Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday June 27th 2017

Номера журнала

ВОСПОМИНАНИЯ ВОСПИТАТЕЛЯ О ПЕРВОМ КАД. КОРПУСЕ Продолжение. – Н.ДОННЕР.



Как помнят все кадеты Первого Корпуса, в нашем огромном Сборном зале был ряд портретов всех российских монархов, начиная с Императрицы Анны Иоанновны, нашей Державной Основательницы. Среди кадет ходила легенда, будто один из кадет старшей роты шел однажды ночью через Сборную залу в лазарет. Поровнявшись с портретом Императора Николая Павловича, он увидал, что Император  выше и из рамы. На утро кадета нашли лежащим без памяти перед портретом. Эта легенда дошла до ушей новичков 1-го класса и, конечно, возбудила их мальчишеское любопытство.

На одном из моих первых дежурств по четвертой роте, когда я уже погасил свет в спальне и вкушая заслуженный покой, после шумного дежурства, сидел за стаканом чая перед интересной книгой, меня вдруг поразил топот многих босых ног по большом лестнице, идущей в зал. Я спустился из дежурки в спальню. Ко мне бросилась толпа перепуганных мальчуганов, босых, в ночных рубашках.  На перебой, они стали мне рассказывать, что все портреты ожили, и  Николай I действительно вышел из рамы и погрозил им пальцем. Мне едва удалось их унять и тут же водворить на штраф, как почетных часовых, на ступеньках лестницы, ведущей в дежурку.

…………………

А вот как мы встречали в корпусе Пасху… Кадеты распущены на праздники по домам и только малая часть проводит их в корпусе. В Страстную Субботу уложили кадет по кроватям, но не многие пользуются случаем поспать, большинство, дождавшись, пока дежурный воспитатель занялся книжкой, за самоваром, собрались кучками и шопотом переговариваются, вспоминая вкусные лакомства у себя дома, в 11 часов кадет подымают и, после осмотра и проверки, строем ведут в церковь. Церковь ярко освещена. Все старинные иконы блестят, отражая свет электрических люстр и множества свечей на паникадилах и в руках у кадет и гостей. А гостей набирается все больше и больше. Генералы, в лентах со звездами, офицерство в парадных мундирах, барышни к дамы. Это самое интересное, конечно. Все они сказочно разодеты в белых розовых и голубых туалетах. И такие они  хорошенькие, и так блестят их веселые глазки, так улыбаются прелестные губки.

Крестный ход подымает иконы и хоругви, выходит в коридор в предшествии корпусного батюшки, Отца Анатолия, одетого в ризу, разшитую самой Императрицей Елизаветой. Кадеты строго  выводятся вслед за ним Коридором выходим в Сорный зал. Кадеты, наклонявшие хоругви под низкими сводами коридора, здесь подымают их высоко. Нарядная толпа гостей разливается по всему громадному двухсветному залу. Пять огромных люстр льют свой свет на пестрый людской поток. Проходят мимо всех Российских императоров, саженные портреты которых украшают стены и через гимнастический зал входят в лазарет. Фельдшера и больные кадеты провожают до дверей Музея. Взорам гостей открываются исторические портреты и реликвии за почти 300 лет существования корпуса. Старые знамена, свидетели далеких лет, тихо колышутся навстречу процессии. Длинный ряд манекенов в исторических кадетских формах пропускает ее вдоль своего фронта. И вдруг, обстановка переносит нас за 200 лет назад – мы проходим былые покои Меншинского дворца, стены и вычурные печи, выложенные голландскими изразцами, старинная мебель – секретеры, канделябры и бра на стенах.

Но вот мы опять в Церковном коридоре и стоим перед большой закрытой дверью. “Да воскреснет Господь и расточатся врази Его”, раздается знакомый голос отца Анатолия и его покрывает хор молодых кадетских голосов:

“Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и судим во гробех живот надорвав”.

О Боже Великий, когда расточатся враги Твои.

Когда воскреснет Россия к новой жизни.

 

Н.ДОННЕР.

 

О Т   Р Е Д АК Ц И И .

Стихи эти найдены в вещах убитого офицера 2 Финляндского Артиллерийского Дивизиона, написаны они солдатом, посвящены его убитому начальнику кадету Псковского корпуса ГЛАСКО. Подлинник прислан нам из Швеции и находится в распоряжении Редакции. Всякие комментарии нам кажутся излишними. Содержание и чувство, двигавшее автора-солдата, говорят сами за себя.

——

Возлюбленному своему Начальнику Его Благородию подпоручику ГЛАСКО, павшему в Карпатском бою 3 марта сего года от нижнего 1-й  Батареи 2 Финляндского Артиллерийского Дивизиона.

Сижу на лафете печально
Поникши на грудь головой
Я вспомнил невольно Карпаты
И вспомнил я бой роковой.
И дрогнуло сердце тревожно
И брызнули слезы из глаз
Мы близкого нам потеряли
Кого-то не стало у нас.
Не солнце за лес закатилось
Не спрятался месяц в горах
А скрылся от нас удалился
Любимый начальник для нас.

Добавить отзыв