Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 23rd 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (продолжение, №107). – Анд. Алекс. Власов



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Конец января 1920 года ознаменовался упорной обороной частей Добровольческого корпуса, под командой генерала Кутепова, на позициях к югу и юго-западу от Ростова.

Такой обороны не было в районе Одессы. Там борьба против красных подходила к концу. Казалось, что при численности наших войск, отступавших с разных сторон к Одессе, еще южно было организовать оборону. Однако лишь остатки разных частей, сохранившие боеспособность, ушли под командой генерала Бредова в долгий поход к пределам Польши. Их ждали после похода разоружение и нелег­кая жизнь в лагерях. Бронепоезда не могли участвовать в походе войск генерала Бредова, в стороне от железных дорог. Выступили в по­год только команды наших бронепоездов, очень ослабленные эпидемией сыпного тифа и лишенные своих бронеплощадок.

После того как натиск главной массы советской конницы был отражен в боях у Батайска в начале января 1920 г., — значительная часть конной армии Буденного передвинулась с востоку, к устью реки Маныч, примерно в І0 верстах к востоку от Батайска. Однако численное превосходство советских пехотных дивизий над частями Добровольческого корпуса было весьма значительным, и поэтому атаки на Батайск продолжались и во второй половине января 1920 года.

С утра 14 января началось наступление красных западнее Батайска, в районе селений Койсуг и Кулешевка, на участке Дроздовской дивизии. По приказанию командира дивизиона бронепоезд «За Русь Святую» выехал по Азов­ской ветке, к западу от Батайска, для охраны железнодорожного пути и для поддержания свя­зи с частями Дроздовской дивизии. Не доезжая двух верст до Кулешевки, был встречен разъезд от одного из полков конницы генерала Барбовича. Он сообщил, что там только что были конные разъезды красных. Несколько дальше, на буграх к северу от железной дороги появи­лись неприятельские цепи с конными дозора­ми на флангах. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл по ним беглый огонь, заставил их по­спешно отступить и преследовал их огнем до тех пор, пока они не были отрезаны слева ча­стями одного из полков Дроздовской дивизии. Нашими войсками были взяты пленные и пулеметы. На железнодорожном разъезде Кулешевка бронепоезд установил связь и оставался в распоряжении командира батальона одного из Дроздовских полков. Затем бронепоезд был спешно вызван в Батайск и там получил прика­зание выехать на Ростовское направление. Кра­сные настойчиво вели наступление, стремясь взять Батайск атакой с фронта. Советские тя­желые орудия обстреливали станцию Батайск. Выехав за станцию к семафору, бронепоезд «За Русь Святую» обнаружил густые цепи пехоты противника, наступавшие по обеим сто­ронам железнодорожного полотна. Вместе с це­пями наступали пулеметы на тачанках. Броне­поезд открыл по ним огонь и тотчас привлек на себя огонь нескольких советских батарей со стороны Ростова и Нахичевани. Продолжая обстрел неприятельских цепей из двух орудий, бронепоезд отвечал советской артиллерии огнем одного 75-милиметрового орудия. Под обст­релом бронепоезда цепи красных залегли, а пу­леметные тачанки скрылись. Бронепоезд «За Русь Святую» оставался на позиции до насту­пления темноты, продолжая изредка стрелять по противнику, а затем вернулся на станцию Батайск для снабжения. Тяжелый бронепоезд «На Москву», участвовал в течение всего дня 14 января в обороне Батайска, обстреливая с запасных путей станции наступающего непри­ятеля. Некоторые тяжелые орудия бронепоез­да сделали по 160 выстрелов за день.

15 января прибыл в Батайск командир Доб­ровольческого корпуса генерал Кутепов. Он благодарил наши части за упорную оборону станции и города Батайск. Бронепоезд «За Русь Святую» получил благодарность командира корпуса за отражение неприятельских атак на станцию Батайск. Генерал Кутепов наградил Георгиевскими крестами четырех нижних чи­нов из состава команды бронепоезда, наиболее отличившихся в последних боях. В ближайшие дни части Корниловской дивизии были смене­ны на фронте у Батайска частями Алексеев­ской дивизии.

20 января началось с утра наступление кра­сных на Батайск с фронта и западнее, близ се­лений Койсуг и Кулешевка. Бронепоезд «За Русь Святую» выехал за будку к железнодо­рожному мосту. Оказалось, что цепи против­ника находятся уже в непосредственной бли­зости к окраинам Батайска. Бронепоезд открыл по ним беглый огонь и сейчас же оказался под обстрелом батарей красных со стороны Росто­ва. Кроме того, с маленькой станции Заречная, на южном берегу реки Дон, близ начала желез­нодорожного моста, стрелял из 42-линейного орудия советский бронепоезд. Находясь под со­средоточенным обстрелом неприятеля, бронепоезд «За Русь Святую», маневрировал и вел непрерывный огонь по цепям советской пехо­ты, которая была принуждена залечь. Неприя­тельские пулеметные тачанки и группы всад­ников были разогнаны. Несколько неприятель­ских снарядов перебили путь позади бронепо­езда. Была вызвана по телефону помощь для починки этого пути. Красные еще усилили свой артиллерийский огонь, и один 42-линей­ный снаряд попал под паровоз бронепоезда. Силой взрыва был сброшен на полотно офицер-механик. Другой снаряд разбил колесо бронеплощадки с 3-дюймовым орудием. Бронепоезд не мог больше двигаться. Несмотря на это, бро­непоезд «За Русь Святую» продолжал обстрел неприятельских цепей. К нему присоединился тогда бронепоезд Донской армии «Атаман Сам­сонов», которым командовал поручик Воронов. Этот бронепоезд стал у разрушенного железно­дорожного моста. С разрешения командира ди­визиона, подбитая площадка бронепоезда «За Русь Святую» была оставлена на пути. Под продолжавшимся обстрелом бронепоезд отошел на станцию Батайск, чтобы там перейти на дру­гой путь. Затем бронепоезд «За Русь Святую» вернулся к отцепленной бронеплощадке, кото­рую начали поднимать на рельсы, и стал рядом с нею. Между тем бронепоезд «Атаман Самсо­нов» подвергался усиленному артиллерийско­му обстрелу и, маневрируя, наскочил на взор­ванное место пути. Его контрольная площадка сошла с рельс. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл огонь, привлекая на себя внимание кра­сных, и в это время бронепоезд «Атаман Самсо­нов» успел починить путь. К наступлению тем­ноты атаки красных были окончательно отби­ты. Вспомогательный паровоз увел подбитую бронеплощадку в депо станции Батайск. После этого и наши два бронепоезда вернулись на станцию.

На следующий день 21 января красные по­вели новое наступление с фронта на Батайск. Но их главная атака была направлена западнее, на позиции Дроздовской дивизии. Бронепоезд «За Русь Святую» вышел сначала на Ростов­ское направление к семафору. Однако вскоре он был послан по Азовской ветке к железнодо­рожному разъезду у селения Кулешевка. По слухам это селение уже было занято красны­ми, прорвавшимися восточнее Азова. Недале­ко от разъезда Кулешевка была замечена на ступавшая неприятельская цепь. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл по ней огонь и при­нудил к отступлению. Немного дальше броне­поезд обстрелял батарею противника, шедшую в конном, строю. Еще дальше в том же направ­лении путь оказался разобранным. Чины бро­непоезда приступили к его починке. Во время этой работы бронепоезд «За Русь Святую» был атакован конной лавой советских всадни­ков, которые вероятно ждали в засаде. Подпустив скачущих всадников на близкую дистан­цию, бронепоезд открыл по ним огонь из пу­леметов и картечью. Всадники поскакали обрат­но, понеся потери. Бронепоезд «За Русь Свя­тую» занимал разъезд Кулешевка до вечера и с наступлением темноты вернулся на станцию Батайск. В это время распространилась весть о победе 4-го Донского корпуса, которым ко­мандовал тогда генерал Павлов, к востоку от Батайска. Конница красных была отброшена за реку Маныч. Войска 4-го Донского корпуса взяли у неприятеля 40 орудий. Эта весть спо­собствовала подъему духа наших войск. Одна­ко не было свежих резервов для того, чтобы довершить победу немедленным преследова­нием.

На линии Царицын Тихорецкая продолжа­ли действовать в это время легкие бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину». После боя у станции Великокняжеская, пример­но в 170 верстах от Тихорецкой, бронепоезда прикрывали 12 января отход частей 1-го Кубанского корпуса на южный берег реки Маныч. С 13 по 19 января бронепоезда «Генерал Алек­сеев» и «Вперед за Родину» несли поперемен­но, по суткам, сторожевую службу на разъезде Маныч, близ берега реки того же названия, и переходили в резерв на станции Шаблиевская и Торговая, примерно в 135 верстах от станции Тихорецкая, в распоряжение начальника шта­ба 1-го Кубанского корпуса. 20 января броне­поезд «Вперед за Родину», участвовал в бою при отражении попытки неприятеля перепра­виться через реку Маныч.

Несколько бронепоездов были оставлены в течение января 1920 года в тыловом районе за фронтом Добровольческого корпуса. Одной бронеплощадке из состава бронепоезда «Моск­ва» было поручено сопровождать до Новороссийска эвакуированное Ростовское отделение Государственного банка. Затем эта бронеплощадка была оставлена у Новороссийска для ох­раны туннелей. Другая часть бронепоезда «Мо­сква» сопровождала до Екатеринодара штаб корпуса. Потом бронепоезду «Москва» была поручена охрана железнодорожной линии Екатеринодар Новороссийск. Команда бронепоез­да «Орел» прибыла 8 января на станцию Абинская, примерно в 60 верстах от Новороссийска. Там была вскоре получена одна пулеметная бронеплощадка. Во второй половине января бронепоезд «Орел» был отправлен на охрану железнодорожного участка между станциями Екатеринодар и Крымская, около 80 верст дли­ной. В той местности так называемые «зеленые» нападали на станции и поезда, нарушая железнодорожное движение. Команда бронепо­езда «Орел» также выставляла полевые караулы на окраинах станицы Абинской. 18 ян­варя капитан Прокопович был назначен коман­диром бронепоезда «Генерал Корнилов». Команда бронепоезда выехала во главе с новым командиром, на станцию Абинская для формирования новой боевой части. Затем бронепоезда «Генерал Корнилов» и «Мстислав Удалой» несли сторожевую службу против зеленых, бронепоезд «Иоанн Калита» был отправлен коло 10 января на охрану от зеленых Черноморско-Кубанской железной дороги. Эта железнодорожная линия, недавно построен­ия, была проведена между узловыми станциями Кущевка, Тимошевская и Крымская. Водоснабжение на ней было еще мало удовлетворительным.

На северо-восточном Кавказе бронепоезд Офицер» получил 13 января приказание ид­и в Армавир. Однако по прибытии на узло­вую станцию Минеральные Воды бронепоезд был задержан по приказанию начальника штаба Кавказской армии и назначен для охраны железнодорожного пути на участке между станциями Нагутская и Георгиевск, на протя­жении приблизительно 80 верст. 19 января бронепоезд «Офицер» обстреливал артиллерийским огнем селение Суркульское, близ станции Курсавка, где укрывались вооруженные повстанцы. Посланный для связи на станцию Суворовская, в том же районе, паровоз вспомогательного поезда потерпел крушение, наскочив на разобранный путь. 21 января бронепоезд Офицер» выходил на станцию Курсавка, где были произведены аресты агитаторов, призывавших к истреблению офицеров. 31 января бронепоезд «Офицер» прибыл на станцию Тихорецкая, где был назначен для охраны Ставки Главнокомандующего. В то же время бронепоезд «Терец» находился несколько восточнее, в районе города Грозный. Оттесненная от селения Костек конница повстанцев двинулась вверх по течению реки Сулак, в горы. Наша конница ее преследовала. Повстанцы вошли в Темир-аул, близ железной дороги, и оттуда стремились 14 января через железнодорожную линию. Однако конница противника была своевременно замечена. Орудийным и пулеметным огнем наших бронепоездов «Терец» и Апшеронец» повстанцы были оттеснены обратно в аул. При этом бронепоезд «Терец» захватил тачанку в запряжке с пулеметом системы Максима. 15 января часть нашего Хасав-Юртовского отряда повела наступление со стороны аула Карлан-Юрт на Темир-аул. Наши бронепоезда поддерживали это наступление артиллерийским огнем. Аул был занят на­шими войсками. Конница повстанцев частью шла через реку Сулак, а частью рассеялась по лесам. 25 января телеграммой командира 2-го кавказского корпуса бронепоезд «Терец», был вызван в резерв на станцию Грозный. Там он сменил бронепоезд «Олег», который отправился на станцию Хасав-Юрт, примерно в 75 верстах к востоку от станции Грозный.

На направлении Знаменка Одесса находился 11 января бронепоезд «Генерал Духо­нин», отошедший на станцию Елизаветград. Красные начали наступление с севера, и броне­поезду было приказано выдвинуться навстре­чу противника. Под сильным огнем неприятель­ских батарей бронепоезд «Генерал Духонин» был принужден медленно отходить к станции, обстреливая цепи красных. После того как на­ша пехота оставила город Елизаветград, бронепоезд «Генерал Духонин» и прибывший на помощь бронепоезд «Доблесть Витязя» своим огнем не позволяли неприятельской кавалерии выходить из города для преследования на­ших отступающих частей. С наступлением тем­ноты наши бронепоезда отошли на станцию Плетеный Ташлык, примерно в 40 верстах от Елизаветграда. Через несколько дней бронепоезд «Генерал Духонин» должен был отправиться на станцию Вознесенск, приблизительно в 165 верстах от Одессы, для промывки и ре­монта паровоза. Около 18 января бронепоезд «Генерал Духонин» был отправлен для борьбы с повстанцами к станции Веселиново, в 125 верстах от Одессы, когда было получено известие, что красные заняли Вознесенск, подой­дя к нему с востока. Наша пехота оставила го­род под давлением противника, и советская ар­тиллерия стала обстреливать возвращавшийся в Вознесенск бронепоезд. Выходом к Вознесенску красные перерезали прямой железнодорожный путь Помощная-Одесса, около 245 верст длиной. Через некоторое время на­ша пехота при поддержке бронепоезда «Гене­рал Духонин» вытеснила неприятеля из Вознесенска, но было мало надежды на то, что удастся удерживать город и станцию в течение продолжительного времени. Нужно было вы­везти боевой состав бронепоезда «Непобедимый», который стоял на станции Вознесенск с холодным паровозом. Ночью красные снова атаковали город и станцию и успели поджечь состав со снарядами у выходных стрелок в сто­рону станции Помощная. В чрезвычайно труд­ных условиях были произведены маневры, бронепоезд «Генерал Духонин» с прицепленным боевым составом бронепоезда «Непобедимый» отошел к узловой станции Помощная, то есть в противоположную от Одессы сторону. В пу­ти, при отсутствии дров и воды команда бро­непоезда «Непобедимый» ломала щиты и ко­лья для топлива и наполняла тендер, поднося ведрами снег. Почти в то же время оставшийся на станции Помощная бронепоезд «Коршун» должен был начать отход к Вознесенску. Но по железнодорожному телефону передали, что со стороны станции Вознесенск идут к станции Помощная два эшелона, которые застряли в снежном заносе. Для выяснения обстановки командир бронепоезда «Коршун» капитан Магнитский сам взял трубку телефонного аппарата и вдруг узнал голос командира Симферопольского офицерского полка, полковника Рабочевского, с которым он был лично знаком. Командир полка сообщил, что на станции Вознесенск на эшелоны напали красные, что в сторону Одессы прорваться невозможно, и что по­этому он отходит к станции Помощная. Броне­поезд «Коршун», остался на этой узловой станции, чтобы подождать там эшелоны, к кото­рым были высланы на помощь рабочие и два паровоза. После долгой борьбы со снегом два эшелона благополучно прибыли на станцию Помощная. Их снабдили водой и дровами, и они тотчас ушли в западном направлении по желез­нодорожной линии Помощная Бирзула с на­деждой на то, что эта линия еще свободна от красных. Таким образом рассчитывали попасть в Одессу кружным путем протяжением около 390 верст, перейдя на узловой станции Бирзу­ла на двухколейную линию Киев Одесса. Око­ло 20 января наши бронепоезда оставили стан­цию Помощная и отправились в сторону Одес­сы тем же кружным путем. При этом отходе оставшийся без воды паровоз бронепоезда «Непобедимый» был приведен в негодность и по приказанию командира 5-го бронепоездного дивизиона боевые площадки бронепоезда «Не­победимый» были распределены между други­ми бронепоездами. При оставлении станции Ольвиополь (Подгородная) был взорван боль­шой железнодорожный мост через реку Юж­ный Буг.

Около 15 января на узловую станцию Бир­зула, примерно в 175 верстах от Одессы, при­были отошедшие с севера, от узловой станции Вапнярка, бронепоезда «Богатырь» и «Доброволец», входившие в состав 8-го бронепоездно­го дивизиона. В это время на станции Бирзула находился также недавно сформированный не­штатный бронепоезд «Гроза». Бронепоезд «Богатырь» дважды выходил со станции Бир­зула в северо-западном направлении на рас­стояние около 75 верст к станции Рыбница для того, чтобы оказывать помощь коменданту ме­стечка Рыбница при усмирении восстания ме­стных большевиков. Артиллерийского огня на пришлось открывать. 20 января бронепоезда «Богатырь» и «Доброволец», двигаясь в хво­сте многих поездных составов, отошли на уз­ловую станцию Раздельная, примерно в 70 вер­стах к северу от Одессы. 23 января бронепоез­ду «Богатырь» было приказано идти в ремонт в Одессу. Однако по прибытии на станцию Одесса товарная оказалось, что никакой ремонт не возможен. В разных частях города начались восстания местных большевиков. Эва­куация Одессы ожидалась с часа на час. На сле­дующий день 24 января бронепоезд «Богатырь» возвратился на станцию Раздельная. Вероятно в тот же день на станцию Раздельная прибыли с севера отходившие бронепоезда

«Коршун» и «Генерал Духонин». Станция Раздельная была переполнена бронепоездными и другими составами. Ввиду создавшихся труд­ностей командир 8-го бронепоездного дивизио­на полковник Зеленецкий, как старший начальник, взял на себя, совместно с комендантом станции, задачу разгрузить железнодорожный узел. Полковник Зеленецкий лично распоряжался каждой очередной отправкой поездов. За два или три дня станция Раздельная была разгружена. Все бронепоезда двинулись по ли­нии Раздельная Тирасполь, протяжением при­близительно в 40 верст. К западу от станции Тирасполь находился мост через реку Днестр, вдоль которой проходила граница с территори­ей Бессарабии, занятой румынскими войсками. Среди отошедших по линии на Тирасполь бро­непоездов был и легкий бронепоезд «Коршун», который остановился на станции Кучурган, примерно в 30 верстах к востоку от Тирасполя. Около 28 января бронепоезд «Коршун» полу­чил приказание отправиться на разведку через станцию Раздельная к Одессе, чтобы выяснить, находится ли еще в Одессе штаб генерала Шиллинга. Бронепоезд вышел со станции Ку­чурган вечером, с потушенными огнями. На уз­ловой станции Раздельная все было спокойно. Там бронепоезд повернул на юг, в сторону Одес­сы. Железнодорожные служащие был этим очень удивлены. Пройдя по направлению к Одессе, примерно 20 верст, бронепоезд «Кор­шун» остановился на станции Еремеевка. На­чальник этой станции решительно объявил, что генерал Шиллинг и его штаб уже покинули Одессу и ожидается скорое занятие советски­ми войсками станции Раздельная. Бронепоезд «Коршун» повернул обратно и благополучно дошел ночью до района станции Тирасполь.

29 января стало известно, что продолжав­шиеся несколько дней переговоры с румынски­ми властями окончились без успеха. Румын­ские власти отказались пропустить части Доб­ровольческой армии через занятую румынами территорию для отправки в Крым. Тогда гене­рал Бредов приказал оставить боевые соста­вы бронепоездов, приведя их материальную часть в негодность. Командам бронепоездов бы­ло приказано отходить вместе с другими на­шими частями, взяв с собой по возможности пулеметы, по направлению к пределам Поль­ши. Так в районе Тирасполя были оставлены наши бронепоезда: «Витязь»,. «Доблесть Ви­тязя», «Князь Пожарский», «Непобедимый», «Коршун», «Генерал Шифнер-Маркевич», «Баян», «Генерал Духонин», «Гроза» и еще несколько бронепоездов, недавно сформирован­ных.

Команды бронепоездов, отступавшие в сос­таве отряда генерала Бредова, не были сведе­ны в одну воинскую часть, а присоединились к разным частям. Сохранились последние сведения о некоторых бронепоездах. Сильная эпи­демия сыпного тифа распространилась в то вре­мя среди чинов команды бронепоезда «Добле­сть Витязя». Командир бронепоезда, учитывая обстановку, заранее готовился к далекому по­ходу. Были приготовлены около десяти под­вод для перевозки тяжелых больных. 30 января с орудий бронепоезда были сняты прицелы и панорамы, приведены в негодность пулеметы и то ручное оружие, которое приходилось оста­вить. Рано утром 31 января боевой состав бро­непоезда «Доблесть Витязя» был уничтожен. После сильного разгона его спустили под откос, так что бронеплощадки были исковерканы. В паровозе взорвался котел. Команда бронепоез­да вошла в состав Волчанского отряда. Уже 2 февраля во время боя с преследующими красными был тяжело ранен командир бронепоезда «Доблесть Витязя», капитан Имшеник-Конд­ратович. Подпоручики Фок и Радикевич пытались вынести своего тяжело раненного коман­дира, однако он твердым голосом приказал офицерам оставить его и спасаться самим. Затем капитан Имшеник-Кондратович застрелился из револьвера, который все время держал в руке, чтобы не быть захваченным кра­сными.

Команды бронепоездов «Непобедимый» и «Коршун» были присоединены к 75-му пехот­ному Севастопольскому полку. При команде бронепоезда «Коршун» отправилась в поход подвода, на которую были погружены снятые с боевого состава бронепоезда замки орудий и пулеметов. На ту же подводу погрузили и четыре мешка соли, каковая могла оказаться цен­ным платежным средством при покупке продо­вольствия во время похода. Три офицера бро­непоезда «Коршун» были тяжко больны сып­ным тифом. Удалось устроить их в Тираспольскую городскую больницу, снабдив солдатски­ми документами и соответственным солдатским обмундированием. Всем трем больным удалось выздороветь. Один из них попал затем в По­льшу и присоединился в лагере к своим сослу­живцам по бронепоезду.

При оставлении боевого состава бронепоезда «Генерал Духонин» был сожжен паровоз, сняты и утоплены замки орудий и уничтожены пулеметы. Команда бронепоезда при­соединилась к команде штаба отряда генера­ла Бредова.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

После оставления Одессы и всего простран­ства к западу от Днепра фронт военных дейст­вий Вооруженных сил Юга России против кра­сных сократился. Борьба значительных сил противников у северных выходов из Крыма еще не начиналась. Зато в февраля 1920 года развивались с переменным успехом упорные бои на фронте у Ростова и к юго-востоку от него, близ границы Донской и Кубанской обла­стей. Штаб Главнокомандующего выработал план короткого наступления войск Доброволь­ческого корпуса и примыкавших к его правому флангу частей Донской армии. Совместное на­ступление этих наших войск и переправа через нижнее течение реки Дон должно было приве­сти к образованию плацдарма вокруг Ростова и Нахичевани для будущих более широких на­ступательных действий.

Подготовка к наступлению на Ростов прои­сходила в Батайске в первые дни февраля. Бронепоезд «За Русь Святую» выезжал но чью к железнодорожному мосту. Производилась разведка пути до маленькой станции За­речная, были осмотрены повреждения на пер­вом виадуке и была построена обводная линия в обход железнодорожного моста.

С рассветом 7 февраля началось наступле­ние пехотных дивизий Добровольческого кор­пуса и кавалерии генерала Барбовича на их правом фланге. Артиллерийская стрельба все усиливалась. В Батайск прибыл генерал Кутепов. Примерно в 9 часов утра колонна бро­непоездов двинулась к Ростову. Впереди шел бронепоезд Донской армии «Атаман Самсо­нов», под командой поручика Воронова. Этот бронепоезд был вооружен 3-дюймовыми ору­диями, между тем как на вооружении броне­поезда «За Русь Святую» было лишь одно 3-дюймовое орудие и два морских 75-милимет­ровых орудия. Запас снарядов для этих двух орудий был тогда весьма ограничен, чем и объ­ясняется решение поставить бронепоезд «За Русь Святую» в колонне позади бронепоезда «Атаман Самсонов». Вслед за двумя легкими бронепоездами шел вспомогательный поезд и на некотором расстоянии за ним — одна пло­щадка тяжелого бронепоезда «На Москву». Главная часть боевого состава этого бронепоез­да вышла к железнодорожному мосту у Батай­ска для борьбы с батареями красных. Сейчас же за первым виадуком колонна бронепоездов остановилась для починки пути. Вплоть до ма­ленькой станции Заречная у южного берега реки Дон железнодорожный путь был испор­чен во многих местах. Рельсы были сняты в шахматном порядке. После первой же останов­ки колонна бронепоездов оказалась под силь­ным обстрелом неприятельских батарей с се­веро-востока, со стороны Нахичевани. Противник мог хорошо вести наблюдение. Прямое обсаженное деревьями железнодорожное полотно резко выделялось на снежной равнине. Поскольку деревья были без листвы, они не могли служить укрытием для поездных со ставов с дымящими паровозами. Неприятельский снаряд попал в соседний путь рядом с бронепоездом «За Русь Святую», но не разор­вался. Другой снаряд пробил контрольную площадку. В течение всего дня 7 февраля сильный мороз сопровождался ветром, и номера при орудиях на наших артиллерийских открытых бронеплощадках весьма страдали от холода. Бронепоезду «За Русь Святую» было приказано не стрелять до получения особого распоря­жения об этом. После того как бронепоезда мед­ленно прошли около 5 верст и остановились для новой починки пути, вблизи от них стали ложиться и тяжелые снаряды красных. В это время бронепоезд противника препятствовал продвижению частей Корниловского полка, и бронепоезд «За Русь Святую» получил раз решение открыть огонь. Около 15 часов наши бронепоезда вошли на станцию Заречная под продолжавшимся артиллерийским обстрелом. К нему присоединился и пулеметный огонь во фланг с набережной реки Дон. Части Корнилов­ского полка овладели предместьем Темерник и спускались к вокзалу Ростова. Батареи крас­ных, стоявшие в городе, открыли беглый огонь по Темернику, железнодорожному мосту и станции Заречная. Бронепоезд «За Русь Святую» обстреливал из пулеметов набережную и, по указанию нашей пехоты, верхние этажи некоторых домов в городе, откуда стреляли пу­леметы неприятеля. После осмотра пути до же­лезнодорожного моста через Дон и самого мо­ста бронепоезда «Атаман Самсонов» и «За Русь Святую» прошли через него на станцию Рос тов. Но так как время для осмотра моста было ограничено, то среди команд некоторые испы­тывали беспокойство: а вдруг мост все-таки взорвется при проходе одного из наших броне поездов? К этому времени части. Корниловского полка прошли вокзал и вели наступле­ние уже в городе. Улицы близ станции были совершенно пусты. В речке, впадавшей в Дон, лежал на боку танк, вероятно, оставленный на­шими войсками при отходе в декабре. Иногда по бронепоездам стреляли из винтовок откуда-то сверху. В тот же день 7 февраля донские части генерала Гусельщикова заняли станцию Аксайская и этим перерезали железнодорожную линию Ростов-Новочеркасск. Нашими вой­сками были захвачены целиком или частично советские бронепоезда: «Товарищ Ленин — но­мер 1-ый, «Гром» (сошедший с рельс на стан­ции Заречная), «Красный кавалерист» и «Сво­бодная Россия», а также бронепаровоз с над­писью «Смерть директории» и состав базы бронепоезда «Товарищ Руднев». Поздно ночью наши бронепоезда возвратились на станцию Ба­тайск.

8 февраля оказалось, что к концу ночи крас­ные потеснили наши части и снова заняли го­род Ростов. Но части Корниловского полка удерживали Темерник. Бронепоезд «Атаман Платов», остававшийся на станции Заречная, должен был отойти из за недостатка воды в паровозе. Бронепоезда «Атаман Самсонов» и «За Русь Святыую» пошли к Ростову после 9 часов и вскоре оказались под обстрелом непри­ятельской батареи. По пути была замечена на­ша легкая батарея, становившаяся на позицию в глубоком снегу, как будто для стрельбы по Ростову. У станции Заречная наши бронепоезда были обстреляны тяжелыми орудиями красных. Видно было, как шрапнель противника рвет­ся над кладбищем на горе, где удерживались наши войска. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл огонь по наблюдательному пункту крас­ных, обнаруженному на одном высоком доме, а затем перенес огонь на площадь у собора в го­роде, где, по-видимому, стояла неприятель­ская батарея. Вскоре артиллерийский огонь противника прекратился. Бронепоезда «Атаман Самсонов» и «За Русь Святую» перешли по мосту на станцию Ростов и получили приказание от начальника штаба Корниловской дивизии двигаться в сторону станции Нахиче­вань, примерно в 10 верстах от станции Ростов, чтобы поддерживать дальнейшее наступление частей Корниловской дивизии. Однако, броне­поезда не могли продвинуться далеко в этом на­правлении, так как пути были загромождены поездными составами. Отойдя на станцию Ростов для снабжения водой и топливом, броне­поезд «За Русь Святую» стал рядом с так называемой «летучкой» — хорошо оборудован­ным санитарным поездом — «Имени 1-ой Дон­ской дивизии». Этот санитарный поезд был за­хвачен красными со всем личным составом, ко­торый был принужден обслуживать неприятеля. Заведывавшие личным составом совет­ские комиссары успели бежать, а освобожден­ные из плена наши сестры милосердия привет­ствовали офицеров бронепоезда. Незадолго до полуночи бронепоезд «За Русь Святую» ото шел в Батайск, уведя туда вышеупомянутый санитарный поезд.

9 февраля бронепоезд «За Русь Святую» находился утром близ вокзала Ростова. Город был окончательно занят войсками Доброволь­ческого корпуса. На бронепоезд возвратились двое солдат, которые отстали при отходе в де­кабре и скрылись от красных. На одном из за­пасных путей был обнаружен товарный вагон, на одну треть наполненный географическими картами. Никто его не охранял. Прибыл на станцию Ростов «1-ый Отдельный тяжелый» бронепоезд, боевая часть которого состояла то­гда из трех 6-дюймовых орудий. После полу­дня бронепоезд «За Русь Святую» начал продвигаться в сторону станции Нахичевань. На крутом подъеме оказалось несколько брошен­ных составов, которые, по-видимому, расцеплялись по частям. Видно было немало мертвых тел. В одном месте ими был наполнен целый ва­гон. Труп какого-то советского начальника ле­жал на спине, с раскинутыми руками. На нем были красные шаровары с широким золотым лампасом.

Бронепоезду не удалось пройти от станции Ростов, дальше трех верст, так как у переезда «777-ой версты» был взорван мостик и не быю средств для его скорой починки. Около 22 часов стало известно, что вследствие опасного положения на направлении Царицын Тихорецкая предстоит отход наших войск из Ростова. Сказалось большое численное превосходство конницы красных над нашими конными частями. Выставив против них заслон, часть кавалерии Буденного продолжала свое движе­ние в сторону Кубанской области. Бронепоезд «За Русь Святую» должен был остаться на станции Ростов последним, после отхода нашей пехоты. В 4 часа 10 февраля были начаты маневры на станции Ростов. Подрывники Корниловской дивизии подготовили взрывы по указаниям командира бронепоезда. Решено было взорвать динамитом крестовины у стрелок, как наиболее трудно заменимые части пути. Еще не осведомленные о положении жители города спокойно собрались в большом числе с ведрами, чтобы набрать воды. Когда им махали, чтобы они поскорее уходили, это не было понятно. Внезапно загрохотали взрывы, и лишь тогда жители города разбежались во все стороны. К бронепоезду подходили отдельные офицеры, чтобы«узнать о положении», они были пора­жены вестью о почти законченном оставлении Ростова нашими войсками. К боевому составу бронепоезда было прицеплено несколько вагонов для воинских чинов и беженцев. После отхода на станцию Заречная там тоже были взорваны входные стрелки со стороны Ростова. Видны были отдельные группы людей, поспеш­но уходивших по льду на южный берег реки Дон. С наступлением темноты бронепоезд «За Русь Святую» отошел со станции Заречная на станцию Батайск. Туда успели вывезти взятые боевые площадки советских бронепоездов, а также часть бронеплощадок наших бронепоездов «Иоанн Калита» и «Слава Офицеру», ко­торые были оставлены у Ростова при отступле­нии в конце декабря 1919 года.

Отступление очень ослабленных в смысле численности войск Кавказской армии продол­жалось в начале февраля 1920 года. Бронепо­езда «Генерал Алексеев» и «Вперед за Роди­ну» вели 3 февраля совместно с частями 2-ой пластунской бригады арьергардный бой при эвакуации узловой станции Торговая, пример­но в 135 верстах к северо-востоку от станции Тихорецкая. Ночью наши бронепоезда отошли на станцию Развильная, в 100 верстах от стан­ции Тихорецкая. 5 февраля командир 1-го Ку­банского корпуса приказал бронепоездам «Ге­нерал Алексеев» и «Вперед за Родину» вые­хать в сторону станции Торговая для установ­ления связи с войсками Донского корпуса гене­рала Павлова. Части этого корпуса по непроверенным сведениям подошли к станциям Вели­кокняжеская и Торговая. Шедший впереди бро­непоезд «Вперед за Родину» наскочил на бо­льшой снежный занос на полотне. Контроль­ная площадка сошла с рельс и свалилась под откос, и был порван фаркоп передней орудий­ной площадки. Наши бронепоезда вернулись на станцию Развильная, откуда неисправная бронеплощадка была отправлена в ремонт на станцию Тихорецкая. 6 февраля бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину» стояли в резерве на станции Песчаноокопская, примерно в 85 верстах от станции Тихорецкая. В 20 часов оба бронепоезда взяли десант от 2-ой пластунской бригады и выехали в направлении к станции Торговая для новой попытки уста­новить связь с войсками корпуса генерала Пав­лова. Ночью у шедшего впереди бронепоезда «Генерал Алексеев» оторвалась задняя конт­рольная платформа. Она пошла назад под ук­лон и наскочила на передние контрольные платформы бронепоезда «Вперед за Родину». Платформы были при этом настолько повреж­дены, что обоим бронепоездам пришлось вер­нуться на станцию Песчаноокопская. Затем бронепоезд «Вперед за Родину» снова вышел в указанном направлении и дошел до станции Развильная с большими трудностями из за снежных заносов. На следующий день 7 фев­раля бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Впе­ред за Родину» вышли со станции Развильная на разведку в сторону станции Торговая. Прой­дя примерно 20 верст до станции Крученская, бронепоезда обнаружили разъезды конницы красных и обстреляли их. Вне досягаемости артиллерийского огня можно было наблюдать большие неприятельские колонны, которые двигались в сторону станции Тихорецкая. До­неся о замеченном, наши бронепоезда возвра­тились на станцию Песчаноокопская. Оттуда бронепоезд «Вперед за Родину» перешел 8 февраля на станцию Белоглинская, примерно в 65 верстах от станции Тихорецкая, для охраны штаба 1-го Кубанского корпуса.

9 февраля утром бронепоезд «Генерал Алек­сеев» занимал позицию около станции Песчано­окопская, а бронепоезда «Вперед за Родину» и «2-ой отдельный тяжелый бронепоезд «нахо­дились на станции Белоглинская, примерно на 20 верст дальше к юго-западу. На этой станции находился также состав штаба 1-го Кубанско­го корпуса. Около 11 часов наши разъезды до­несли, что красные обошли село Белая Глина и зашли в тыл станции Для проверки донесения был выслан бронепоезд «Вперед за Роди­ну». Пройдя около версты, бронепоезд встретил лаву конницы красных, направлявшуюся от се­ла Белая Глина к железнодорожному полотну. Бронепоезд открыл огонь, и в это время стан­цию Белоглинская начали спешно эвакуировать. Первым вышел со станции состав штаба 1-го Кубанского корпуса, за ним «2-ой отдель­ный тяжелый» бронепоезд, а затем вспомогательный поезд. Бронепоезд «Вперед за Роди­ну», обстреливая лаву красных, продолжал двигаться в направлении следующей станции Ея, от которой было около 45 верст до станции Тихорецкая. Когда бронепоезд подошел ко взорванному участку пути, команда начала его починку, несмотря на обстрел. Между тем крас­ные, захватившие в селе Белая Глина легкую батарею гренадерской дивизии, открыли из взятых ими орудий частый огонь по бронепо­езду «Вперед за Родину». Бронепоезд стал стрелять по батарее, но вскоре был подбит бронепаровоз и одно из орудий бронепоезда. Отход к своим частям представлялся невозможным. К команде бронепоезда присоединились для обо­роны чины штаба 1-го Кубанского корпуса во главе с командиром корпуса генералом Крыжановским. Вместе с ними команда бронепоез­да «Вперед за Родину» отбивалась в течение двух часов от атак многочисленной конницы красных. Бой кончился тем, что часть команды была зарублена, а часть взята в плен. В бою 9 февраля были убиты из личного состава броне­поезда «Вперед за Родину»: штабс-капитан Романов, поручики Кириленко и Иванов, под­поручик Термен и 14 солдат. Захвачены непри­ятелем две орудийные бронеплощадки систе­мы Голяховского. Командир корпуса генерал Крыжановский был зарублен. Красные захва­тили также «2-ой отдельный тяжелый» броне­поезд в составе двух бронеплощадок с 6-дюй­мовыми орудиями. Командир бронепоезда пол­ковник Положенцев и три офицера были взяты в плен, но двум офицерам удалось бежать от красных.

Между тем находившийся ближе к фронту, около станции Песчаноокопская, бронепоезд «Генерал Алексеев» получил приказание отхо­дить, прикрывая малочисленные части 1-го Кубанского корпуса, всего не более 700 человек. Со стороны станции Белоглинская стала слыш­на сильная артиллерийская стрельба. Попытка включиться в железнодорожный телефонный провод, чтобы выяснить обстановку, была без­успешной. Станция Белоглинская не отвечала. Высланная с бронепоезда «Генерал Алексеев» разведка установила, что эта станция прочно занята большими силами неприятельской кон­ницы с артиллерией. Остатки частей 1-го Ку­банского корпуса не вступали в бой и стара­лись отходить к станице Павловской. Вскоре стало видно, что кавалерия красных их нагна­ла и рубит, захватывая артиллерию. Бронепоезд «Генерал Алексеев» открыл тогда огонь по станции Белоглинская и сделал попытку пробиться на следующую станцию Ея. Однако шедший впереди вспомогательный поезд сошел с рельс на входных стрелках станции Белог­линская. С этого момента красные перестали стрелять по бронепоезду, будучи уверены, что он им скоро достанется. В части команды, сос­тоявшей из кубанцев, стало заметно нежела­ние сопротивляться. Около 16 часов стало тем­неть. Тогда бронепоезд «Генерал Алексеев» внезапно двинулся полным ходом обратно по направлению к станции Песчаноокопская. Не доезжая до этой станции верст пять, бронепо­езд остановился. Были сняты панорамы и зат­воры с орудий и испорчены тяжелые пулеме­ты, и команда с легкими пулеметами оставила боевой состав для отступления пешим поряд­ком к станице Павловской. Перед уходом от железной дороги боевой состав бронепоезда был пущен полным ходом без механика в сто­рону станции Песчаноокопская с целью приве­сти бронеплощадки в негодность. Команда бро­непоезда «Генерал Алексеев» и часть коман­ды вспомогательного поезда, всего около 65 че­ловек, прибыли к вечеру 12 февраля на узло­вую станцию Кавказская, не встретив по пути красных. Неприятельские конные отряды ус­пели произвести нападение на железнодорож­ную линию Тихорецкая Кавказская, испорти­ли путь и телеграфную линию. Станция Кав­казская была занята красными в течение часа. В это время состав базы бронепоезда «Генерал Алексеев находился на одной из промежу­точных станций и прибыл на станцию Кавказ­ская через два часа после ухода с нее не­приятеля.

10 февраля по приказанию начальника обо­роны Тихорецкого узла генерала Шифнер-Маркевича был сформирован сборный броне­поезд в составе одной орудийной бронеплощадки от бронепоезда «Генерал Алексеев» и одной орудийной бронеплощадки от бронепоез­да «Вперед за Родину». Эти бронеплощадки находились перед тем в ремонте. Их стали об­служивать команды из личного состава соответ­ствующих бронепоездов. В командование сбор­ным бронепоездом вступил капитан Юрьев, ко­мандир бронепоезда «Вперед за Родину». 11 февраля сборный бронепоезд выезжал на раз­ведку в сторону станции Ея. 13 февраля сбор­ный бронепоезд действовал у станции Порошинская, примерно в 20 верстах от станции Тихорецкая. 15 февраля на узловой станции Армавир бронеплощадка бронепоезда «Генерал Алексеев» была передана бронепоезду «Вперед за Родину». Команда с означенной бронеплощадки присоединилась к личному со­ставу бронепоезда «Генерал Алексеев», нахо­дившемуся тогда в вагонах базы тоже на стан­ции Армавир. После этого бронепоезд «Вперед за Родину» отправился на станцию Белоречен­ская, на линии Армавир Туапсе, а состав базы бронепоезда «Генерал Алексеев» был отправ­лен в сторону Екатеринодара.

Между тем в ближайшие дни после отхода наших войск от Ростова к Батайску происходило спешное формирование в Батайске нового легкого бронепоезда Добровольческой армии. Требовалось заменить для обороны Батайска бронепоезда Донской армии, которые были отозваны в это время на другое направление. Как раз можно было использовать некоторые бронеплощадки, только что захваченные нашими войсками у красных. Новый бронепоезд получил название «1-ый отдельный легкий», командиром его был назначен штабе капитан Вознесенский. Боевая часть была составлена из двух захваченных у неприятеля бронеплощадок. Одна большая четырехосная бронеплощадка входила в состав советского бронепоезда «Гром». С двух концов площадки помещались 1-дюймовые орудия во вращающихся башнях. В закрытой части бронеплощадки между башнями были устроены как бы гнезда в стенках, позволявшие хранить снаряды в значительном юличестве. Кроме того «1-му отдельному лег­кому» бронепоезду была передана одна бронешощадка системы полковника Голяховского с одним 3-дюймовым орудием в башне. Сквозь недавно наложенную неприятелем краску с надписью «Свободная Россия» можно было различить буквы прежней надписи, свидетель­ствовавшие о том, что бронеплощадка принадлежала первоначально нашему бронепоезду «Орел» и была, вероятно, оставлена при отходе к Ростову 27 декабря 1919 года. Личный состав для «1-го отдельного легкого» бронепоезда собирался недостаточно быстро, почему на этот бронепоезд были временно откомандированы несколько чинов команды бронепоезда «За Русь Святую». В это же время захваченные у красных бронеплощадки были переданы нашему недавно сформированному легкому бронепоезду «Казак», прибывшему в Батайск.

11 февраля 1920 года бронепоезд «За Русь Святую» выезжал на разведку к станции Заречная, где уже был полевой караул красных. Под артиллерийским огнем бронепоезда красные поспешно скрылись, а бронепоезд был об­стрелян по пути неприятельской батареей со стороны Нахичевани. На следующий день, 12 февраля бронепоезду было приказано выйти на Ростовское направление и выяснить расположение батарей противника. Бронепоезд остановился открыто на высоком первом виадуке и открыл огонь по окраине Нахичевани. Он был вскоре замечен неприятелем и привлек на себя огонь нескольких батарей. Расположение батарей противника было сообщено для уточнения нашему наблюдательному пункту, находивше­муся на водонапорной башне. Затем бронепоезд «За Русь Святую» отошел к железнодорожной будке близ станции Батайск и оставался там до вечера.

С утра 14 февраля большие силы красных переправились на южный берег реки Дон и перешли в наступление на Батайск. Около 11 ча­сов густые цепи неприятеля с пулеметными та­чанками и отдельными всадниками подошли весьма близко к окраинам Батайска, охватывая его с двух сторон. Дальше к востоку шла в ко­лоннах кавалерия красных. Снаряды неприя­тельской артиллерии стали все чаще рваться на разных путях станции Батайск, где произошло некоторое замешательство. В обстановке край­ней поспешности происходила погрузка снаря­дов на бронеплощадки. Была слышна сильней­шая пулеметная стрельба. Легкий бронепоезд «Казак» и часть тяжелого бронепоезда «На Москву» выехали на запад, по железнодорож­ной ветке на Азов, для содействия частям Дроздовской дивизии. Легкий бронепоезд «За Русь Святую» должен был выехать на юго-во­сток, по линии на станцию Торговая, ввиду угрозы прорыва конницы красных со стороны Ольгинской. Не сразу удалось найти под артил­лерийским обстрелом проводника для выхода с большой узловой станции на соответствующее направление. Бронепоезд «За Русь Святую» до­шел до первой от Батайска станции Злодей­ская, не обнаружив противника. Сюда за броне­поездом был прислан разведчик на паровозе с приказанием немедленно перейти на Ростов­ское направление, где продолжались упорные атаки. До этого на Ростовское направление вы­ехал в свой первый бой «1-ый отдельный лег­кий» бронепоезд в составе двух артиллерий­ских бронеплощадок и обыкновенного парово­за. При выезде под обстрелом со станции Ба­тайск легкий бронепоезд оказался вблизи от четырех 6-дюймовых орудий «1-го Отдельного тяжелого» бронепоезда, которые были направ­лены как бы непосредственно «через голову» легкого, бронепоезда и могли бы начать стре­лять каждую секунду. Однако выезд со стан­ции Батайск закончился благополучно. Когда «1-ый Отдельный легкий» бронепоезд подошел к железнодорожному мосту, то оказалось, что цепи красных весьма близко к окраине Батай­ска и наша пехота отходит. На открытом снежном пространстве справа были прекрасно вид­ны пулеметные тачанки красных и отдельные орудия. Слева красные были несколько даль­ше, и там шел упорный бой с нашей пехотой. Два орудия бронепоезда начали стрелять нале­во, а одно орудие — направо. От близких раз­рывов неприятельских снарядов сыпались по орудийной башне осколки. Одно из неприя­тельских орудий спасалось по снегу вскачь. После прибытия на Ростовское направление бронепоезда «За Русь Святую» смененный «1-ый Отдельный легкий» бронепоезд двинулся по ветке в сторону Азова. Не доходя несколь­ких верст до разъезда Кулешевка, бронепоезд встретил цепь Корниловского полка. Перед ней дальше виднелись цепи красных. «1-ый От­дельный легкий» открыл по ним огонь. Части Корниловского полка перешли в наступление и преследовали неприятеля до реки Дон. Затем бронепоезду не удалось дойти до расположения частей Дроздовского полка, так как железно­дорожный путь был взорван, а инструментов для починки пути не было. Стало темнеть.«1-ый Отдельный легкий» бронепоезд вел еще неко­торое время перестрелку с батареями против­ника. Вспышки от их выстрелов были ясно вид­ны. Около 19 часов наши бронепоезда возвра­тились на станцию Батайск. Атаки красных бы­ли отбиты в этот день на всех участках наше­го расположения в районе Батайска.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Отход войск Добровольческого корпуса от Батайска 17 февраля 1920 года превратился в тяжкое и долгое отступление, которое закончилось почти через месяц оставлением Ново­российска. Уцелевшие остатки частей Доброво­льческого корпуса были перевезены оттуда на пароходах в Крым. Для наших бронепоездов это было невозможно. Лишившиеся бронеплощадок команды превращались в малочислен­ные, слабо вооруженные группы. Но пока бое­вые составы бронепоездов еще существовали, их команды исполняли изо дня в день свой долг, прикрывая отступление главных сил Доб­ровольческого корпуса вдоль Черноморско-Кубанской железной дороги. Эта недавно по­строенная линия протяжением около 250 верст соединяла узловую станцию Кущевка с узло­вой станицей Крымская, примерно, в 45 вер­стах от Новороссийска.

В три часа 17 февраля наши части получи­ли приказание оставить станцию Батайск и отойти на линию реки Каял. Стало известно, что конница красных внезапно заняла станицу Ольгинскую, оттеснила части Марковской ди­визии и вышла к станции Злодейская, на ли­нии Батайск Торговая. Эвакуация станции Батайск началась в темноте. Были отправлены эшелоны мастерских, огнескладов, танкового отряда и санитарные поезда. По линии от стан­ции Торговая успел подойти еще санитарный поезд с ранеными и больными и был тотчас от­правлен на юг по главной линии Владикавказ­ской железной дороги. Под прикрытием броне­поезда «За Русь Святую» подрывники Алек­сеевской дивизии взорвали маленький желе­знодорожный мост и отошли на станцию. На рассвете бронепоезд обнаружил густые цепи красных, наступавшие со стороны Ростова по обе стороны железнодорожного полотна. Бро­непоезд открыл огонь, и неприятельские цепи разошлись вправо и влево. Несколько орудий, шедших вместе с советской пехотой, снялись с передков и открыли сильнейший ответный огонь по бронепоезду. Около 11 часов броне поезд «За Русь Святую», не позволявший красным подойти к Батайску с фронта, должен был отойти из -за угрозы его тылу со стороны обходящей части противника. В это время наша пехота уже отступила от станции, на ко­торой оставался лишь бронепоезд «Казак». Этому бронепоезду было поручено поджигать оставшиеся вагоны со снарядами и интендантскими грузами. Сняв телефонные и телеграф­ные аппараты, наши бронепоезда отошли к де­по станции Батайск. В это время красные вы­шли на площадь Батайска у собора и с южной окраины стали обстреливать бронепоезда пу­леметным огнем. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл артиллерийский и пулеметный огонь и отогнал советскую пехоту обратно в селение, а затем отошел за выходные стрелки. Красные поставили 3-дюймовое орудие на цер­ковной площади и открыли по бронепоезду беглый огонь. Один неприятельский снаряд по­пал в контрольную платформу, несколько дру­гих — в насыпь рядом с бронеплощадками. Под ответным огнем бронепоезда орудие противника замолчало. Но когда наши бронепоезда стали отходить к ближайшему разъезду Койсуг, то орудие красных перенесло огонь вдоль желез­нодорожного пути вперед. Первый же снаряд неприятеля попал в бронепоезд «Казак», от­ходивший впереди. Все находившиеся на од­ной из бронеплощадок чины команды были убиты или ранены. В пяти верстах от Батайска бронепоезд «За Русь Святую» был неожидан­но обстрелян неприятельской батареей из за­сады. Однако ответным орудийным огнем бронепоезд заставил батарею сняться с позиции и отойти. Прибыв на разъезд Койсуг, бронепоезд стал между двумя оставленными там пустыми поездными составами и ждал подхода неприя­теля. Наши части уже отошли от Койсуга на юг. Когда колонна конницы красных поравня­лась с разъездом, то бронепоезд «За Русь Свя­тую» выехал из за пустых вагонов и открыл огонь в упор из пулеметов и картечью. Вся ко­лонна, силою около полка, смешалась и устре­милась прочь бросив убитых и раненых. С наступлением темноты бронепоезд пришел на станцию Каяла, примерно в 15 верстах к югу от Батайска.

21 февраля бронепоезд «За Русь Святую» ушел с узловой станции Кущевка, в 60 верстах примерно от Батайска, в западном направле­нии, на линию Черноморско-Кубанской железной дороги. 22 февраля бронепоезд выехал к станции Шкуринская, где вели арьергардный бой части Корниловской дивизии, и об­стреливал окраины станицы Шкуринской, то­лько что занятой противником. Красные ото­шли. Между тем тяжелый бронепоезд «На Москву» прибыл 28 февраля в Екатеринодар и оставался там несколько дней, так как был необходим ремонт всех его орудий на четырех бронеплощадках. 25 февраля бронепоезд «За Русь Святую» оставался на станции Стародеревянковская, в то время как наши войска про­должали отступление. На рассвете 26 февраля было получено приказание начальника дроз­довской дивизии поддержать внезапное напа­дение Сводно-Кубанского полка на станицу Ново-Минскую. Бронепоезд «За Русь Святую», двинулся к станции Албаши и по пути обогнал наступавший Сводно-Кубанский полк. Вскоре были замечены цепи красных, шедшие от Ново Минской. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл по ним фланговый огонь из ору­дий и пулеметов, а затем быстро зашел в тыл противнику, продолжая его обстреливать. Кра­сным был отрезан путь отступления. Подошед­шие тогда части Сводно-Кубанского полка взяли до 400 пленных и пулеметы. При дальнейшем преследовании противника бронепоезд «За Русь Святую» наскочил на взорванный путь. Контрольная платформа и передняя бронеплощадка сошла с рельс. Контрольная плат­форма была брошена, а бронеплощадка поднята на рельсы. Бронепоезд перешел ночью на станцию Коневская, дальше к югу. 28 февраля, после отхода на следующую станцию Живило, там была образована группа наших бронепо­ездов в составе бронепоезда «За Русь Святую», «1-го отдельного легкого» бронепоезда и «1-го отдельного тяжелого» бронепоезда. Начальни­ком группы был назначен командир тяжело­го бронепоезда полковник Истомин. На этой части Черноморско-Кубанской железной дороги еще не действовало нормальное водоснаб­жение. Поэтому от команд бронепоездов требо­валась долгая и утомительная работа: накачи­вание в паровозы нефти и воды вручную. Во­ду подвозили в цистернах с тыла. Расход воды был большой, ибо при тревожной обстановке паровозы должны были находиться «под па рами» все время. Для питья приходилось пользоваться той же водой из подвезенных ци­стерн, в которых прежде находилась нефть. На вид струя этой воды казалась прозрачной, но привкус и запах ее вызывали отвращение. Между тем чины команд не могли отлучиться далеко от боевых составов, хотя бы за хорошей питьевой водой, так как наши бронепоез­да, двигавшиеся в арьергарде корпуса, могли получить приказание об уходе с каждой стан­ции немедленно. Подрывники от Дроздовского полка взорвали 28 февраля большой мост меж­ду станциями Живило и Брюховецкая, после чего наши бронепоезда отошли на станцию Брюховецкая. В течение дня происходили пе­рестрелки бронепоездов с неприятельской артиллерией, между тем как у только что оставленной станции Живило можно было наблюдать движение больших колонн и обозов красных за пределами дальности нашего артил­лерийского огня. В тот же день 28 февраля командир Добровольческого корпуса генерал Ку­тепов, послал телеграмму Командующему, указывая на тяжелое положение на фронте и на необходимость подготовить в Новороссий­ске транспорты для посадки на них частей корпуса, которым может грозить окончатель­ное истребление, а так же офицеров других ар­мий, которые желали бы присоединиться. Вме­стимость транспортов должна позволить при­нять до 10.000 человек.

Прикрыв отход частей Дроздовской дивизии из района станции Брюховецкая, наши бро­непоезда прибыли 1 марта на узловую станцию Тимошевская, примерно в 65 верстах к северу от Екатеринодара. С утра шел сильный снег, покрывший густым слоем всю местность, а позднее несколько раз начиналась снежная ме­тель, затруднявшая наблюдение. На станции Тимошевская были подслушаны телефонные разговоры красных об их наступлении. Броне­поезд «За Русь Святую» выехал в северном направлении, в сторону станции Брюховецкая, где предполагалось движение больших сил ка­валерии красных. Однако были замечены и об­стреляны только несколько всадников. По воз­вращении на станцию Тимошевская броне­поезд был снова вызван на то же направление: наша застава от Смоленского пехотного полка сообщила, что к ней подошла дрезина красных с пулеметами. Не обнаружив никакой дрезины, бронепоезд «За Русь Святую» стал у депо стан­ции Тимошевская. Около полудня «1-ый отде­льный легкий» бронепоезд был послан по линии в сторону Екатеринодара для установления связи с частями нашей кавалерии генера­ла Барбовича. Узнав от разъездов, что эта ка­валерия уже отступила на юг, «1-ый отдельный легкий» бронепоезд двинулся обратно на станцию Тимошевская. В это время «1-ый от­дельный тяжелый» бронепоезд стоял уже за мостом, в 2 верстах к югу от станции. По доро­ге, вдоль железнодорожного пути шло между тем безостановочное отступление наших обозов и колонн. Около 14 часов сквозь падающий снег стали видны цепи красных, наступавшие с севера, со стороны станции Брюховецкая. Бронепоезд «За Русь Святую» выехал навстречу цепям и открыл по ним орудийный и пу­леметный огонь. Неприятельские батареи, наступавшие вслед за цепями, открыли частый огонь по бронепоезду, но из за плохой видимости их стрельба была не точной. Под огнем бронепоезда цепи красных были принуждены отойти вправо и влево от железнодорожного полотна. Возвращавшийся с разведки «1-ый отдельный легкий» бронепоезд внезапно обнаружил наступающую цепь красных, открыл по ней огонь и успел войти на станцию Тимо­шевская. Когда бронепоезду «За Русь Святую» стал угрожать обход, он также отошел на станцию. Близ станции, за оградой из про­волоки, были оставлены несколько сот ящиков со снарядами. Командир бронепоезда «За Русь Святую» выслал несколько человек из состава команды, чтобы поджечь брошенный склад снарядов и платформы. Во время этой работы на них неожиданно бросились несколько не­приятельских всадников с обнаженными ша­шками. Чины команды успели вернуться на бронеплощадки, с которых для их прикрытия был открыт пулеметный огонь. В то время как «1-ый отдельный легкий» бронепоезд проходил по станции, направляясь в сторону моста, оказалось, что у части его пулеметов замерзла вода, налитая в кожухи. Это помешало броне­поезду поражать неприятельскую пехоту до­статочно сильным огнем. Красные успели под бежать к бронепоезду настолько близко, что безостановочно обстреливали его из винтовок. Дальше редкая цепь Смоленского пехотного полка сдерживала неприятеля, но была принуждена отходить. Командир «1-го отдельного легкого» бронепоезда послал одного из чинов команды с поручением осматривать перед мед­ленно идущим боевым составом железнодорож­ный путь, засыпанный густо падавшим снегом, чтобы удостовериться в его целости. На насыпи посланный был хорошо виден красным, которые иногда стреляли в него из винтовок, но другого способа осматривать путь не было. К счастью, стрельба красных была не точной. Так «1-ый отдельный легкий» бронепоезд бла­гополучно дошел до моста, у которого заняли позицию части 3-го батальона Самурского пол­ка, а затем отошел за мост. В стенке одной из бронеплощадок застряло дистанционное коль­цо от неприятельской шрапнели. Последним уходил со станции Тимошевская бронепоезд «За Русь Святую». В это время из оставленных поездных составов выбегали красные, и неприятельские пулеметные тачанки пытались даже подскакать к бронепоезду. Справа подо­шла к станции колонна советской пехоты. Бронепоезд «За Русь Святую» встретил ее карте­чью и заставил поспешно отойти, а затем сам отошел к железнодорожному мосту. Батареи красных начали усиленный обстрел станции Тимошевская, полагая, что наш бронепоезд еще там. С наступлением темноты бронепоезд «За Русь Святую» отошел к следующей станции Величковка, медленно двигаясь на уровне на­шей последней арьергардной части.

(продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

 

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв