Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 29th 2017

Номера журнала

«Новая порода людей» Императрицы Екатерины и первый Кадетский Корпус. – К. Н. де-Рошфор



Первый Кадетский корпусДля чего Императри­це Екатерине II понадо­билось создание, как она говорила, «новой поро­ды людей?». Ответ на это мы найдем в истории крепостного права, под гнетом которого русский народ страдал от ужасов произвола малокультур­ного и малообразованно­го дворянского класса. В той же истории най­дем мы и результат работы этой «новой поро­ды людей», когда 19 февраля 1861 г. двадцать два миллиона русских людей были освобожде­ны от рабства.

Императрица Екатерина Алексеевна, чут­кая и умная, образованная женщина, приехав­шая в Россию еще в юных годах свежим чело­веком, сразу поняла, что крепостное беспра­вие оказывало самое вредное влияние на все стороны жизни и на склад характера русских людей. Со вступлением на престол ученица западно-европейских философов, поклонница просветительных идей, Императрица убедилась, что ее идеи чужды большей части дворянства. Удивляться этому не приходится, так как, на­пример, при выборе депутатов от дворянства в одной из средних губерний обнаружено бы­ло, что треть их неграмотна.

Вот почему, прежде чем приступить к унич­тожению крепостного права Императрица на­шла нужным заняться перевоспитанием дво­рянского крепостнического мышления; это она и начала со своего Шефского кадетского кор­пуса, составив в соучастии с Иваном Иванови­чем Бецким тот Кадетский Устав, о котором и сказано, что «устав сей является как бы уче­бником педагогии и по своей гуманности мо­жет служит, образцом воспитания и поныне».

Выбор же для проведения в жизнь Ее идей пал на Шляхетный Корпус Кадетов, основан­ный графом Минихом в 1732 году, с классами при нем, названными Рыцарской Академией. Программа обучения в этом корпусе отлича­лась небывалой еще в России широтой обуче­ния, и уже ко времени воцарения Императрицы корпус дал таких работников просвещения как А. П. Сумароков, первый русский драматург, с его окружением, Н. П. Елачич, С. А. Порошин, M. М. Херасков, И. И. Мелиссино, граф П. А. Румянцев (впоследствии Задунайский) и много других.

Они образовали при корпусе, из его кадет и офицеров, Общество Любителей Русской Сло­весности, в котором Сумароков и другие его сочлены читали свои произведения, зачастую порицавшие порочные нравы своих современ­ников.

Когда Императрица решила распространить действие своего Устава и на другие учебно-во­спитательные заведения с программой высше­го образования, она назначила в них руководи­телями однокашников Сумарокова: в Москов­ский университет был назначен директором И. И. Мелиссино (кадет вып. 1740 г.), ставший вскоре и его куратором. Мелиссино проделал в университете ту же работу, что и Сумаро­ков в корпусе, основав в нем из студентов и профессоров Вольное Российское Собрание, как литературное и ученое общество. В нем сту­денты пробовали свои силы на литературном поприще. Вторым директором университета, ставшим также впоследствии его куратором, был M. М. Херасков (кадет вып. 1751 г.). Буду­чи куратором, он приобрел известность как организатор литературных кружков и руко­водитель многих журналов, а именно: «Полез­ное мышление», «Свободные часы», «Вече­ра», и как писатель, отразивший главнейшие моменты умственного движения Екатеринин­ского века.

Первый кадетский корпус бывший дворец Меньшикова. Снимок сделан в августе 1970 года

Профессор А. А. Кизеветтер в Юбилейном Сборнике, изданном в 1930 г. в Париже, пере­числяя первых кураторов, не забыл упомянуть, что оба они были воспитанниками Шляхетного Корпуса Кадетов, и далее говорит: «Вот те люди, которые в качестве кураторов стояли у руля Московского Университета в первую четверть века его существования. Кураторы были, как бы сказать, высшими направителями течения университетской жизни».

В Артиллерийский и Инженерный Корпус Кадетов (впоследствии — 2-й кадетский Импе­ратора Петра Великого), основав его в 1762 го­ду, Императрица дала в директоры генерал-майора Мордвинова (вып. из Первого корпуса 1741 г.), со званием «инженера». Впоследст­вии он же был и директором основанного им Греческого Корпуса, а в чине генерал-инже­нера ему было подчинено все Инженерное ведомство и все сухопутные и водные сообще­ния в России. По его кончине Императрица на­значила его заместителем в Артиллерийский и Инженерный Корпус Кадетов другого его одно­кашника — П. И. Мелиссино (вып. 1750 г.). Иван Пушкарев во втором томе своей книги «Описание Санкт-Петербурга», изд. 1839 г., в статье «2-й кадетский корпус» говорит: «Мелиссино трудился, как только может тру­диться человек с просвещенным умом, соеди­няющий беспристрастие и чистую любовь к добру, ко всему прекрасному, благородному».

Морской Кадетский Корпус, основанный Императором Петром 1 еще в 1701 году, в Москве, под названием Навигацкая Школа «для государственной пользы» был переименован в 1752 году Императрицей Елизаветой в Мор­ской Шляхетный Кадетский Корпус, как гла­сит история этого корпуса, написанная генера­лом Кротковым в 1901 году. Императрица Ека­терина, вступив на престол, назначила дирек­тором корпуса капитана 2 ранга И. Л. Голенищева Кутузова, выпущенного из Сухопутно­го Шляхетного Корпуса в 1743 году в гардема­рины. Генерал Кротков в своей истории сооб­щает о нем следующее: «Умный, энергичный Кутузов сделал много пользы для образования и воспитания моряков. Зная французский и немецкий языки, зная русскую и иностранную литературу, Кутузов, плавая на судах в моло­дые годы, познакомился как с трудностями морской службы, так и с теми недостатками морского теоретического и практического обра­зования, которое получали моряки в Морской Академии, и все усилия направил к тому, что­бы морские офицеры выходили из корпуса имеющими теорию и практику морского искус­ства. Кутузов радел о пользе флота даже да­льше, чем призывала его к тому прямая обя­занность директора Морского Корпуса. Он хлопочет об образовании морских корабель­ных мастеров, знающих теорию кораблестрое­ния, он выхлопатывает устройство математи­ческих классов, в которых можно видеть нача­ла Морской Академии в ее нынешнем виде».

Таким образом мы видим, как по всем ВЫС­ШИМ учебно-воспитательным заведениям того времени было введено гуманитарное воспита­ние, руководимое бывшими кадетами Импера­торского Шляхетного Корпуса Кадетов, как ближайшими Ее сотрудниками для проведения Ее идеи о создании «новой породы людей» на деле. За несколько лет до своей кончины Им­ператрица, подводя итог своих тридцатилет­них трудов по созданию «новой породы лю­дей», воспитанных по Ее Уставу бывшими ка­детами Ее корпуса, видела, что они занимали «почти половину важнейших мест в государ­стве. Одни, — начальствуя в армии, другие, — заседая в Сове Императрицы, в Сенате, в Коллегиях, управляли Наместничествами, председательствовали в важных комиссиях. Императрица дала название Своему корпусу — Рассадник Великих Людей России» (слова военного историка А. В. Висковатова).

Но, давая это лестное название, Императри­ца не могла еще предвидеть, что Ее Великий правнук, первый Царственный Кадет нашего корпуса, довершит дело начатое его мудрой прабабкой, своим актом 19 февраля 1861 года.

Остается добавить, что по словам Импера­тора Николая Павловича Первый кадетский корпус «поставил на ноги Наследника Цеса­ревича Александра Николаевича» и дал Рос­сии Царя — Освободителя, воспитателями ко­торого были кадеты, а потом и воспитатели то­го же корпуса — К. К. Мердер (вып. 1804 г.), С. А. Юревич (вып. 1817 г.) при главном воспи­тателе — генерал-адъютанте П. П. Ушакове (кадете вып. 1782 г.).

граф К. Н. де-Рошфор

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв