Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday June 28th 2017

Номера журнала

Письма в Редакцию (№118)



О Донском Императора Александра Треть­его кадетском корпусе писали немного, но и это немногое, увы, не всегда соответствовало тому, что было в действительности. Время идет, но казалось бы 60 лет, и не такой уже большой срок, однако некоторые может быть и малозначущие, но дорогие нам по воспомина­ниям мелочи каждый видит по-своему.

В интересах истины и в память родного кор­пуса позволю себе внести необходимые исправ­ления в замеченные в статьях неточности:

В № 60-м «Военной Были» один из моих однокашников указывал, что будто бы в Дон­ском корпусе ни на пуговицах, ни на бляхах общекадетских поясных ремней не было орла на щите, окруженном сиянием, как в других корпусах, а вместо него был якобы орел, — герб российской Империи. Это неверно: на обоих этих предметах у нас был орел Военно-Учебных заведений.

Синий цвет тульи фуражки, погон и мун­дира был совершенно одинаков, — темно-си­ний, как и в казачьих полках. Погоны же, которые носились на рубахах, могли быть не­сколько темнее, но только потому, что «стро­ились» в своей же корпусной швальне из мун­диров старых сроков, которые были более тем­ного цвета.

Незадолго до войны 1914 года наша 1-я сот­ня получила новую амуницию светло-желтой кожи, то есть портупеи, темляки, патрон­таши и погонные винтовочные ремни. Такие же и поясные ремни, как и в конных полках, но не с пряжкой, а с кадетской бляхой, умень­шенного образца, по ширине ремня, и также, конечно, с орлом Военно-Учебных заведений. Надевалась эта амуниция только на парады, да и просуществовала в корпусе недолго. Вско­ре, с началом войны, все это, как и винтовки, пошло на нужды армии.

В № 115-м «Военной Были», в статье пол­ковника В. Милодановича (по рассказам быв­шего кадета В. С.), «Долгий путь Донского Им­ператора Александра Третьего кадетского кор­пуса» повествуется, что «после отречения Го­сударя Императора директор корпуса генерал Лазарев-Станищев вскоре ушел в отставку и его заменил генерал Чеботарев». Отречение Государя было 2 марта 1917 года, генерал же Чеботарев был назначен директором корпуса лишь 27 ноября 1918 года, то есть больше, чем через полтора года. До него директором кор­пуса был академик-артиллерист полковник Т. А. Семерников, бывший помощником инспекто­ра классов, преподававший одновременно и ма­тематику.

При занятии красными Новочеркасска в начале 1918 года многие раненые, находившиеся в лазаретах города на излечении, были убиты и среди них — два донских кадета: быв­ший вахмистр Попов, тогда уже гардемарин, и кадет 6-го класса Антонов. Вообще же, к со­жалению, за 1917-18 гг., среди кадет Донского корпуса убитых было больше, так я, напри­мер, помню по фамилиям уже восемь человек.

Там же: «шашки у 1-й сотни были замене­ны винтовками»… Винтовки в корпусе были всегда, только с началом войны 1914 года 3-ли­нейные 1891 года были заменены берданками, а после освобождения Новочеркасска не оказа­лось и их: были японские, Арисака, без шты­ков и без патронов.

И еще одна подробность того времени: в 1919 году среди кадет 30-го выпуска, окончив­ших корпус, было 12 кадет-офицеров, участников 1-го Кубанского похода, переименован­ных в начале похода генералом Корниловым в «полковые юнкера» и в конце апреля про­изведенных генералом Деникиным в прапор­щики. Десять из них были коренными каде­тами Донского корпуса и двое — корпусов рос­сийских, закончивших курс 7-го класса у нас.

В. П.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв