Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Friday April 28th 2017

Номера журнала

Из боевой жизни Митавских гусар. – Николай Рерберг



Митавские гусарыНаша старая Россия… Июль 1914 года… Казар­мы митавцев в Ченстохо­ве… Утренние занятия и езда прошли хорошо, настроение у всех бод­рое и приподнятое, и го­спода офицеры собрались завтракать в офицерском собрании. Во время завтрака — один разговор, одна тема — война.

Вдруг раздался громкий сигнал тревоги, — это полковые трубачи играли «Поход». Поход по сигналу своих трубачей означал начало вой­ны и безотлагательное выступление, по моби­лизационному плану, на театр военных дей­ствий, а дальше в бой, на защиту чести, во сла­ву России.

Спустя время, предусмотренное по мобили­зационному плану, командир полка, доблест­ный полковник Дабич скомандовал: «По ко­ням!», и полк выступил на боевую дорогу сла­вы, дорогу горя. Никто из митавцев не предпо­лагал тогда, что больше не вернется в свои ка­зармы и, хуже того, что больше никто из них не увидит России. Те, которые пали смертью храбрых, не могли видеть, а те, которые уце­лели, были свидетелями крушения старой России.

С первых же дней военных действий полк попадает на один из главных театров войны. Митавцы входили в состав 4-й армии и дей­ствовали на левом берегу Вислы. На долю гу­сар ложатся трудные боевые задачи, и с ними связаны их лихие кавалерийские дела.

Атака и взятие Имжи и Келец, атаки под Липском и бои под Сандомиром и, наконец, знаменитая атака второй бригады 14-й кава­лерийской дивизии, когда бригада в конном строю атаковала наступавшие части ІІ-го гер­манского корпуса под деревней Нерадово, где гусары потеряли половину личного состава во главе с убитым командиром, полковником Вестфаленом, и тяжело раненым полковым адъ­ютантом штабс-ротмистром Петровским. Нель­зя не отметить в этом бою атаку штабс-ротмистра Александра Геништа, вступившего в ко­мандование 5-м эскадроном после убитого рот­мистра Васильева. Его эскадрон почти доска­кал до германской тяжелой батареи, вслед за Геништой скакали человек 20 гусар, остальные полегли в атаке. Штабс-ротмистр Геништа был ранен в голову, лошадь была убита, и его атака закончилась только на шестой линии германских укреплений.

Когда раненого шт. ротм. Геништа принес­ли в германский штаб корпуса, немецкий ге­нерал вернул ему Георгиевское оружие и ска­зал по-французски: «très brave attaque, mais ce nest pas contemporain!» («очень лихая ата­ка, но не современная»). Однако по дороге в го­спиталь оружие все же отобрали. Александр Геништа семь раз пытался бежать из плена, но неудачно, а крест святого Георгия за эту атаку был ему доставлен уже в германском плену.

В плену шт. ротм. Геништа написал стихи, посвященные этой незабываемой атаке, из ко­торых, к сожалению, до нас дошла только од­на строфа:

«Я видел, как рубил Петровский, Потом склонился на коне; Прощай, товарищ незабвенный! Ты честно умер на войне…». Эти несколько строк, посвященные славно­му полку и его боевой работе, навеяны мне кон­чиной моего друга ротмистра 14-го гусарского Митавского полка Николая Владимировича Копехагова. Вечная память ему и всем митавцам, сложившим свои головы и в мире скон­чавшимся!

Николай Рерберг

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв