Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Friday December 15th 2017

Номера журнала

После корпуса. – X.



В № 127 нашего журнала М.С. подробно и правильно описал последние дни нашего Первого кадетского корпуса. Мне хочется сказать несколько слов от том, «а что же было дальше?»

6 марта 1918 года Первый кадетский корпус был окончательно расформирован, когда кадеты получили свои аттестаты и были распущены по домам. Но, конечно, не все кадеты смогли поехать домой. В стране началась гражданская война, и многочисленные фронты не давали к этому возможности. Часть кадет приютили наши офицеры-воспитатели, а часть просто попала в Детские Дома, чтобы там затеряться и погибнуть среди беспризорников.

Здание осталось пустым и служило для нужд военного ведомства. В 1919 году было приступлено к формированию советских военных курсов и школ. В нашем корпусе была основана 1-я Интернациональная школа курсантов. Состав был преимущественно из финнов, венгров и людей других национальностей. Начальником школы был назначен профессор Академии Генерального штаба Петр Иванович Изместьев, который одновременно являлся начальником военной секции Центрального Петроградского Исторического Архива, управление которого помешалось в здании Сената. Его усилиям, главным образом, корпус и обязан спасением своего архива и музея. Архив корпуса, в полном порядке, был перевезен в здание бывшего Цензурного управления на Екатерингофском проспекте, а оттуда впоследствии, в 1927 году, перевезен в архив Главного штаба, на Дворцовой площади. В Архиве нашем сохранились все документы с 1731 года до 1917 включительно. Сохранились такие вещи, как классные журналы с нашими отметками и с записями наших проступков, аттестации кадет и буквально вся бухгалтерия и отчетность.

Музей корпуса пострадал значительно, все манекены — формы были перевезены в Артиллерийский музей, в кронверки Петропавловской крепости, где они и хранятся вместе со старыми знаменами полков Императорской армии. Деревянные модели, хранившиеся в музее корпуса, были разобраны на топливо.

Библиотека музея, старые книги и журналы времен директора корпуса Принца Ангальта были тоже переданы в Артиллерийский музей, где их хранили. К сожалению, эти помещения не отапливались, они были сырые, хранители были люди малокультурные и не интеллигентные, оружейные мастера, которые не могли оценить и понимать ценности таких вещей. Попытки перевезти их в библиотеку Центрархива не увенчались успехом. Что касается библиотеки фундаментальной то она была растащена и расхищена, так как перевезти ее не было средств, да и в Архиве хранить ее не полагалось. Местный комитет служащих разыгрывал их в лотерею, причем не отдельных авторов, а по отдельным книгам. Получался выигрыш: том «Исторического Вестника», том Лермонтова и т. п. В числе архивного материала был многотомный дневник последнего директора корпуса. Он очень интересен и хранится в Москве, в Ленинском Архиве, в отделе частных архивов.

Участь заведовавшего музеем корпуса Александра Александровича Крутецкого неизвестна, думают, что он погиб. Но музей и архив он сдал в образцовом порядке. Один из воспитателей корпуса, штабс-капитан Рязанцев, был арестован после убийства Урицкого и расстрелян. Сыну его в это время было три года, а в 1935 году он был в ссылке, сосланный за то, что отца его расстреляли.

В здании корпуса 1-я Интернациональная школа была расформирована и присоединена к пехотной военной школе в здании Пажеского корпуса. В классном флигеле у нас поместили политическую школу военных комиссаров, часть здания на набережной отошла к университету. П.И. Изместьев был неоднократно арестован и, если не ошибаюсь, в 1923-24 гг. умер от разрыва сердца. После его смерти началось разрушение остатков нашего корпуса. Имущество цейхгауза было расхищено лазаретом, который помещался в здании корпуса. О нашем серебре времен Анны Иоанновны ничего не было известно.

Из бывших кадет погибли: Перский Константин вып. 1897 г., 6 марта 1938 г., Гильбих Эдуард вып. 1898 г. в апреле 1931 г. Между прочим, в 1930-31 гг. был большой поход против офицеров частей г. Петербурга и его окрестностей. По полковым спискам издания «Весь Петербург» все остатки были арестованы. Почти все сосланы, многие расстреляны: л. гв. Преображенского полка генерал-майор Казакевич, Зуев, граф Муравьев; л. гв. Семеновского полка погибли все; л. гв. Измайловского — капитан Кованько; л. гв. Егерского капитан Яблочков, сын командира; л. гв. Московского полковник Пузинский, Гильбих; л. гв. Гренадерского — все, 145-го пехот. Новочеркасского полка капитан Цицерон. В 148-м пехот. Каспийском и л. гв. Преображенском полку были найдены знамена. Погибло очень много офицеров. Офицеры Константиновского артиллерийского училища за товарищеский завтрак в 1923 году. Директор и офицеры Александровского кадетского корпуса за хранение знамени. Это те, кого я знал. На самом деле их было гораздо больше.

X.

Добавить отзыв