Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 23rd 2017

Номера журнала

Краткий исторический обзор 1-го Сибирского Императора Александра 1-го Кадетского Корпуса. – С. Марков



Открытие Войскового казачьего училища Сибирского казачьего войска, основоположника первого в Сибири кадетского корпуса в городе Омске, выпало на 1 мая старого стиля 1813 года, года окончательного изгнания полчищ Наполеона из пределов России. Все эти события, само нашествие и изгнание дерзких пришельцев мало отразились на Сибири. Ведь в то время ехать туда надо было месяцами по грунтовым дорогам, да и тех было лишь две. Сибирь в то время жила своей особой жизнью, продолжалось освоение ее, границы раздвигались на юг и на восток, и фактически эти границы были там, где стоял наш казак-землепроходец земли русской. И если в 16-м и в начале 17-го веков говорили, что на юге России «граница лежала на луке казачьего седла», то же самое можно было сказать теперь и о русской границе в Сибири. Сам край не был еще замирен, шли постоянные восстания киргизов и татар. Совершались набеги туземцев из степей Туркестана и из Китая. Происходило освоение и заселение края и его умиротворение. Ощущалась нужда во всем и особенно в образованных людях. Казачьи части, стоящие по границе, нуждались в офицерах и в унтер-офицерах, и для восполнения этого пробела в г. Омске при торжественной обстановке было открыто «Войсковое казачье училище», которому и суждено было после многих преобразований стать 1-м Сибирским Императора Александра 1-го кадетским корпусом.

Училище было открыто по мысли командовавшего в то время Отдельным Сибирским корпусом генерала Глазенапа, который видел, как трудно заброшенному на далекую окраину казачеству дать надлежащее воспитание своим сыновьям. В «Положении о войсковом училище» генералом Глазенапом была объяснена цель образования училища: «дабы наставить юношество в познании должностей человека, в добродетели, смиренномудрии и страхе Божием».

Училище имело сначала очень маленький штат и содержалось на средства Сибирского казачьего войска. Впоследствии оно перешло на содержание за счет государственной казны, но связь училища с войском не порвалась и сохранилась даже тогда, когда оно было преобразовано в кадетский корпус.

В первое десятилетие своего существования училище дало войску 58 образованных офицеров и много унтер-офицеров, мастеровых и преподавателей для начальных станичных школ.

9 марта 1825 года были Высочайше утверждены штаты училища, оно начала получать субсидию от государства и согласно новому положению о нем стало называться «Училище линейного Сибирского казачьего войска».

В 1845 году по ходатайству штаба Отдельного Сибирского корпуса оно преобразовывается в «Сибирский кадетский корпус» и получает одинаковое устройство со всеми кадетскими корпусами Империи. Положение о корпусе удостоилось Высочайшего утверждения 24 октября 1845 года. В корпус теперь принимались не только дети казаков, но и дети офицеров Отдельного Сибирского корпуса и дети чиновников из дворян, служивших в Сибири.

В 1886 году корпус вместе с другими кадетскими корпусами России преобразовывается в военную гимназию и получает наименование «Сибирская военная гимназия», но уже в 1882 году кадетские корпуса получают снова свое прежнее устройство и корпусу было возвращено его старое имя «Сибирского кадетского корпуса». Высочайший приказ об этом гласил:

«Во всемилостивейшем внимании к вековым заслугам бывших в Империи кадетских корпусов, питомцы которых, прославив русское оружие в достопамятных войнах прошлого и текущего столетий, доблестно подвизались на различных поприщах полезного служения Престолу и Отечеству, повелеваем все военные гимназии именовать на будущее время кадетскими корпусами и произвести соответственно этому преобразования во внутреннем строе сих заведений».

17 сентября 1907 года, по ходатайству директора корпуса генерала Медведева корпус был переименован в «Омский кадетский корпус», а ко дню своего столетнего юбилея, 1 мая 1913 года, стал по Высочайшему повелению именоваться «1-м Сибирским Императора Александра 1-го кадетским корпусом».

Празднование столетия носило торжественный характер: со всех концов России съехались бывшие питомцы корпуса, а сотни полученных поздравлений показали, как любили свой корпус и чтили память о нем бывшие его воспитанники. Государем Императором Николаем 2-м было пожаловано корпусу в воздаяние его заслуг перед родиной новое юбилейное знамя.

В 1914 году грянула первая мировая война, а в 1917 году произошла революция, повергшая нашу родину в хаос и гражданскую войну. Февральскую революцию, как и последовавшую за нею октябрьскую, корпус не воспринял. Наоборот, кадеты подтянулись и стали сами следить за дисциплиной, окружив офицеров особым почетом и уважением. Они не позволили приявшим революцию низшим служащим корпуса хозяйничать в нем и поэтому до конца учебного года в корпусных помещениях висели портреты Императорской Фамилии и продолжали возноситься молитвы о здравии Государя и Его Августейшей Семьи. Нормально закончился учебный год, и кадеты разъехались на летние каникулы. Велико же было огорчение кадет, съехавшихся в корпус осенью: корпус был переименован в «Сибирскую гимназию военного ведомства», все портреты и эмблемы убраны, нет винтовок, а юбилейное знамя отправлено директором корпуса полковником Зинкевичем в Петроград. Остались кадетам лишь их погоны да старый кадетский дух, ничем не сломленный и непоколебимый. Осталась и вера в свою родину и желание послужить ей в тяжелое, смутное время.

Вскоре в корпусе появился присланный советом рабочих и крестьянских депутатов комиссар Фатеев. Он говорил кадетам о «завоеваниях революции», о «свободах», но чем сильнее он старался подорвать дисциплину, тем крепче становилась она. Как никогда четко кадеты исполняли все приказания и просьбы воспитателей. В ответ на распоряжение Фатеева о необязательности посещения церкви, кадеты совсем перестали ловчить и все до единого смирно простаивали в церкви все службы.

Пришел новый приказ: снять погоны и сдать их. В случае неповиновения корпус будет закрыт. Скрепя сердце, ради спасения корпуса кадеты сняли погоны, но не сдали их, а, сложив в цинковый патронный ящик, тайно зарыли в корпусном саду. Но и без погон кадеты остались по отношению к воспитателям такими же, как были и раньше, — примером дисциплины и послушания, с комиссаром же держали себя «по-штатски» развязно.

6 февраля 1918 года кадеты старших классов приняли участие в спасении знамени Ермака Тимофеевича, находившегося в казачьем соборе, через улицу напротив корпуса. Красные хотели изъять знамя оттуда, но казаки при поддержке кадет увезли его за реку Иртыш, в степь. На следующий день корпус был оцеплен красногвардейцами и в здании был произведен обыск. За отсутствием оружия сопротивления оказано не было.

Закончился учебный год, и кадеты разъехались по домам. Летом 1918 года в г. Омске власть большевиков была свергнута и осенью кадеты съехались в освобожденное свое гнездо. Многие из них остались в войсковых частях, где они служили летом, а некоторые уже отдали жизнь свою на поле брани. Эта убыль в рядах корпуса была пополнена большим количеством кадет других корпусов, очутившихся в Сибири и не могших вернуться в свои корпуса. Погоны были вырыты и возвращены на их место, — на кадетские плечи. Директором корпуса был назначен генерал-майор В. О. Нарбут.

С приходом к власти адмирала А. В. Колчака корпус из гимназии военного ведомства был переименован в «1-й Сибирский кадетский корпус», и адмирал Колчак, полюбивший корпус часто посещал кадет и корпусную церковь. Первая рота получила винтовки и боевые патроны и стала считаться надежной боевой частью. Зимой 1918-19 гг. кадетам пришлось потесниться, так как часть здания была уступлена чехо-словакам. По окончании учебного года весь выпуск уехал в г. Томск, на открытые там Военно-училищные курсы, а старшие кадеты отправились в различные войсковые части. В корпусе все же оставалось много кадет, которым некуда было ехать, так как их родные места были за линией фронта.

Летом 1919 года армия стала отступать к Омску, которому уже угрожали красные. Кадеты были срочно вызваны из отпуска. Корпус был посажен в эшелоны и 30 июля 1919 года навсегда покинул свое гнездо. После месяца пути корпус прибыл к месту назначения, в г. Владивосток, и расположился на Русском Острове, при-

Здание корпуса

крывавшем Владивосток со стороны моря, в бывших казармах 9-й артиллерийской бригады, в 3 верстах от пристани Подножье. Казармы были в ужасном виде, но вскоре рабочие привели их в порядок, а кадеты украсили стены полученными от коменданта крепости Владивосток царскими портретами и батальными картинами, дополнив все развешанное по стенам своеручной росписью их. Все это, как и мебель, полученная из того же источника, превратило казармы в помещение кадетского корпуса. Начались занятия. Учебников не хватало, было голодно и холодно. Первое время обслуживающего персонала не было и кадеты сами несли службу. Старшие кадеты поддерживали дисциплину, которая всегда была на высоте. Несмотря на недостаток учебников, были и успехи в науке, и в декабре 1919 года ускоренно закончил курс 92-й выпуск.

В конце января 1920 года во Владивостоке образовалось левое, пробольшевистское правительство, во главе которого стоял А. С. Медведев. Отношение этого правительства к корпусу было враждебным, и однажды, в феврале, корпус был оцеплен войсками и кадетам было предъявлено требование сдать все оружие. Пришлось подчиниться силе и сдать все вооружение вплоть до штыков. После сдачи оружия корпус начали посещать различные агитаторы, но их усилия по «революционной обработке» кадет были напрасны. Приказом этого правительства в корпусе была отменена воинская дисциплина и чинопочитание. Кадетам было приказано надеть красные звезды, угрожая в случае неповиновения прекратить выдачу продовольствия и разогнать корпус. Ответом кадет было усиление самодисциплины. В это же время многие старшие кадеты пробрались в Забайкалье, где еще продолжалась борьба с большевиками, которую вели остатки Сибирских армий, «каппелевцы», пришедшие туда после трехмесячного отступления через всю Сибирь, совершившие «Ледяной поход», и также части атамана Семенова. Борьба эта велась под командой атамана Семенова.

Кадеты, оставшиеся на острове, вели голодную жизнь, не сдаваясь все же пред напастями. Осенью 1920 года вернулись из Забайкалья уезжавшие туда кадеты, и снова начались занятия. В январе 1921 года было получено распоряжение о ликвидации корпуса к 1-му марта. Конечно, красные давно расправились бы с корпусом, но в то время они не были полными хозяевами в Приморской области и во Владивостоке, так как эта часть России находилась тогда в зоне японской оккупации.

К этому же времени была закончена борьба и в Забайкалье и остатки белых, каппелевцев и семеновцев, сдав оружие на границе Китая, через Маньчжурию прибыли в Приморье, где были интернированы японцами в местах расположения их частей, на станции Гродеково, в г. Никольск-Уссурийске и на станции Раздольное.

31 марта 1921 года была произведена неудачная попытка свержения красных во Владивостоке и, конечно, кадеты приняли в ней участие, потеряв убитым вице-унтер-офицера М. Блесфельда. 26 мая красные были из Приморья изгнаны и во Владивостоке образовано русское национальное правительство во главе с крупным приморским промышленником С. Д. Меркуловым.

Корпус снова вернул себе свое старое наименование «1-й Сибирский кадетский корпус». Осенью 1921 года директор корпуса, генерал Нарбут, был назначен инспектором классов Корниловского военного училища, а директором корпуса был назначен командир 1-й роты полковник Руссет с производством в генерал-майоры. Занятен в корпусе велись и кадеты 95-го выпуска, окончившие корпус весной 1922 года, ушли в Корниловское военное училище и гардемаринами во флот. В июне был созван Земский Собор Приморского Края, постановивший возвращение к исконному образу правления, к монархии. Правителем Края был выбран этим Собором генерал-лейтенант М. К. Дитерихс, армия переименована в «Земскую рать», и ее воеводой стал сам Правитель.

В августе 1922 года японцы покинули пределы России, и в сентябре начались военные действия против красных. Положение на фронте было отчаянным. Малочисленная Земская рать (5.000 бойцов) отступала. Корниловское военное училище было брошено на фронт, а старший класс корпуса переведен для прохождения ускоренного курса в помещение училища. 6-й класс был отправлен во Владивосток, где нес охрану железной дороги, ведя ее на импровизированном броневом поезде.

25 октября 1922 года борьба в Приморье была закончена. Корпус был посажен на суда Сибирской флотилии контр-адмирала Старка, состоявшей из небольших судов каботажного плавания и нескольких небольшого тоннажа пароходов. На острове осталось большинство преподавателей и некоторое число воспитателей. Была оставлена также 3-я рота, из которой были взяты с корпусом лишь братья кадет старших классов и сыновья воспитателей. Была 3-я рота оставлена из-за неопределенности положения и неизвестности будущего, а также из-за отсутствия достаточного количества судов. Кадеты были погружены на палубы судов флотилии. Мелкий осенний дождь, холод и голод сопровождали кадет и персонал корпуса в их недельном пути из Владивостока, через Посьет, в Гензан, первый японский порт в Корее. В Гензане кадеты были распределены по разным судам, и на некоторых из них они несли матросскую службу.

Простояв в Гензане почти месяц, 29 ноября Сибирская флотилия перешла в корейский порт Фузан, откуда 2 декабря вышла в Шанхай. В пути флотилия попала в сильнейший тайфун, жертвой которого стал вспомогательный крейсер «Лейтенант Дыдымов». На нем погибло 14 кадет-Сибиряков. Во время шторма кадеты наравне с матросами боролись с разъяренной стихией за жизнь тех кораблей, на которых они шли, и во многих случаях помогли делу спасения их от гибели, что было отмечено в приказе контр-адмирала Старка по прибытии флотилии в Шанхай.

