Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 24th 2017

Номера журнала

Обзор военной печати (№109)



КНЯЗЬ П. П. ИШЕЕВ «Осколки прошлого», воспоминания 1889-1959. Издание автора. 160 стр.

Получил книгу «Осколки», так правдиво и живо написанные. Читал их с большим удо­вольствием и интересом, невольно переживая жизнь в нашей «Южной школе», как называ­ли юнкера наше училище.

При мне начальником училища был гене­рал-майор Мориц, а потом генерал-майор Но­виков, впоследствии мой начальник дивизии. Вспоминал милого, добрейшего подполковника Собичевского с его дочерью, красавицей Марусей, и, рядом, командира «мордвы» (прозви­ще 2-то эскадрона) неприятного и нелюбимого юнкерами подполковника Богинского с его до­черью, как он говорил, «Ниной бесприданни­цей». Вспомнил подполковника Лишина, Нилуса, с его «вожжами», штабс-ротмистра Кар­пенко, Гриненко, Добровольского, Мачеварьяни и крайне противного Яра, а также славного и симпатичного, любимого нами ротмистра Се­режу Ушакова.

Помню, как он, когда я однажды был де­журным по эскадрону, процукал меня за ка­кой-то беспорядок и приказал стать на два ча­са под шашку. Я не, был виноват и позволил себе сказать ему: «Господин ротмистр, это не­справедливо!». Он ответил мне фразой, кото­рую я запомнил на всю жизнь: «Справедли­вость будет на небе, а теперь — встаньте под шашку!». Видимо, он видел, что я не виноват, но должен был взгреть меня за беспорядок.

Я любил наше училище, и оно так мило и правильно описано. С большим интересом чи­тал затем описание жизни в Смоленском пол­ку, как будто бы писано про наш полк. Утром — манеж, после, в собрании, водка, закуска, обед, потом сон, послеобеденные занятия, иног­да и вечерние. Затем — ужин, биллиард или винт (в бридж тогда еще не играли). Азартные игры у нас не были приняты. И так — каждый день.

Поездки за границу с легитимационными билетами, пиво, сосиски, сигары, коньяк. Да­мы обматывали себя кружевами и разными материями. А мы переодевались в штатское, одалживая у приятелей костюмы.

Что касается ротмистра Дроздовского, кото­рому уделено столько внимания, то по словам офицеров 2-го полевого жандармского эскадро­на, которым он командовал в Варшаве, они его очень любили, так как он был с ними всегда корректен, вежлив и доброжелателен. Имея Георгиевский крест за японскую компанию, он во время войны 1914 года получил в командова­ние Туркменский конный полк. Туркмены его любили, и он получил от них после войны гро­мадные участки земли. Часть этих земель бы­ла спорная с персами. Из-за этого были с ними нелады, и во время спора один перс его убил, всадив ему в грудь нож..

А вот какая память была у Великого Князя Константина Константиновича, о котором так подробно и интересно написано в книге: ког­да он приехал к нам в училище, у меня вышла очень неприятная история. В Полоцком корпу­се, когда Великий Князь разговаривал с нами, кадетами, он сказал мне: «Выходи в мое учи­лище». «Его училище» — это было Павлов­ское, в Петербурге. Я был этим очень огорчен, так как он ко мне хорошо относился, но я не собирался, конечно, выходить в пехоту.

И когда он приехал к нам в училище, я стру­сил, зная его память. Во время его обхода я с кем-то поменялся и стал в заднюю шеренгу, стараясь спрятаться за чью-либо спину. Но укрыться от него было не легко. Подойдя ко мне, он сказал:

— Ты — Полоцкого корпуса, твоя фамилия… (Он не мог сразу вспомнить). — Скажи первую букву!

И когда я сказал, он вспомнил:

— Твоя фамилия — Высоцкий!

Потом задумался, что-то вспоминая, по­смотрел на меня сердито и проговорил:

— А что я тебе сказал? И резко от меня от­вернулся.

Я был огорчен, так как очень его любил и ценил его хорошее ко мне отношение.

Л. И. Высоцкий

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв