Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Friday December 15th 2017

Номера журнала

Бой с Буденным 6-8 января 1920 года под Ростовом. – Г. Г. Раух



(По поводу статьи Е. Ковалева)

С большим вниманием и интересом прочитал я статью Е. Ковалева «Бой с конной армией Буденного у Батайска и Ольгинской», напечатанную в № 77 «Военной Были», а также и ранее появившуюся статью полковника А. Рябинского «Кавалерийское дело 6 января 1920 года» в № 71-м.

Статья полковника Рябинского — рассказ очевидца, не участника, об атаке отряда Кубанцев и Терцев генерала Топоркова и бригады генерала Барбовича на конницу Буденного. Эпизод этот был действительно очень ярким и явился, по-видимому, переломом в бою 6-го января, но считать его единственным фактором победы над красными в их попытках форсировать Дон, конечно, нельзя, да мне кажется, что полковник Рябинский и не стремится этого сказать.

Статья же Е. Ковалева представляет собой подробный разбор всей операции 5-8 января (все даты по старому стилю) на основании документальных данных. Каковы же эти данные? Кроме советских источников, это, большей частью, донесения о ходе боя и о выполнении приказаний и также штабные сводки Донской армии. Штабные сводки составляются обыкновенно лицами, не участвующими непосредственно в бою и лишь очень редко могут отразить истинное развитие событий без поправок участников боевых действий. Не знаю, был ли Е. Ковалев непосредственным участником этих боев, но, судя по некоторым признакам, я склонен, скорее, думать, что он не был таковым.

Мне довелось, как командиру 1-го эскадрона Сводно-Гвардейского кавалерийского полка, участвовать во всем отступлении от центральных губерний России до Новороссийска и, следовательно, принять участие и в Ростовских боях, и я должен, во имя исторической истины, внести некоторые поправки, нарисовав правдивую картину этих боев.

Для того, чтобы общая обстановка была более ясна, надо отметить: во-первых, что зима была тогда холодная и Дон замерз не 2-го января, а гораздо раньше. 24-го или 25 декабря ушел из Ростова в Азовское море ледокол и проломал в уже крепком льду полосу, которая немедленно опять замерзла, затянувшись более тонким, прозрачным льдом, имевшим вид темной ленты на середине реки.

Конная бригада генерала Барбовича, отходя из каменноугольного района, подошла к Ростову 27-го декабря, когда город был уже занят красными. Встреченная огнем, она свернула на Гниловскую, в которой в это время горел, взрываясь, поезд с боевыми припасами. Отбив незначительные атаки конницы противника, бригада спустилась через западную часть станицы к реке, вечером перешла по льду через Дон со всей своей артиллерией, пулеметными тачанками и т. д. и пошла по замерзшим плавням (а их тут 11 верст) на Койсуг, где стала на ночлег. И Дон, несмотря на проход ледокола, и плавни были прочно замерзшими и один-два дня потепления с туманом ничего не изменили. 2-го, 3-го и 4-го января стояли морозы, 5-го же в полдень поднялась сильная метель, длившаяся всю ночь, до рассвета 6-го января, так что заявление Буденного, что «плавни были затоплены водой и покрыты тонким слоем льда» совершенно неверно. Плавни прочно промерзли и «месиво грязи, льда и воды», упомянутое Буденным, было только в более глубоких местах, где их разбивали наши снаряды.

Во-вторых, неверно также и указание Буденного, что «наступлению на Батайск совершенно не благоприятствовала местность». Правый берег Дона — высокий, командующий, а левый — низкий, с поясом плавней. Река протекает под правым берегом, и обе переправы, Аксайская и Нахичеванская, находились вне сферы ружейного огня с нашей стороны, но были под защитой близкого ружейного огня красных, не говоря уже об огне их артиллерии и бронепоездов.

Возвращаясь к статье Е. Ковалева напомню, что наименования частей в гражданскую войну не всегда указывали их силу и поэтому могут легко ввести читателя в заблуждение. Так, хотя в начале статьи и указаны некоторые цифровые данные, Е. Ковалев, говоря о Терско-Кубанском отряде генерала Топоркова, называет его «сводным конным корпусом» из 8-ми полков. Но в нем, по его же словам, было всего около 1.580 шашек, а в двух-полковой бригаде генерала Барбовича — 1.348 шашек, то есть силы приблизительно равные. Так что смело можно было бы говорить «бригада генерала Топоркова» или же «конный корпус генерала Барбовича».

Далее Е. Ковалев, описывая начало боя 6-го января, говорит, что Кубанская дивизия «атаковала красных и стала теснить их к Дону». Кого же могла в крупном столкновении «потеснить» «дивизия» в 700-750 шашек? 2-3 головных эскадрона? Она могла затем лишь заставить противника развернуться и потом — отходить перед ним растянутой лавой назад, к Батайску, что она и сделала.

Последующие фразы: «Вся конная группа — Кубанская и Терская конные дивизии и бригада генерала Барбовича, во главе с генералом Топорковым, обрушилась на конницу противника» и т. д. создают определенно ложное впечатление. Фактически тут атаковали Буденного по численности приблизительно четыре полка — или две бригады — генерала Барбовича и генерала Топоркова.

По схеме, приложенной к статье Е. Ковалева, от Батайска до Ольгинской как будто бы 12-13 верст, в действительности же их 28. Читатель должен это запомнить, ибо это обстоятельство коренным образом меняет картину боя.

Каковы же были намерения красного командования и первые цели, указанные Буденному, после форсирования Дона? На этот вопрос Е. Ковалев отвечает, цитируя книгу Буденного: «С рассветом 6/19-го января 4-я и 11-я кавалерийские дивизии перешли в энергичное наступление, имея задачей выйти на линию Кагальницкая – Азов – Кулешевка – Койсуг – Батайск – Злодейский. 6-я дивизия использовалась для развития успеха 4-ой и 11-ой дивизий…» и далее, упоминая, что «командующий фронтом Шорин не согласился с планом, предложенным Буденным, приказал снова перейти в наступление и во что бы то ни стало овладеть Батайском».

При взгляде на карту становится очевидным, что красные, владея Нахичеванской и Аксайской переправами, имели перед собой в задонской степи глубокий, шириной в 28 верст, плацдарм для разворачивания своих сил. Ольгинская запирала выход с Аксайской переправы и ее надо было захватить, чтобы обеспечить свой левый фланг и тыл прежде, чем идти на Батайск сбивать замок перед Ростовом и захватывать железнодорожный узел. На остальных участках фронта красные должны были наступать, чтобы сковать на них наши войска. План Шорина был ясен и целесообразен и первая цель, после перехода через Дон и обеспечения своего левого фланга, была Батайск.

Рассматривая развитие боя, надо запомнить, что Батайск вдается уступом в плавни, ближе к Ростову и, выходя из плавней перед Нахичеванью, конница Буденного оказывалась сразу на уровне его северной окраины.

4-го января никаких серьезных операций не было. «Яростные бои под Ольгинской» — плод фантазии Буденного, чтобы доказать выполнение приказаний, как справедливо отмечает Е. Ковалев.

5-го января красные форсировали Дон и к вечеру Ольгинская была взята, главным образом — пешими частями при поддержке конницы. Продвижение конных частей на Батайск, а также преследование отходящих частей 3-го Донского корпуса на Хомутовскую, упоминаемое Буденным, были более или менее «обозначенными» и захлебнулись, главным стразом, в сильной пурге. Конная бригада генерала Барбовича, стоявшая в Пеленкино, к вечеру 5-го января поседлала по тревоге, чтобы идти на Батайск, но выступление было отложено до следующего утра ввиду сильной вьюги.

6-го января метель утихла, и утро было солнечное и ясное. Около 7 часов утра, по донесению конных разведчиков-Корниловцев (см. статью полковника Рябинского), ядро конной армии Буденного начало переходить Дон по Нахичеванской переправе. Это были, как указывает в своей книге Буденный, 4-я и 11-я кавалерийские дивизии, которые потом, выйдя из плавней, стали разворачиваться в направлении на Батайск, выслав заслон на Хомутовскую-Злодейский.

Ольгинская была в руках красной пехоты, и с этой стороны Буденный был пока обеспечен.

Конница Буденного шла на Батайск и не из Ольгинской, а с Нахичеванской переправы, которая гораздо ближе.

Бригада генерала Барбовича вышла утром из Пеленкино, через Койсуг, на Батайск. Шла, где было можно, переменным аллюром, но метель намела за ночь большие заносы снега на дороге и поэтому бригада пришла на сборный пункт — железнодорожный переезд на северной окраине Батайска — около 10 часов. К этому времени Кубанцы генерала Топоркова, их было всего 700-750 шашек, уже отходили сильно растянутой лавой на Батайск перед подавляющим по численности противником. Бригада генерала Барбовича, не успев даже спешиться, галопом перешла через железнодорожный переезд и, развернувшись на ходу, пошла вместе с Терцами в атаку.

Нет ничего удивительного в том, что этот эпизод запомнился полковнику Рябинскому: благодаря местности и обстановке, он был на редкость картинным и напоминал скорее бои Наполеоновской эпохи, чем современную войну. На безграничной снежно-белой, ровной степи с разбросанными по ней курганами отходила, совсем близко от Батайска, сильно растянутая, жидкая лава Кубанцев, за ней, на ее плечах, густая лава противника с вкрапленными в нее пулеметными тачанками, а дальше, темными пятнами на снегу — три резервных порядка, по-видимому бригад. Между ними — снимающиеся с передков на открытой позиции орудия и вспышки первых выстрелов. Затем — неожиданное появление из-за железнодорожной насыпи атакующей на широком галопе нашей конницы, прошедшей через отходящую лаву Кубанцев и вместе с ней смявшей и лаву и резервные порядки противника, не успевшие полностью развернуться.

Атака промчалась версты 3-3½, гоня и рубя противника, пока не выдохлись кони и затем, конечно, остановилась. С обеих сторон части стали собираться и приводиться в порядок. Пройдя еще немного вперед, наша конница завязала с превосходящим по численности противником огневой бой, длившийся до тех пор, пока главные силы 4-го Донского конного корпуса, сбив заслон красных, не вышли им во фланг и не атаковали их.

Приводимая полковником Рябинским численность сторон — красной конницы 12-14 тысяч и нашей — 6 тысяч — слишком, пожалуй, преувеличена. С нашей стороны в бою участвовало около 3 тысяч шашек, а у противника — примерно 5-6 тысяч. Надо считать, что в этом столкновении участвовало с обеих сторон около 9 тысяч, много — 10 тысяч, шашек.

Эта первая фаза боя 6-го января разыгралась в 10½-11 часов, до вступления в бой главных сил 4-го Донского корпуса. Донесение Донцов о направлении красными в 15 часов частей своей конницы на Батайск объясняется тем, что заслон на Хомутовскую, упорно дравшийся с разворачивающимися Донцами 4-го корпуса, был принужден загнуть свой фланг ввиду продвижения нашей конницы на восток от Батайска. Конная группа генералов Барбовича и Топоркова к 13 часам, после атаки, спасшей Батайск и отбившей главные силы конницы Буденного, действительно была сосредоточена верстах в 6 восточнее Батайска.

Затем последовала вторая фаза этого боя — общая атака всеми частями на конницу Буденного, попавшую в невыгодное положение, и ее разгром. Выскочить через плавни обратно на Нахичеванскую переправу успела лишь часть 4-й дивизии Буденного. Остальные были прогнаны мимо нее, на Аксайскую переправу, и на станицу Ольгинскую. Части генералов Топоркова и Барбовича продвинулись верст на 18-19 на восток от Батайска, то есть не дошли до Ольгинской верст 10, уже в полной темноте.

7-го января конница Добровольческого корпуса участия в бою не принимала и взятие Ольгинской было делом исключительно Донской конницы и пехоты.

8-го января Буденный опять форсировал Дон по обеим переправам и с утра, совместно с красной пехотой, направил главный удар на Ольгинскую, наступая сравнительно вяло на Батайск. Поскольку я знаю, пехота красных сумела на короткое время занять часть Ольгинской, но ручаться в этом не могу. Атакованный во второй половине дня с запада Кубанцами, Терцами и бригадой генерала Барбовича, а со стороны Ольгинской 4-ым Донским конным корпусом, Буденный был разбит и окончательно отброшен за Дон, потеряв в этих своих двух попытках форсировать реку всю свою артиллерию и большую часть пулеметов.

Ни Донцы, ни Терцы и Кубанцы, ни Добровольцы, по отдельности, таких блестящих результатов не добились бы. Победа и разгром конницы Буденного были достигнуты только общими усилиями всех, а не одних только Донцов. Такими же общими усилиями держался еще месяц фронт по Дону, фронт, на котором не наступило затишья вплоть до обратного взятия нами Ростова 7-8 февраля.

Оставшиеся еще в живых участники всех этих боев вспомнят, наверное, что добровольческую конную бригаду прозвали тогда «пожарной командой Барбовича», так как ее все время бросали восстанавливать положение то на один, то на другой угрожаемый участок. Дралась она и под Азовом, и в Кулешевке, и под Ольгинской, побывала в самой Ольгинской, и на гати к Аксаю, хотя это было далеко вниз от участка Добровольческого корпуса.

Не могу я согласиться и с заключением Е.Ковалева, что проигрыш нами боев 6-8 января был бы немедленным и трагическим концом вооруженной борьбы, которого удалось избежать лишь благодаря Донским казакам. Вековая боевая слава лихих кавалеристов-Донцов всем известна и не нуждается в подтверждении. События после революции ее не затрагивают и не могут ее умалить. Но революция, со всеми ее последствиями, была. Лучшие части войск разлагались и теряли боеспособность, и Донцы не могли быть и не были исключением; много их было и у Буденного.

Когда, месяц спустя, тот же Буденный прорвался на Маныче и вся наша конница была собрана под командованием генерала Павлова, чтобы ликвидировать этот прорыв, в бою под Егорлыцкой 17-го февраля бригада генерала Барбовича, исполняя приказание, пошла в атаку, главные силы Донцов так и остались стоять безучастными свидетелями и в атаку не пошли. Бригада дошла до артиллерийских позиций противника и взяла батарею, но, не поддержанная, была окружена и остатки ее с трудом пробились обратно. В Сводно-Гвардейском кавалерийском полку из 16 офицеров, находившихся в строю, вышли из боя невредимыми лишь два, четыре были ранены, и десять офицеров были убиты. Прорыв ликвидирован не был, и белые армии попали в такое же тяжелое положение, в каком они очутились бы в случае поражения под Ростовом. А и «Новороссийск», и «Крым», и «заграница» после этого все же были.

Я разобрал здесь только лишь действия конницы. Пехота Добровольческого корпуса все эти дни успешно отбивала на своих участках атаки красных, ведшиеся по всему нижнему Дону. Как видно из статьи полковника Рябинского, Корниловцы утром 6-го января приготовились встретить, если нужно, Буденного под Батайском, а в бою с ним 8-го января они принимали активное участие, наступая от Батайска на восток вдоль по плавням.

май 1966 г.
Париж.
Г. Г. Раух



Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв