Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday August 22nd 2017

Номера журнала

Рота Его Высочества Морского Е. И. В. Наследника Цесаревича Кадетского корпуса (Продолжение). – Б. А. Щепинский



Большие события в жизни корпуса

Эмблема-знак Морского кадетского корпуса15 сентября 1916 г., при­каз по корпусу № 39: «Объявляю телеграмму за №2848, полученную сего числа от Главного Морско­го Штаба: «Государю Им­ператору благоугодно бы­ло назначить Его Импера­торское Высочество На­следника Цесаревича Ше­фом вверенного вам корпуса».

1 октября — последний день явки в корпус приня­тых воспитанников.

5 октября — официальное открытие Морс­кого Е. И. В. Наследника Цесаревича кадетско­го корпуса в день тезоименитства Наследника в присутствии командующего Черноморским флотом, директора корпуса, офицеров, препо­давателей, воспитанников и их родственников. Отец Георгий Спасский отслужил молебен в корпусной церкви, освященной в честь святого Павла Исповедника и Алексея митрополита Московского. По окончании молебна адмирал Колчак обратился к воспитанникам с речью, в которой указал, что надо учиться, хорошо се­бя держать, чтобы в будущем стать знающими свое дело офицерами и быть достойными пре­емниками своих предков. «орлов — черномор­цев».

7 октября. В 6 часов 10 минут утра мирно спавшее население корпуса было разбужено внезапным взрывом порохового погреба носо­вой башни линейного корабля «Императрица Мария», стоявшего на бочке недалеко от кор­пуса. После первого взрыва последовала серия других, более слабых. Все фазы агонии кораб­ля проходили перед глазами всех чинов корпу­са. Матрос фотограф сделал несколько сним­ков катастрофы, но пластинки были у него ото­браны штабом флота, чтобы фотографии не попали в газеты. Кадеты художники зарисовали последовательные фразы взрыва.

10 октября был объявлен приказ по корпу­су № 53: «Сформированную роту кадет име­новать: «Рота Его Высочества». Как объя­снить это Высочайшее благоволение? Можно предполагать, что Государь решил зачислить своего сына в открытый в Севастополе корпус. По словам бывшего командира нашей роты, ка­питана 1 ранга Берга, «в этой роте должен был воспитываться Наследник Цесаревич».

6 ноября.. Приказом по корпусу этот день был объявлен корпусным праздником. Тор­жеств не было, но весь персонал корпуса при­сутствовал на церковной службе. Увы, жаре­ного гуся с яблоками не было!

В начале ноября директор корпуса был опо­вещен, что морской министр генерал-адъютант адмирал Григорович посетит корпус. Корпус­ное начальство в лице ротного командира, ка­питана Миницкого и кондуктора Звягина уси­ленно готовило роту для встречи министра: репетировали прохождение церемониальным маршем и ответы строем на ходу: «Здравия желаем, Ваше Высокопревосходительство!». Морской министр в сопровождении командую­щего флотом и свиты прибыл в корпус на бе­лом щегольском катере, поздоровался с вытя­нутым в струнку фронтом кадет и затем про­пустил роту церемониальным маршем. Адми­рал Григорович осмотрел временные помеще­ния рот и строящееся главное здание, всем ос­тался очень доволен и, покидая корпус, выра­зил благодарность корпусному начальству за строевую выправку и отличный вид кадет ро­ты Его Высочества.

В ноябре и декабре корпус посетили еще: директор Морского Е. И. В. Наследника Цеса­ревича училища вице-адмирал Карцев, това­рищ морского министра вице-адмирал Муравь­ев, французская военная делегация, прибыв­шая в Севастополь, и многие другие лица.

Рота Его Высочества Морского кадетского корпуса.

Рота Его Высочества в Севастополе во главе с Директором корпуса контр-адмиралом Ворожейкиным.

Рота Его Высочества Морского Кадетского корпуса

Рота Его Высочества на походе. Наверху - недостроенные здания Морского корпуса

В памяти кадет сохранилось следующее воспоминание: в один из солнечных ноябрьских дней рота со своими офицерами прибыла на «Алуште» на Минную пристань. Построив­шись и имея в голове духовой оркестр, рота обошла по главным улицам весь город. Зву­ки бравурных маршей привлекли многочислен­ную публику, теснившуюся на тротуарах, в ко­торой преобладал, конечно, женский элемент. Все любовались выправкой молодых моряков. С этих пор севастопольские барышни начали ча­сто заглядывать в корпус, несмотря на доволь­но длинный «морской» переход «туда и обрат­но» на «Алуште».

Последним событием в конце года было при­готовление к отъезду на рождественские кани­кулы. Мундиры и шинели шились по мерке в Севастопольских портняжных мастерских, так же как белые замшевые перчатки и башлыки, обшитые черной тесьмой. Их выдали в первую очередь воспитанникам, уезжавшим на север. Каникулы начинались 20 декабря, но жившие далеко от Севастополя отпускались раньше, ведь между Севастополем и Петроградом было 2.053 версты! Впрочем, для «северян» рот­ный выхлопотал на железной дороге отдель­ный «кадетский» вагон». Воспитаннику же из Владивостока, по фамилии Чихачев, о рожде­ственском отпуске домой не приходилось и мечтать.

10 января 1917 года все кадеты вернулись в корпус, где повседневная жизнь продолжа­лась, как раньше. Конечно, все интересовались военными действиями на фронте, но о полити­ческом положении в стране никто ничего не знал. Поэтому вспыхнувшая революция, отре­чение Государя от престола за себя и за своего сына были для кадет полной неожиданностью. Вначале предполагали, что Государя заместит на престоле его брат, Великий Князь Михаил Александрович, но после его отказа стало ясно, что монархия перестала существовать.

В начале марта, по получении манифеста об отречении Государя, приказом директора всех воспитанников выстроили в одной из столовых. Сильно расстроенный и взволнованный адми­рал Ворожейкин начал читать манифест, но по мере чтения волнение его возрастало, слезы покатились по лицу адмирал расплакался и пе­редал заканчивать чтение капитану 2 ранга Бергу.

Первым следствием этого исторического со­бытия было снятие с погон вензелей Наследни­ка, а черная ленточка была сшита в своей середине, скрывая, таким образом, шефскую часть названия корпуса. Новое, так называе­мое «Временное» правительство симпатий ни­кому не внушало, но все же офицеры и коман­да были приведены к присяге.

В марте рота Морского кадетского корпуса была вызвана в Севастополь, где вместе с ко­мандами всего флота и частями гарнизона уча­ствовала в «красном» параде на Нахимовской площади. Вскоре пошли разговоры о том, что и кадеты будут приносить присягу. Действите­льно, в апреле рота была собрана в одной из столовых, где был поставлен аналой с Еванге­лием и от. Спасский, с крестом в руках, привел всех к присяге.

Особенных перемен во внутренней жизни корпуса не произошло, классные и строевые занятия продолжались по-прежнему. Со сторо­ны команды враждебных действий не было, не было и красных флагов, но национальный флаг был перевернут «вверх ногами», и нижняя, красная, полоса стала верхней. Весной какой-то «уполномоченный» прибыл в Севастополь для смотра флота, и при проходе его моторно­го катера перед участком корпуса все рабочие бросились к берегу, крича «ура». По духу вре­мени воспитанники были сняты с уроков и по­сланы туда же, на пристань, но «ура», конеч­но, не кричали.

Ввиду событий, на пасхальные каникулы уехали только те, которые жили поблизости. В мае воспитанники, получив, кроме зимнего, еще и летнее обмундирование, были распущены на летние каникулы. Только летом они узнали, что по распоряжению Временного правительства Морской кадетский корпус в Севастополе за­крывается, а воспитанники его переводятся в Морское училище в Петроград.

(Окончание следует)

Б. А. Щепинский

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв