений Царственному Ка­дету.

Снова — «слушай на кра-ул» — и Государь Император с Особами Императорской Фами­лии, через Царскую ложу, удаляются из Ма­нежа, под долго несмолкаемое, стихийное «ура» Своих кадет.

По окончании парада весь корпус с музыкой и с развернутым Знаменем идет в Екатеринин­ский Дворец к Высочайшему столу, где в ог­ромном зеркальном зале сервирован завтрак «а ла фуршет». Когда Государь Император, с Их Величествами, выходят из внутренних по­коев, хором поется молитва, и Державный Хо­зяин приглашает своих юных гостей присту­пить к еде и, обходя с чинами Свиты, ряды ка­дет, многих удостаивает милостивой и ласка- вой беседой, поражая своей замечательной па­мятью, легко восстанавливающей даже мелкие эпизоды из жизни отдельных кадет и их от­цов. По окончании кадетского завтрака Госу­дарь Император переходит к офицерскому сто­лу, а кадетам разрешает обходить и осматри­вать ближайшие залы Дворца.

Около 3 часов Корпус выстраивается перед Дворцом, принимает в строй развернутое Зна­мя под звуки встречного марша Корпусного оркестра и встречи кавалерийских трубачей Дворцового Караула, обыкновенно от Кирасир Его величества или Лейб-Гусар, вызываемых, в момент выноса Знамени на площадку. Соче­тание звуков двух совершенно разных маршей, как-то усиливало торжественность этой цере­монии.

В колонне по отделениям, Корпус шел мимо Александровского Дворца (Царскосельской ре­зиденции Их Величеств), на крыльцо которо­го всегда, ежегодно, выходил Державный Шеф Корпуса с Августейшей Семьей, еще раз по­смотреть на Своих кадет и ласково им сказать: «До свидания, Мои кадеты!»… Роты четко от­вечали: «Счастливо оставаться, Ваше Импера­торское Величество!»

Снова Царская ветка, Царский поезд… и Петербург. С музыкой и барабанным боем, с торжественно колыхающимися клочьями развернутого Знамени, батальон кадет возвращается домой на Васильевский Остров, сохраняя в сердцах всю прелесть только что пережитого в гостях у Царя.

Глеб Бенземан

 

Добавить отзыв