31 декабря 1922 года корпус маленькими группами покинул флотилию и поселился в Шанхае в доме, нанятом для корпусов, нашего и Хабаровского, Русским дамским благотворительным комитетом на Жестфильд Род № 4. Это был большой дом, окруженный парком. Для каждого класса была отведена одна комната.

Спали на полу, вповалку, скатывая днем постели к стенке. Сразу же начались прерванные эвакуацией занятия. Оставшихся во Владивостоке преподавателей заменили русские из проживавших в Шанхае. Занимались, сидя на постельных скатках. Было холодно и голодно, но кадеты не унывали. Они сами обслуживали корпус, построили церковь-палатку, организовали доходные мастерские: столярную, переплетную, отливки орнаментов, занимались спортом. Оркестр стал первоклассным и зарабатывал средства для содержания корпуса, выступая на скачках и в городе, по приглашениям.

Весной 1923 года 96-й выпуск закончил курс, но почти все кадеты остались жить при корпусе, так как идти было некуда. В это время Русский дамский комитет прекратил свою деятельность, и заботу о корпусах, нашем и Хабаровском, принял на себя вновь образованный иностранный комитет помощи сиротам Великой войны во главе с директором французской муниципальной школы К. Гробуа. Комитет этот организовывал ежемесячную лотерею, на доходы с которой и содержались корпуса. Осенью 1923 года корпус перешел в другое помещение, вернее — занял ряд домов в китайской части города, на Паушан Род. В это время начались переговоры о переезде корпусов в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (Югославию), и в феврале младшие классы, по 4-й включительно, во главе с директором, генералом Руссетом, уехали в Югославию. Исполняющим должность директора корпуса остался командир 1-й роты полковник В. И. Попов-Азотов. Отъезд только лишь части корпуса объяснялся нехваткой средств на перевозку всего корпуса сразу.

После отъезда первой группы корпус еще раз переселился в другое помещение, находившееся на английской концессии, на Баблин Вел Род. Здесь весной 1924 года закончил свое образование 97-й выпуск. Окончившие корпус кадеты, так же как и кадеты 96-го выпуска, по тем же причинам невозможности уехать куда-нибудь, остались жить при корпусе.

Наконец вопрос об изыскании средств на переезд в Югославию был решен и 6 ноября 1924 года остатки 1-го Сибирского и Хабаровского корпусов на французском пароходе «Портос» покинули Шанхай. Все же не все пожелали ехать в Югославию и в Шанхае осталась половина окончивших корпус кадет и часть персонала.

Путь был красочен, все время менялась погода и обстановка. Этапами пути были Гонконг, Сайгон, Сингапур, Коломбо, Джибути, Суец, Суецкий канал, Порт-Саид и наконец город Сплит, в королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев, где 9 декабря 1924 года кадеты и выгрузились.

По прибытии в Сплит стало известно, что наши корпуса будут расформированы и что все кадеты будут распределены по имевшимся уже там трем кадетским корпусам: Донском Императора Александра 3-го, стоявшем в гор. Билеча, 1-м Русском, имевшем местопребывание в гор. Сараево, и Крымском, находившемся в гор. Белая Церковь. Окончившие же корпус будут отправлены в гор. Крагуевац на слесарно-монтажные курсы и в гор. Белград — на геодезические и железнодорожные курсы. В Сплите корпус отпраздновал свой последний корпусный праздник и 1 февраля 1925 года перед строем кадет-Сибиряков был прочитан последний приказ по корпусу за № 32, который гласил:

«Дорогие кадеты Александровцы! Сегодня, 1 февраля 1925 года, воспитавший вас 1-й Сибирский Императора Александра 1-го кадетский корпус прекращает свое существование.

Как спаянная любовью семья стремится продлить дни находящегося на смертном одре любимого прадеда, так и мы, да будет это нам в утешение, сделали все от нас зависевшее, чтобы отдалить на несколько лет оказавшуюся, увы, неизбежной кончину дорогого нам корпуса.

Сохраните же навсегда незапятнанной светлую память об орлином гнезде-питомнике героев, 112 лет дарившем родине самоотверженно стойких и безупречно верных работников на всех поприщах государственного служения.

Запечатлейте, как святыню, в своих юных сердцах вензель «А-1», который вы с гордостью носили на погонах, и да останется он для вас навеки эмблемой чести и благородства, которыми, как драгоценный бриллиант, блистал Венценосный Рыцарь, Основатель корпуса. Да будет этот вензель, выкованный в жгучем пламени любви к нашей страдалице-родине, которым, знаю, горят детски чистые сердца ваши, той ладонкой, которой прадед-корпус благословляет вас на жизненный подвиг. В этой ладонке кристаллизовались священные заветы старины русской и традиции, которыми корректировали свою жизнь деды и отцы ваши.

Спасибо вам, дорогие сотрудники, гг. офицеры, до конца исполнившие свой долг. Когда наступит радостный день возвращения на родину, а он, верю, близок, я убежден в неминуемости возрождения в ряду других и нашего славного корпуса. Будущий историк страдного периода его существования не забудет увековечить ваши имена.

Пока же не наступит этот вожделенный день, работайте, кадеты, не покладая рук, спешите обогатить ваш ум знаниями, закаляйте вашу волю, приумножайте ваши физические и духовные силы. Помните, что родина-мать ждет вас, нуждается в вашей помощи. Но нужны ей не слабосильные, робкие полузнайки, а могучие душой и вооруженные знаниями богатыри.

Только таким по плечу поднять с одра тяжелой, затянувшейся болезни нашу страдалицу мать. Прочь пошлые, своекорыстные, себялюбивые расчеты, не место им в этом святом деле и не к лицу они Александровцам! Итак, с Богом, родные Александровцы, вперед, за работу, и да благословит вас Господь!»

И. д. директора 1-го Сибирского Императора
Александра 1-го кадетского корпуса
Полковник Попов-Азотов

 

Так перестал существовать наш корпус, закончив свое 112-летнее существование далеко от своего гнезда, на чужой земле. Кадеты были отправлены в существовавшие тогда в Югославии русские кадетские корпуса: выпускной класс 98-го выпуска с корпусным имуществом — в гор. Сараево, в 1-й Русский кадетский корпус, где ускоренно закончил курс 7-го класса по программе 1-го Сибирского корпуса и был фактически последним выпуском корпуса. Остальные классы уехали в гор. Билечу, в Донской Императора Александра 3-го кадетский корпус, а отдельные кадеты — в гор. Белая Церковь, в Крымский кадетский корпус.

В заключение этого краткого очерка нужно добавить, что память о корпусе не погибла с его закрытием, и его питомцы бережно хранят ее, и куда бы судьба их не забрасывала, они, помня завет корпуса «Один за всех и все — за одного!», собирались вместе и основывали корпусные объединения, которые существовали в местах рассеяния кадет до тех пор, пока приход туда коммунистов не заставлял прекращать их существование. Объединения эти сразу же возрождались там, куда судьба забрасывала Сибиряков. Так были образованы: в 1924 году в гор. Харбине (Маньчжурия) «Общество бывших воспитанников 1-го Сибирского Императора Александра 1-го кадетского корпуса», закончившее свое существование там во время второй мировой войны. Общество это издало в 1934 году сборник в 70 страниц с иллюстрациями, посвященный 120-летию корпуса; в 1925 году в гор. Белграде (Югославия) было образовано «Объединение» кадет корпуса во главе с генералом Зыбиным, а потом полковником Пашковым, выпустившее три номера журнала «Кадет Сибиряк-Александровец». Объединение прекратило свою деятельность в 1944 году, с занятием Белграда титовцами; в 1933 году в гор. Шанхае (Китай) было основано самое большое по количеству членов «Общество бывших воспитанников корпуса» во главе с генералом Бордзиловским, просуществовавшее до 1945 года. Оно издало по поводу 125-летия корпуса исторический сборник в 415 страниц с сотнями фотографий. Этот сборник вместил полностью исторический сборник, изданный в гор. Омске ко дню 100-летия корпуса, и был дополнен описанием жизни корпуса 1913 по 1925 год (год закрытия корпуса) и краткими сведениями о жизни кадет Сибиряков и их Объединений в изгнании.

После отъезда Сибиряков из Китая на Филиппины, где они осели на острове Тубабао, там в 1945 году было образовано «Объединение Сибиряков», просуществовавшее до их разъезда по другим странам в 1950 году. В 1946 году приехавшие в гор. Сан-Франциско Сибиряки объединились под председательством полковника Н. И. Мамонтова и вели большую работу, помогая своим однокашникам, попавшим в беду после окончания мировой войны, выписывая их в США. Это последнее Объединение Сибиряков развернулось в 1951 году в Обще-Кадетское Объединение, существующее и поныне.

С. Марков


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв