Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

БАКЕНБАРДЫ. – В. Милоданович



В 1913 году в городе Ровно в чине подпо­ручика я отпустил себе бакенбарды системы времен Пушкина: от уха к усам. По моему мнению они меня, если не украшали, то и не портили, а на «почтовке» — месте гулянья пу­блики по вечерам я слышал возгласы гуляю­щих жидовочек: «Ах, как он похож на Импе­ратора Александра 1-го!»

Мой командир бригады, генерал – майор Промтов, увидев на моем лице эту новость, спросил, улыбаясь: «Вы собираетесь отрастить их еще больше или оставить такими, какими они теперь?» «Оставлю такими, как сейчас, Ва­ше Превосходительство», ответил я и генерал Промтов этим удовлетворился.

Он сам носил очень странный сорт расти­тельности: два маленьких «кустика» по сторо­нам подбородка, то есть тоже что-то вроде ба­кенбард, но гораздо ниже того места, где мои бакенбарды кончались. Возможно, что именно благодаря своим «кустикам», он не сделал ни­какого неприятного для меня заключения.

Но вот, в 1914 году к нам на Шубковский полигон приехал командующий войсками Ки­евского военного округа генерал-адъютант Иванов, носивший бороду «лопатой». В этот день я был как раз дежурным членом Мишен­ного Комитета, то есть — фигурой на наблюда­тельном пункте стреляющих батарей довольно заметной и не только своими бакенбардами, но именно последние обратили на себя особое внимание Его Высокопревосходительства.

Во время одного из перерывов стрельбы, генерал Иванов повернулся в сторону и. д. на­чальника полигона подполковника Захарова, взял его под руку, а другой рукой подхватил таким же способом меня и отвел нас обоих на несколько шагов в сторону. Пустив затем на­ши локти и поглядывая то на подполковника, то на меня, генерал сказал:

«Его Императорское Величество, покойный Государь Император Александр III разрешил: или — носить бороду, или — не носить ниче­го». «А это», добавил «некрасиво!»

И с этими словами Иванов оставил нас и вернулся на свое прежнее место. Захаров и я, обменялись понимающим взглядом и тоже по­шли на свои места.

Конечно, я мог бы возразить генерал-адъ­ютанту Иванову, что если Император Алек­сандр III и носил бороду, то трое Его Предков, покойных Государей ХІХ-го столетия были бы на моей стороне. Однако, я чувствовал, что ге­нерал Иванов не оценит моих знаний Россий­ской истории. Кроме того, мне был известен случай с киевской знаменитостью нашего округа поручиком Свободой, который доводил до белого каления Киевского коменданта гене­рал-лейтенанта Медера, знаменитого по всей Руси Великой. Между прочим, Свобода тоже завел себе бакенбарды и встретился в этом ви­де с командиром IX армейского корпуса генералом-от-инфантерии Мавриным. «Сбрить!» сказал Маврин. «Ваше Высокопревосходитель­ство», заметил на это вполне резонно поручик Свобода: «бакенбарды не мешают мне нести службу Его Императорского Величества», и за этот ответ «резон-ли в этом, или — не резон», был «ввержен во тьму, сиречь под арест!» А ба­кенбарды все таки должен был сбрить: не ухо­дить же в запас армии из-за такой мелочи.

Итак, повторю, этот пример был мне изве­стен, а потому, не сказав ни слова, я бакенбар­ды сбрил, и даже с быстротой прямо невероят­ной. Ведь после стрельбы все мы возвраща­лись в лагерь одновременно, верхом за стар­шим начальником и, все таки, на разборе стрельбы в нашем офицерском собрании и был уже без бакенбард! Для большего эффекта я сел за стол «не по чину»: против командую­щего войсками, но, увы, без бакенбард я поте­рял для него всякий интерес!

Началась война… В сентябре-октябре 1914 года мы провели целый месяц на реке Сан в са­мом неудобном положении. О бритье невоз­можно было и думать и даже умывались мы не чаще раза в неделю, рискуя тем, что это умывание будет для каждого из нас послед­ним. Все заросли превыше всяких мер и опи­саний.

Потом, по дороге к Кракову, я делал всякие опыты с своей бородой и, в конце концов, оста­новился на бакенбардах прежнего образца. С ними, в марте 1915 года, я ездил в С. Петер­бург покупать кипятильники для батарей 2/ 32 дивизиона и в течение этого путешествия решительно никто моими бакенбардами не ин­тересовался. Вероятно по случаю войны было не до них. Я их увековечил на фотографии, а потом сбрил по собственной инициативе.

Прошло 11 лет. В 1926 году я проходил курс Офицерской Артиллерийской Школы в городе Оломоуц. По чехословацкому уставу офицер имел право носить бороду «поскольку таковая не закрывает петлиц на воротнике». Не может быть никакого сомнения в том, что бакенбарды являются как раз той разновидностью бороды, которая петлиц не закрывает и я завел их в третий раз, желая проверить на опыте, как от­несется к этому демократический режим.

В сущности говоря, я был уверен, что от­рицательно; ведь покойный Император Франц-Иосиф I носил бакенбарды, а все, что напоми­нает «мрачные времена царизма» демократия­ми отрицается. С другой стороны, однако, мои бакенбарды были совершенно иными, чем у покойного монарха и я рискнул!

Мое французское начальство в школе (обу­чением чехословацкой армии в то время еще заведывали французы): бригадный генерал Боссю, длинный и тощий и подполковник Этьен-Леон-Флорентин Бардоннанш, чрезвы­чайно маленького роста, но с длиннейшими усами, моих бакенбард просто не замечали и их примером руководились бритые чешские ин­структоры. Но вот школа кончилась и я уехал в свою 2-ую артиллерийскую бригаду.

Она была занята стрельбой на Гораждевицком полигоне. Я явился на наблюдательный пункт и отрапортовал о своем прибытии ко­мандиру бригады бригадному генералу Ракушану. Генерал сделал изумленный вид: «Что Вы с собой сделали? Выглядите совершенно как белка! Да, да — как белка!» и обратившись к присутствующим офицерам, повторил: «Не правда ли: белка?». Офицеры почтительно улыбнулись. — «Сейчас же сбрить!» закончил генерал. К обеду я был бритым.

Выходит так, что бакенбарды отрицаются всеми видами современных режимов и я пола­гаю, что французы не интересовались ими только потому, что в данном случае были не у себя дома и должны были считаться с некото­рыми местными обычаями, к числу которых, вероятно, отнесли и мои бакенбарды.

И, все таки, я считаю, что поручик Свобода был прав: чем, кому и когда бакенбарды меша­ют? И даже, более того: Императорская Рос­сийская Армия побеждала тогда, когда или не носила ничего или носила… бакенбарды!

В. Милоданович

Добавить отзыв