Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 22nd 2017

Номера журнала

Минные катера Макарова. – Г. фон-Гельмерсен



Мысль применить мины на море принадле­жит морякам Российского Императорского Флота.

Лейтенант Азаров и другие своими изобре­тениями дали возможность использовать мин­ное оружие на море еще во время Крымской войны, и впервые в истории флотов всего мира Русский флот дал пример и идею массового при­менения подводных фугасов для защиты при­брежья на Черном море, Балтике, а также в устьях рек Дуная, Днепра и Днестра. Вопрос о подводных минах был разрешен в России в на­чале 19-го века.

Павел Львович Шиллинг, член-корреспон­дент Академии наук, еще в тридцатых годах де­вятнадцатого века (он умер в 1837 г.) изобрел и установил в С. — Петербурге электромагнит­ный телеграф, и ему же принадлежит идея применения гальванического тока для подрыва мин.

Борис Семенович Якоби (1801-1874) — рус­ский академик и физик продолжил работы П. Л. Шиллинга в области телеграфа и минного де­ла, создав якорную мину.

Самодвижущуюся мину построил и испы­тал впервые в мире и в России еще в 1857 году Иван Федорович Александровский. Это дока­зал 17 мая 1949 г. на основании документов про­фессор Н. И. Фальковский. Англичанин Роберт Уайтхед и австриец Люпис создали самодвижу­щиеся мины в 1870 году, то есть 13 лет спустя.

Русское морское ведомство по неизвестным причинам предпочло Уайтхедовские мины. Толчком для употребления мин была война с Турцией 1877-1878 гг.

По договору в Париже 1856 года, после Крымской войны, Россия была лишена права строить военные корабли на Черном море. Ре­формы 1861-1874 гг. — ломка старого и нала­живание нового – коснулись и флота. На страни­цах «Морского Сборника» из номера в номер публикуется об изобретениях морских офице­ров. Герои обороны Севастополя адмиралы А. А. Попов и Г. И. Бутаков решительно борются с «иностранщиной», то есть с раболепством пе­ред иностранной тактикой и морской изобрета­тельностью.

Постепенно, с развитием промышленности создаются новые типы кораблей – винтовые, броненосцы; появляется дальнобойная артил­лерия, совершенствуется минное дело, разраба­тывается впервые в мире тактика броненосного флота. Балтийский флот довольно быстро реор­ганизовался и к концу шестидесятых годов представлял уже серьезную боевую силу. На Черном море флота не существовало.

По предложению адмирала Фердинанда Пет­ровича Врангеля, известного мореплавателя и исследователя, было решено строить винтовой быстроходный торговый флот. В 1857 году ос­новывается Русское Общество пароходства и торговли РОПИТ. Им обслуживаются порты Черного и Средиземного морей и заслуживают широкую популярность точность рейсов, ком­форт и чистота кораблей общества.

Воспользовавшись поражением Франции в войне с Пруссией 1870-1871 гг., Россия отказа­лась в дальнейшем выполнять Парижский до­говор и начала строить военные корабли на Черном море. Однако строительство шло мед­ленно и свелось к постройке адмиралом Попо­вым, при участии лейтенанта Степана Осипови­ча Макарова, оригинальных крупных, но не­пригодных к бою на море броненосных монито­ров «Новгород» и «Вице-адмирал Попов».

Они имели шесть машин и столько же вин­тов, и для устойчивости — двенадцать килей Их шесть винтов едва преодолевали сопротивление воды и ход не превышал шести узлов. Круг­лая форма корпуса очень мешала управлению ими. Они имели тенденцию вращаться вокруг своей оси, рикошетировали и зарывались на волне. Для боя в море они не годились и могли служить как плавающие батареи у порта. Кро­ме них на Черном море было еще несколько ти­хоходных корветов и железных шхунок, также к бою в море не пригодных. Под Русским фла­гом на Черном море плавали в это время толь­ко пароходы РОПИТ-а, обладавшие по тому времени хорошим ходом в 11 и 3/4 узла, и колес­ная яхта «Ливадия».

12/24 апреля 1877 г. Россия объявила войну Турции. Война была вызвана зверствами турок над христианским населением Боснии, Герце­говины, Болгарии, Черногории и Сербии. Турец­кий флот насчитывал 15 броненосцев, от 2 до 9.000 тонн водоизмещением, 5 винтовых корве­тов, 7 бронированных канонерок и 8 мониторов. Оставалось еще большое число парусных кораб­лей.

Перед русскими моряками на Черном море встала задача – защитить свои побережья с не­годными военными судами. Нужно было исполь­зовать пароходы РОПИТ-а, более быстроход­ные и новые. Но для этого требовалось превра­тить их из коммерческих в военные. Из пред­ставленных проектов было выбрано два, проек­ты H. Н. Баранова и лейтенанта С. О. Макарова. По первому проекту, чтобы превратить эти па­роходы в быстроходные крейсера, требовалось укрепить палубу и установить сильные артил­лерийские орудия. Проект С. О. Макарова – более оригинальный и смелый, до него еще ни в одном флоте мира не примененный. В основу его положено было новое оружие – самодвижу­щаяся мина. После Крымской войны новое ору­жие – донная мина – сильно развивается. В Петер­бурге была открыта «Технико-гальваническая школа» специально для саперов, где обучались и морские офицеры. В конце 1874 г. в Крон­штадте был учрежден «Минный офицерский класс» с минной школой для матросов. Но мысль русских моряков не задерживается толь­ко на донных минах. Нужно ее применить и на ходу, для атаки. Капитан-лейтенант Бурачек установил на барказах откидные шесты с ук­репленными на них минами. Этим изобретением заинтересовался адмирал Бутаков, командовав­ший эскадрой броненосцев в Балтике, и прика­зал испробовать откидные шесты с минами на опыте таранного боя. Опыты дали хорошие ре­зультаты и послужили образцом для последую­щих изобретателей. Без всяких сомнений, инте­ресовавшийся всем лейтенант С. О. Макаров прекрасно знал об изобретениях в минном деле.

Его проект имел целью дать движение мине. Таким образом, его беспалубные минные кате­ра явились предшественниками самодвижу­щейся торпеды, минных аппаратов и станков на современных военных кораблях для выбрасываний летающих атомных мин. Но так как маленькие беспалубные катера не были годны даже для незначительных походов на море, Ма­каров решает приспособить для их перевозки быстроходный пароход РОПИТ-а. Но как? Па­роход может вести катера на буксире, но на волне катер будет заливать, буксирный канат может лопнуть; кроме того, буксирование за­держивает ход парохода, а во время войны бы­строта – важное условие как при атаке нами про­тивника, так и для избежания сильного против­ника. Его катера должны действовать внезап­но: появиться, внезапно атаковать и быстро ис­чезнуть.

Оставалось только одно решение: погру­зить катера на пароход и так и перевозить их на палубе. Имея на борту один или несколько ка­теров, снабженных минами, пароход незаметно подходит ночью к неприятельской эскадре, ста­новится на некотором расстоянии от нее и спус­кает катера на воду. Катера атакуют неприяте­ля и немедленно возвращаются. Пароход подни­мает их на борт и полным ходом возвращается в свой порт. Так Макаров дал идею кораблей-баз, миноносцев, минных заградителей и авианосцев.

Представленный еще в 1876 г. его доклад в С. Петербурге успеха не имел. Накануне войны, прибыв в Николаев, он получил поддержку в лице Главного Командира Черноморского фло­та и портов Черного моря адмирала Николая Андреевича Аркас. Адмирал не только принял его проект активных действий против турец­кого флота, но и способствовал ему в передел­ке парохода «Великий Князь Константин» и назначил его командиром. Через две недели «Константин» уже был переделан из коммер­ческого парохода в военный крейсер, специаль­но приспособленный для минных атак. С помо­щью особых, Макаровым придуманных шлюп­балок, подъем и спуск катеров производился в течение нескольких минут.

Основную силу корабля составляли четыре минных катера: «Чесма», «Синоп», «Наварин» и «Минер», и девять цилиндрических ше­стовых мин. Первоначально все мины были за­ряжены порохом. Впоследствии Макаров при­менил пироксилин. Каждый минный заряд ве­сил 3 1/2 пуда. Все мины были снабжены авто­матическим замыкателем. «Константин» был вооружен четырьмя девятифунтовыми нарез­ными орудиями и одной шестидюймовой мор­тирой.

12 апреля ст. стиля 1877 года была объявле­на война. Турки, не встречая отпора, начали громить на Кавказском побережье порты Поти, Гадауты и Очемчиры, а 2 мая 1877 г. пять ту­рецких броненосцев обстреляли Сухум-Кале, причинив серьезные повреждения городу и пор­ту. Лейтенанту Макарову поручается осмот­реть крымские берега. Не найдя противника, он отправляется на юг, но ни в Батуме, ни в Поти он никого не нашел. В Поти ему сообщили, что накануне турецкие корабли бомбардирова­ли город. По имевшимся у Макарова сведениям турки переправляли свои войска в Батум для анатолийской армии. Он отправился в Батум и там застал на рейде турецкие корабли. Он ос­тановил «Константин» в 9 час. 45 мин. вечера в 7 милях от рейда. Спустил катера и сам на катере «Минер» повел катера «Чесма», «Синоп» и «Наварин» с командирами: лейтенан­том Зацаренным, лейтенантом Писаревским и мичманом Подъяпольским. Макаров приказал «Чесме» как лучшему ходоку идти в атаку. Лейтенант Зацаренный, сбросив в воду пи­роксилиновую мину на шесте и ведя ее на буксире, дал полный ход и пошел в ата­ку. На турецком корабле открыли бешеный огонь по катеру. На «Минере» лейтенант Ма­каров с нетерпением ждал взрыва, но вдруг ми­мо него осыпаемая картечью и ружейными пу­лями промчалась «Чесма», а за ней гнался ту­рецкий корабль. Оставаться на рейде было бес­полезно. В Батуме забили тревогу, взвились ра­кеты, погасли огни на маяке и в городе. Мака­ров отдает приказ катерам возвратиться. Но кроме «Наварина» и «Минера» никто не подо­шел. До двух с половиной утра ждали напрасно. Макаров решил, что оба катера ушли в Поти, согласно его приказу, отданному еще в Севас­тополе, перед походом, что при потере связи с «Константином» идти в Поти. Подняв катера «Минер» и «Наварин», «Константин» пошел в Севастополь. 7 мая Макаров отправился в По­ти и на рейде нашел оба катера, «Чесму» и «Синоп». Оба были невредимы. Оказалось, что лейтенант Зацаренный на «Чесме» подвел ми­ну под днище турка, но она не взорвалась.

Турецкие корабли оставили восточное побе­режье и появились у западного, между Сули- ном и островом Фидониси (Змеиным), сильно затрудняя снабжение русской армии. Получив подкрепление, два крупных номерных катера, которыми командовали лейтенанты Рожественский и Пущин, С. О. Макаров в качестве началь­ника отряда был отправлен на «Константи­не» для набега на Сулин. Поднялся свежий ве­тер. Отряд шел с потушенными огнями. Шед­шие на буксире номерные катера стало зали­вать, лопались буксирные тросы, с палубы вы­рывались кнехты… Пришлось уменьшить ход до 7 ½ узлов. Сильным течением стало прижи­мать «Константина» к берегу и вскоре он ока­зался на песчаной банке. Макаров приказал выбросить уголь за борт и завести якорь. Зара­ботал кабестан (вертикальный ворот, на кото­рый наматывается якорный трос), якорный трос стал наматываться, и Макаров дал «пол­ный назад!» «Константин» вздрогнул и по­полз на воду. Нельзя было медлить – на рассвете, в утреннем тумане, прошел мимо «Константи­на» корабль из Сулина в море. Ветер стих, приближалась полночь-

Большие номерные катера на буксире по­вели маленькие минные катера. Сначала шли вместе, но, завидев в глубине бухты турецкие корабли, они бросились врассыпную в атаку! Номерные, как более быстроходные, — на фланги! Они подошли так близко, что были слышны голоса на турецких броненосцах… Лейтенант Зацаренный первым атаковал на «Чесме» ближайший турецкий броненосец. Но как только он бросил мину за борт, провод­ник запутался в винте катера, и машина остано­вилась. За «Чесмой», на большом катере «№ 1» лейтенант Рожественский, несмотря на обстрел, спокойно подошел к борту другого броненосца и атаковал его. Это был броненосец «Иджалие». Раздался взрыв и «Иджалие» вышел из строя на все время войны. Остальные два броненосца открыли беспорядочный артил­лерийский и ружейный огонь, снялись с якоря и бежали из Сулина. Русский минный катер «№ 2» получил серьезные повреждения и был затоплен своей командой. Командир его, лейте­нант Пущин, и пять матросов вплавь спаслись на берег. За бой на Сулинском рейде лейтенант С. О. Макаров был награжден Владимиром 4 степени, а лейтенант Рожественский – орденом Св. Георгия 4 степени.

Убедившись в том, что его идея минной ата­ки вполне выполнима, Макаров на опыте уви­дел, что действие шестовых мин недостаточно надежно и сильно и решил испробовать мины Уайтхеда. На складах морского министерства они уже имелись, но стоили они очень дорого и их боялись пускать в дело… Макарова стали по­сылать на перевозку раненых и больных солдат, возить провиант для войск русской армии на Кавказе и т. д.

Наконец Макарову выдали из Севастополь­ского адмиралтейства несколько мин Уайтхе­да. Они прибыли из С. Петербурга в разобран­ном виде. Собрав их, он принялся приспособ­лять их к своим минным катерам. Когда все было готово к походу, было получено известие, что турецкие броненосцы ушли из Сулина. Ма­карова отправляют в разведку к Босфору. На рассвете, при подходе к Босфору, он встретил две турецкие парусные шхуны, одна-с грузом пшена, другая-с переселенцами из Костенджи. Он сжигает шхуну с пшеном, пересадив ее эки­паж на другую. У местечка Хили, в двадцати милях от Босфора, Макаров настигает три ту­рецких парусных корабля. Дав сигнал: экипа­жам пересесть в шлюпки, он тоже сжигает все три корабля. Действия минного крейсера «Кон­стантин» привели турецкий флот к постоянно­му напряженному состоянию в ожидании его атаки.

По просьбе командующего Кавказской арми­ей, адмирал Аркас посылает Макарова на «Кон­стантине» в Гагры с задачей отогнать с рейда турецкий броненосец, обстреливавший берег и поставивший своим огнем отряд полковника Шелковникова в критическое положение. Силь­нейшей шторм задержал «Константина» в мо­ре. 6 августа на рассвете он стал приближать­ся к Гаграм. Турецкий броненосец, стоявший на рейде, сразу заметил его и, снявшись с яко­ря, пошел ему навстречу. Слишком неравны бы­ли их силы: турок, защищенный броней, обла­дал более мощной и более дальнобойной артил­лерией. Он был недосягаем для «Константи­на», дальность выстрела которого была вдвое меньше. Началась бешеная погоня. От напря­женной работы машин пароход дрожал, как в лихорадке. Одиннадцать узлов – максимальная скорость «Константина»… Старший механик Павловский довел ее до 12 3/4 узла. Турецкий броненосец стал отставать. Налетевший шквал с дождем скрыл противников друг от друга. Ма­каров вернулся к кавказским берегам. Не об­наружив нигде турецких кораблей, он прибыл в Новороссийск и там узнал, что «Константин» отвлек турецкий броненосец от Гагр в самый критический момент для отряда полковника Шелковникова.

Узнав, что в Сухум-Кале находятся турец­кие броненосцы, 11 августа 1877 г., в день зат­мения луны, «Константин» со всеми предосто­рожностями подошел к Сухуму. В шести ми­лях от берега Макаров приказал спустить все четыре катера. Командование ими было пору­чено лейтенанту Зацаренному. Тихо подойдя к рейду, катера остановились… и, как только лу­на покрылась тенью, бросились в атаку… На рейде стоял лучший турецкий броненосец «Шевкет». Под градом пуль и картечи катера пошли вперед, в атаку. Первым прорвался к броненосцу катер «Синоп» и удачно подорвал мину. На «Шевкете» поднялся огромный столб черной воды, и броненосец качнуло. Удачно действовали и остальные катера. От взрывов на рейде поднялась волна, захлестывавшая ка­тера, множество обломков затрудняло управле­ние ими. Не прошло и пяти минут от начала ата­ки как по приказу Макарова катера стали воз­вращаться к «Константину». Среди возвратив­шихся не было катера «Минер». Лейтенант Зацаренный на самом быстроходном катере бро­сился обратно на рейд искать его и вскоре при­вел его. Оказалось, что «Минер» у борта бро­неносца «Шевкет» сцепился с турецким греб­ным барказом. Дрались отчаянно. Ударом вес­ла турок проломил голову лейтенанту Писаревскому. Ударами ружейных прикладов команда спасла своего командира. Собрав катера на па­лубу «Константина», Макаров поспешил уйти в море. На горизонте показался броненосец ти­па «Османие». Броненосец же «Шевкет» вы­шел из строя на долгое время.

После рейда на Сухум Макаров, получив по­полнение в минах Уайтхеда, решил их испробо­вать в Батуме. На рейде стоял броненосец «Махмудие». Несмотря на благоприятные условия погоды и отсутствие бдительности у турок, обе выпущенные мины, пройдя вплотную к борту броненосца, выскочили на берег и зары­лись в песок. Команды были недостаточно опытны и ошиблись в расчете. Турки в этой атаке не понесли материального ущерба, но мо­ральное впечатление от все учащающихся минных атак русских и на этот раз – торпедами было потрясающее. Возмущение турецкими ко­мандирами было настолько велико, что их ста­ли заменять англичанами.

30 декабря 1877 г. два турецких броненосца, «Ассари-Тефтик» и «Османие», под общим командованием английского офицера Монторп, превратившегося в Монторп-бея, обстреляли Евпаторию. Выпустив по городу 135 снарядов, они пытались захватить стоявшие на рейде два русских торговых судна, но были отогнаны ог­нем береговой батареи. Вслед за этим они бом­бардировали Феодосию. По ней они выпустили 152 снаряда. Среди разрушенных домов был дом художника Айвазовского. Затем разруши­ли город Анапу.

10 января 1878 г. Макаров пошел в Поти и там узнал, что русские готовятся штурмовать Батум, и что там стоит эскадра из семи судов под командованием английского морского офицера Гобарта (ставшего пашой). Не доходя четырех миль до Батума, «Константин» остановился и спустил на воду два минных катера, «Синоп» и «Чесму». Под прикрытием тумана они про­никли в бухту. Как только туман рассеялся, катера подошли на тридцать-сорок саженей к турецким кораблям, стоявшим кормой к бере­гу. Лейтенанты Зацаренный и Шешинский пус­тили торпеды, которые взорвались одновремен­но. Так в ночь с 13 на 14 января 1878 г. на Батумском рейде было потоплено турецкое посыль­ное судно «Интибал», водоизмещением в 700 тонн. За это дело Степан Осипович Макаров, бывший уже в чине капитана 2 ранга и всего в возрасте 30 лет, получил звание Флигель-адъю­танта, лейтенант Зацаренный был произведен в капитаны 2 ранга, а лейтенант Шешинский был награжден орденом Св. Георгия 4 степени. Потоплением «Интибал» закончились боевые операции Макарова в Черном море.

Но не только в Черном море, но и на Дунае с большим успехом было применено минное ору­жие. Оно помогло русской армии при форсиро­вании Дуная, который был очень полноводен, шириной свыше километра и глубиной до 30 метров. Турки имели на Дунае восемь броненос­цев (мониторов), пять канонерок, одиннадцать вооруженных пароходов разного типа. В устье Дуная, у Сулина, стояла броненосная эскадра турецкого адмирала англичанина Гобарт-паши. Силы же русской Дунайской флотилии были ничтожны. Главным ее оружием были мины. В наступательных действиях она пользовалась шестовыми минами на катерах, а для обороны неподвижными донными круглыми минами. И все же ей удалось обеспечить переправу русс­кой армии через Дунай.

В Мачинском рукаве Дуная, в ночь с 13 на 14 мая ст. стиля, русские моряки проявили осо­бую храбрость и уменье пользоваться минами. Капитан-лейтенант Дубасов во главе четырех минных катеров, «Царевич», «Ксения», «Джигит» и «Царевна», вооруженных шесто­вые минами, со скоростью всего в 6 узлов, ата­ковал два турецких монитора, «Сельфи» и Фетул-Ислам». Катер «Царевич», несмотря на орудийный огонь крупного калибра, подошел на 7 метров к бронированному «Сельфи» и нанес ему меткий удар миной в корму. «Сельфи» на­кренился, и в этот момент подоспел минный ка­тер «Ксения» и всадил ему мину под башней. Через 10 минут «Сельфи» потонул. Остальные корабли перешли к болгарскому городу Рущуку, на правом берегу Дуная. В дальнейшем хо­де войны турецкая флотилия почти не оказы­вала сопротивления плаванию русских парохо­дов не только на нижнем, но и на среднем Ду­нае. Создавшееся положение облегчило пере­праву через Дунай и дальнейшее снабжение русской армии на Балканах.

«Makaroff avait créé de toutes pièces la tac­tique demploi dune arme qui demeure toujours en service et dont lutilisation nécessite encore ac­tuellement, surtout pour les bâtiments de surface, des qualités de courage et dadresse auxquelles la guerre des torpilleurs doit son caractère exal­tant et-sportif».

(Jacques Mordal «25 siècles de guerre sur mer»)

ХРОНОЛОГИЯ (старый стиль)

1876 г. 13 декабря — Назначение Макарова ко­мандиром парохода «Великий Князь Кон­стантин».

1877 г. 28 мая — Минными катерами с парохо­да «Константин» подорван у Сулина ту­рецкий броненосец «Иджалие»

1877 г. Июль — Сожжены пароходом «Констан­тин» у Босфора три турецкие корабля.

1877 г. Август — Пароход «Константин» ока­зывает помощь отряду полковника Шелковникова у Гагринского ущелья.

1877 г. 12 августа — В Сухуми поврежден ту­рецкий броненосец «Шевкет»

1877 г. 16 декабря — В Батуме Макаров впер­вые применил самодвижущиеся мины.

1978 г. 14 января — Потоплен в Батуме турец­кий корабль Интибал» в 700 тонн водоиз­мещением.

Минные беспалубные катера имели 6 узлов хода. Пароход «Константин» был вооружен четырьмя девятифунтовыми нарезными ору­диями и имел скорость в 11 3/4 узла. Мина Уайтхеда - крайняя ее дистанция была 200 мет­ров. В войну 1939-45 гг. ее скорость достигла 45 узлов и дальность действия от 4 до 20.000 мет­ров. Эскадренные миноносцы типа ДА, — 3.400 тонн, 134 метра длины на 13,40 ширины, кроме 4 орудий противоаэропланных в 100 мм и 8 — 37 мм., — имели 10 тюбов для самодвижущих­ся мин.

100 мин и 40-38 узлов хода, так за 89 лет прогрессировала идея Макарова.

Г. фон-Гельмерсен

Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв