Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday April 23rd 2017

Номера журнала

К 150-летию основания Николаевской Инженерной Академии и училища. – П. В. Шиловский и С. В. Широков



I. ВОЕННЫЕ ИНЖЕНЕРЫ И ИНЖЕНЕРНЫЕ ШКОЛЫ до 1819 года.

Николаевское Инженерное училищеПервые упоминания об инженер-генерале и инженерах встречаются в воинском уставе 1698 года.

В письме к Виниусу от 10 мая 1700 года Царь Петр указывает: «…инженерам быть при ар­тиллерии».

Все эти инженеры были иностранного проис­хождения, изучавшими свое искусство на при­мерах известного всей Европе французского военного инженера Вобана (1633-1707), про ко­торого говорили:

«Ville assiégée par Vauban ville prise, ville fortifiée par Vauban ville imprenable».

Поступив на русскую службу, иностран­ные инженеры внесли французскую термино­логию в названия деталей фортификационных построек и названия специалистов инженерных войск (минеры, саперы и пионеры). Эти же, без сомнения, инженеры руководили работами при осаде Нарвы (1700-1705) и в 1709 году построй­кой бастионного фронта вокруг Кремля в Москре и редутов на поле Полтавской баталии.

Об инженерах эпохи Петра Великого сохра­нились сведения о двух из них:

  • 1) инженер поручик Иван Гумерт (уроже­нец Эстляндии), который в 1699 году обучал чинов бомбардирской роты артиллерийскому делу и инженерным наукам,
  • 2) генерал де Кулонг, назначенный в 1722 году генерал-директором над фортификациями, причем было указано: «в его же дирекции быть всем инженерам, инженерной и минной ротам».

Как мы увидим дальше, инженерная рота не была строевой частью, но инженерной шко­лой.

В 1712 году в Москве была основана первая инженерная школа. В том же году созданы штаты первой инженерной войсковой части: минерной роты.

Образование в инженерных школах дава­лось скудное: обучали «цифири и мурверку», то есть арифметике и фортификации. По окон­чании инженерной школы только лучшие уче­ники производились в офицеры, неуспешные в науках поступали в минерную роту сержан­тами, капралами, ефрейторами и минерами.

Указом 1713 года повелено офицерам и унтер-офицерам л. гв. Преображенского полка: «зимой не проводить время в праздности и гу­льбе, а обучаться инженерству».

В 1719 году была открыта инженерная шко­ла в С. Петербурге, на укомплектование кото­рой были взяты ученики Московской школы.

Интересен указ от 10 марта 1721 года сле­дующего содержания об учреждении л. гв. в Преображенском полку инженерной школы: «Зело нужно, чтобы офицеры знали инженер­ство,буде не все, то хотя часть оного; ибо слу­чается, кто куда откомандирован бывает в даль или в какой-либо пост, где надлежит оборону себе сделать; а инженеров всюду в такие малые дела посылать невозможно; также когда нуж­да позовет вдруг около всего войска сделать траншамент, то где инженерам возможно около всего войска сию работу в несколько часов ис­править; а когда офицеры знают, то по данной диспозиции или где в отлучке, тотчас оное ис­править могут; того для объявить всем обер и унтер-офицерам нашего полка, чтобы инже­нерству учились; а особенно которые 25 лет и моложе, с таким объявлением, что сих лет еже­ли кто не будет знать, а особливо инженерной. нужной части, тот не будет произведен выше того чина, в котором он ныне обретается; а для сего Учения всегда где полк на квартиры зани­мать особенный двор, и чтобы из наших офи­церов, которые инженерство знают, по одному или по два, непрестанно, в оной переменясь, жили и офицеров обучали, в чем майором смот­реть накрепко, который у полка присутствует.

Нужнейшая часть инженерства:

  • 1) пять частей арифметики, а по самой край­ней нужде хотя одна нумерация,
  • 2) план геометрию со всеми циркульными приемами,
  • 3) маштаб, по которому мог чертить на бу­маге и после оное перевесть на землю, к делу,
  • 4) шанцы полевые в группе, рисование фа­сов, фланков, куртин с их дефензиею и профилию,
  • 5)цирком валацион и контро валацион линии, с их дефензиею и профилем и фельдбатареи».

В 1723 году, при преобразовании Бомбардир­ской роты, в ее состав вошло капральство инже­нерных учеников, подтвержденное указом Пет­ра II от 14 ноября 1728 года. Просуществовало это капральство всего 9 лет, так как при Импе­ратрице Анне в ее указе от 1732 года оно боль­ше не упоминается.

8 июля 1723 года последовал ордер Военной Коллегии в канцелярию главной артиллерии: «Император указал инженерную и минерную готы учредить и обучать генерал-майору де Колонгу, а комплектовать оные роты из уче­ников С. Петербургской и Московской школ и оные свесть в одно место и быть им под дирекциею сего генерал-майора». Это как будто показывает, что обе инженерные школы пере­стали существовать, слившись в инженерную роту.

Одним из последних указов Петра I от 13 января 1724 года было дарование инженерным и минерным офицерам наравне с артиллерий­скими старшинства на один чин выше пехоты и конницы.

23 мая 1727 года во главе военно-инженер­ного ведомства, отделенного от артиллерии, по­ставлен был генерал фон Миних, получивший звание «над фортификациями всей Россий­ской Империи обер-директор».

3 июня 1728 года учреждены штаты инже­нерного корпуса, инженерной школы (единст­венной, называвшейся в конце царствования Петра I инженерной ротой), минной роты и для управления контора.

В этом как бы намечаются прототипы кор­пуса военных инженеров, главного инженер­ного училища, инженерных войск и главного инженерного управления (контора для управ­ления).

Для комплектования минерной роты повто­ряется указ Петра Великого о назначении в эту роту учеников «которые, быв в школе неско­лько лет, к наукам явятся непонятны».

В 1745 году инженерное ведомство было вновь слито с артиллерией и подчинено гене­рал фельдцейхмейстеру Принцу Гессен-Гомбургскому.

В 1756 году главою артиллерийского и инже­нерного ведомства назначается граф Петр Ива­нович Шувалов. При нем в 1758 году инженер­ная школа соединяется с артиллерийской.

12 февраля 1762 года в управление артил­лерийского и инженерного ведомств назначает­ся генерал-фельдцейхмейстер Вильбоа. В том же году артиллерийско-инженерная школа была преобразована в артиллерийский и инже­нерный кадетский корпус.

Этот корпус просуществовал до 1800 года, когда был переименован во Второй кадетский корпус и стал терять свой специальный харак­тер, а в 1805 году был окончательно сравнен с Первым кадетским корпусом, бывшим Сухопут­ным Шляхетным кадетским корпусом. Из окон­чивших артиллерийский и инженерный кадет­ский корпус следует упомянуть двух:

1) Выпуска 1797 года генерал-лейтенант Н. Г. Сазонов 1-ый.

Первый командир лейб-гвардии Саперного батальона (1812-1820).

2) Выпуска 1800 года генерал-лейтенант А. К. Геруа, второй командир лейб-гвардии Сапер­ного батальона (1820-1828).

23 октября 1802 года последовал Высочайший Указ об образовании самостоятельной инженерной экспедиции, которой состоять под управлением инженер-генерала и инспектора всего инженерного департамента. Этим указом инженерное ведомство отделялось во второй раз от артиллерийского. Одной из обязанностей инженерной экспедиции являлось: «… всемер­но стараться снабдить инженерный департамент способными офицерами и о распространении познаний изящного сего искусства в посвещающих себя оному».

Инспектором инженерного департамента и управляющим инженерной экспедицией был назначен инженер-генерал П. К. Сухтелен. В 1810 году эту должность занял до 1817 года инженер генерал-майор К. И. Опперман.

В 1804 году по предложению инспектора инженеров генерала Сухтелена была вновь учреждена специальная инженерная школа (корпус) для инженерных кондукторов (штат 25 воспитанников). В 1810 году эта школа была преобразована (вероятно, по инициативе гене­рала Оппермана). Объем преподавания был значительно расширен, причем одновременно при школе (корпусе) были учреждены офицер­ские классы с курсом в один год.

Для поступления кондуктором в инженер­ный корпус требовался приемный экзамен по математике, а для производства в офицеры новый экзамен с серьезными требованиями по математике, инженерным наукам, артиллерии и тактике. Срок пребывания кондукторов в инженерном корпусе был от одного года до четырех лет. По-видимому, все зависело от домашней подготовки и возраста.

Молодые офицеры инженерных войск ком­плектовались почти исключительно из кондук­торов инженерного корпуса и из юнкеров (на­ши вольноопределяющиеся 1-го разряда) сапер­ных и пионерных полков. Гораздо реже в пер­вый офицерский чин производились окончив­шие школу колонновожатых кватирмейстерской части (Подготовительная школа будущих офицеров Ге­нерального штаба) и кадетские корпуса.

По имеющимся в нашем распоряжении ма­териалам можно привести краткие сведения о службе трех офицеров:

а) окончившие инженерный корпус

1) генерал-лейтенант К. К. Засс 2-ой (1791-1857)

В 1804 г. поступил кондуктором в инженер­ный корпус (тринадцати лет, в 1808 г. произведен в подпоручики.

2) генерал-майор Дон 2-ой (1791-1828).

В 1809 поступил кондукторов  инженерный корпус,

в 1810 г. произведен в подпоручики.

б) из школы колонновожатых квартирмейстерской части

3) инженер-генерал И. И. Дон 1-ый (1784­1859).

В 1804 г. поступил в школу, в 1806 г. произведен в подпоручики, в 1849-1856 генерал-инспектор по инженерной части.

II. ГЛАВНОЕ ИНЖЕНЕРНОЕ УЧИЛИЩЕ

1819-1855

В 1817 году Великий Князь Николай Пав­лович в день своего совершеннолетия был на­значен Императором Александром I Генерал-инспектором по инженерной части.

Помощником своим Великий Князь выбрал генерал-лейтенанта К. И. Оппермана, своего бывшего воспитателя и воспитателя Великого Князя Михаила Павловича.

Великий Князь Николай Павлович всту­пил в исполнение своих обязанностей 20 янва­ря 1818 года, и сразу же в сотрудничестве с генералом Опперманом, генерал-майором графом Сиверсом и полковником бароном Эльснером стал энергично разрабатывать проект создания новой школы для подготовки офице­ров инженерных войск и военных инженеров.

Новая школа, получившая название ГЛАВ­НОГО ИНЖЕНЕРНОГО УЧИЛИЩА, была от­крыта 24 ноября 1819 года и помещена в Михай­ловском Замке, известном с тех пор как Инже­нерный Замок, название, сохранившееся до се­го времени.

Первым начальником училища был назна­чен генерал-майор граф Сивере, 1819-1827, а его помощником полковник барон Эльснер.

Училище состояло из двух отделений: низ­шего, кондукторского (из трех классов), и выс­шего, офицерского (из двух классов). Комп­лект низшего отделения был 96 кондукторов, а высшего — 49 офицеров.

Поступавшие в училище держали конкур­сный экзамен и соответственно познаниям при­нимались во все кондукторские классы.

Лучшие по отметкам кондуктора переходи­ли в первый офицерский класс без экзамена (приблизительно 75%), а остальные выпуска­лись в строевые инженерные части.

Последним начальником Главного Инженер­ного Училища был генерал Ломновский, он же был и первым начальником Николаевско­го Инженерного Училища (со смертью гене­рала Ломновского связан рассказ Н. С. Леско­ва: «Привидение в Инженерном Замке»).

III. НИКОЛАЕВСКОЕ ИНЖЕНЕРНОЕ УЧИЛИЩЕ.

1855-1917.

Николаевское Инженерное Училище имело целью:

а) подготовку офицеров для службы в строе­вых частях инженерных войск,

б) служить подготовкой для поступления в Ни­колаевскую Инженерную Академию.

Училище состояло из трех классов (96 юн­керов), прежних трех кондукторских.

В 1864 году штат увеличен до 126 человек и в строевом отношении училище составило одну роту.

В 1896 году училище было переформиро­вано в 2-ротный батальон, получивший в 1902 году знамя. Штат юнкеров был увеличен до 250. Курс был по-прежнему трехлетний, но обя­зательных было только 2 курса, на третий (дополнительный) переводилась только часть юн­керов. В офицеры выпускались и со 2-го и с 3-го курса.

С 1906 года третий курс снова сделан обяза­тельным и училище было разделено на три класса (младший, средний и старший).

По окончании училища юнкера произво­дились в подпоручики с двумя годами старшин­ства в чине, а выходящие в гвардию только с одним годом старшинства.

Громадное большинство юнкеров поступа­ло в инженерные войска, но начиная с 1900-ых годов некоторые стали выходить в полки гвар­дейской пехоты и — единственный случай мир­ного времени — в гвардейскую кавалерию (князь Кочубей — в Кавалергардский полк).

Во время войны 1914-1917 г. г. в училище было произведено 7 ускоренных выпусков. Ни­колаевское Инженерное Училище (последний, 8-ой ускоренный курс) было единственным военным училищем петроградского гарнизона, которое в дни октябрьского переворота было выведено из своих помещений и принимало активное участие в обороне центральной теле­графной и телефонной станции. Среди юнке­ров были потери, и был убит один офицер, подполковник Михальчук.

IV. НИКОЛАЕВСКАЯ ИНЖЕНЕРНАЯ АКАДЕМИЯ.

1855-1914.

Как было уже упомянуто выше, 30 августа 1855 года офицерские классы Главного Инже­нерного Училища были преобразованы в Нико­лаевскую Инженерную Академию, которая входила в состав Императорской Военной Ака­демии. Академия состояла из двух классов: младшего и старшего.

В Академию могли поступить офицеры тот­час же по выходе из Николаевского Инженер­ного Училища.

В 1863 году Академия была подчинена Ге­нерал-Инспектору по инженерной части.

В 1867 году в Академии было открыто до­полнительное отделение (впоследствии допол­нительный курс) и установлено, что только окончившим это отделение давалось право на звание военного инженера. Штат обучающих­ся в Академии был в 75 человек. Вместе с тем были изменены правила для поступления в Академию: в Академию принимаются офице­ры всех родов войск, причем окончившие Ни­колаевское Инженерное Училище, прослужив­шие в офицерском звании и в строю не менее

2 лет, а остальные — прослужившие не менее

3 лет, из которых 2 года в строю. Прием произ­водился ежегодно по конкурсным экзаменам по программе полного курса Николаевского Инженерного Училища.

Перед войной 1914 года штатное число обу­чающихся в Академии офицеров было 110 че­ловек.

На дополнительный курс переходили все окончившие 2-ой класс по первому разряду. Для успешного окончания дополнительного курса надо было иметь — по 12-балльной систе­ме:

— по главным предметам и практическим рабо­там 10 баллов,

— и из вспомогательных предметов — не ме­нее 9 в среднем.

Офицеры, отвечавшие этим требованиям, получали следующие права:

1) на присвоение Высочайшим приказом зва­ния военного инженера,

2) на награждение очередным орденом или по­лучение 2-годового оклада жалования.

Перечень наук, читавшихся в Академии, за­нял бы слишком много места, достаточно ска­зать, что звание военного инженера давало од­новременно права гражданского инженера и инженера путей сообщения.

Николаевская Инженерная Академия на­ходилась с 1913 года в ведении начальника Главного Военно-Технического Управления (до этого Главное Военно-Инженерное). На­чальник Академии являлся одновременно и на­чальником Училища.

Для обсуждения вопросов по учебной и уче­ной части при Академии имелась конферен­ция. Профессорский и преподавательский со­став состоял из 7 ординарных и 7 экстраорди­нарных профессоров, 18 преподавателей и 8 репетиторов, занимавших 3 ученых кафедры по:

1) фортификации

2) строительному искусству

3) строительной механике.

При объявлении войны в 1914 году все воен­ные академии, в том числе и Николаевская Инженерная были закрыты.

V. ТРАДИЦИИ УЧИЛИЩА.

Как и во всех военных училищах, так и в Николаевском Инженерном были свои тради­ции.

Никакого цука, конечно, не было. По тра­диции, юнкера старших классов относились к юнкерам младших классов с исключительной вежливостью, любезностью и предупредитель­ностью, что сразу создавало самые корректные отношения и усиливало естественное уважение к старшим со стороны младших.

Начальствующие юнкера, фельдфебеля и портупей-юнкера, не накладывали дисципли­нарных взысканий. Если происходил промах, то фельдфебель вызывал к себе провинившего­ся и, стоя, делал внушение.

Когда, после окончания занятий, младшие юнкера зубрили для подготовки репетиций, кто-нибудь из юнкеров старшего класса заходил, помогал, и… вел беседу о традициях училища и об интересных или забавных происшествиях старого времени. Так обсуждался и распрост­раненный принцип «ловченье — свет, неловченье — тьма». Представлялось, что этот прин­цип следовало понимать как навык для быст­рого нахождения выхода из затруднительно­го положения: в боевом отношении это соотве­тствует «частной инициативе». Принципу не следует давать значения плутовства.

Юнкера старшего класса занимались одиноч­ной выправкой младших. Вели занятия у ящи­ка с песком (сооружение миниатюрных поле­вых укреплений) и занятия у понтонов, которые были выставлены в галерее, выходящей в лет­ний сад.

Тем не менее юнкера младшего класса *при выборе мест в камерах (спальнях) и в столовой занимали последние места. В строю их ставили в первую шеренгу и при шанцевом инструмен­те они носили лопаты вместо топоров более легких (вторая шеренга). При летних занятиях в лагере при наведении понтонных мостов млад­шие юнкера носили на плечах тяжелые «пе­редовики» (главные балки моста).

Младшие юнкера в столовой занимали за столами места в середине, «апостольские», и когда блюда к ним приходили, то оставалось мало и приходилось посылать за добавкой, ко­торая немедленно приходила, но заставляла до­льше сидеть за столом.

Наконец, дневальство по ротам несли толь­ко юнкера младшего класса.

В день училищного праздника (24 ноября) принято было ходить в запрещенный для юнкеров театр «Буфф». Билеты брались на галер­ку, юнкера приходили за полчаса до начала спектакля. Во время антракта, когда зажига­ли свет, юнкера уходили в коридор, чтобы их не видели. Расходились из театра после ухода зрителей.

При переезде в лагерь в Усть-Ижору, на пароходе играл оркестр, при проезде против Смольного Института юнкерский оркестр играл музыку из модных опереток.

При поступлении в училище юнкера долж­ны были дать обещание соблюдать при оконча­нии училища важную традицию: выбирать вакансии не по старшинству занимаемых долж­ностей (фельдфебеля, портупей-юнкера), а по старшинству среднего балла по окончании учи­лища, причем в этот средний балл не входили отметки по строевым занятиям, по верховой езде и по иностранным языкам. Часто бывало, что лучшие вакансии доставались юнкеру, не имевшему нашивок.

Входило в традицию запомнить надпись над главным входом в Инженерный Замок: «ДО­МУ ТВОЕМУ ПОДОБАЕТ СВЯТЫНЯ ГОС­ПОДНЯ В ДОЛГОТУ ДНЕЙ».

VI. ТРАДИЦИОННЫЕ СКЛОННОСТИ.

.Приведенная выше традиция определения старшинства для разбора вакансий указывает на некоторые склонности. Юнкера не особен­но любили ротные и батальонные строевые учения (окрещенные ими не совсем удобным для печати словом).

Все другие физические и спортивные уче­ния: гимнастику, стрельбу, фехтование **) вер­ховую езду, вольтижировку, юнкера, наоборот, любили. К урокам танцев относились серьез­но (балы инженерного училища пользовались в петербургском обществе успехом наравне с балами морского корпуса).

Уроки танцев преподавались артистом Им­ператорского балета раз в неделю, по вечерам. По традиции и с ведома начальства, на послед­ний урок танцев юнкера старшего класса мог­ли надевать шпоры.

Составили: П. В. Шиловский и С. В. Широков

 

*) Ротные учения производились на плацу учили­ща, выходящем на Летний Сад, а для батальонных учений училище в составе двух рот под звуки флейт и барабанов выходило через главные ворота Замка и направлялось в Михайловский манеж.

**) На конкурсе по фехтованию между военными училищами Петербургского военного округа в 1910 году первый приз выиграла команда Николаевского Инженерного училища.

 

ПРИМЕЧАНИЕ.

Военная Энциклопедия 1914 г. приводит спи­сок бывших питомцев, выдвинувшихся своею деятельностью и приобревших известность на различных поприщах: военном, обществен­ном, ученом и литературном. Таковы имена: ген. гр. Э. И. Тотлебена, героя Севостопольской обороны и осады Плевны, К. П. Кауфмана, Ф. Ф. Радецкого, героя обороны Шипки

(1877-78), А. 3. Теляковского, Г. Е. Паукера, министра Путей Сообщения, Г. А. Леера, Р. И. Кондратенко, героя обороны ПортАртура, A. Р. Шуляченко, Н. П. Петрова (труды по гидродинамике), X. X. Головина, Струве, B. И. Березина, Н. Л. Щукина. 

Из писателей:

Ф. М. Достоевского, Д. В. Григоровича. Ученых”: И. М. Сеченова, П. Н. Яблочкина. Художников:

К. А. Трутовского (Сорочинская ярмарка) и многих других.

 

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...



Подробнее

Подробнее читать, как приобрести недорогие велотренажеры.

beger.ru

полезная информация

Похожие статьи:

Добавить отзыв