Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

О гусарских формах, вообще, и об Ахтырской – в частности. – Т. Куликовский



«Мундироведение» любовь к истории, любовь к полку, довольно тесно связанные между собой понятия. Столько исторических традиций проглядывают в чисто внешних украшениях мундира! Любя Полк, «мундировед» хочет себе представить и точно знать внешность предков в различные исторические эпохи и стремится проследить изменение этой внешности на протяжении всей жизни полка.

Я не буду утруждать читателя мелочами вроде того, когда вводились и когда снова отменялись (не один раз!) чехлы на киверах; когда на гомбочках (пуговках) были номера, и когда было приказано их стереть, и когда они были заменены изображением орла и т. д. Я хочу лишь дать общую картину переменчивой жизни мундиров хотя бы одного полка, познакомившись с которой, любителю не будет трудно изучение форм любого русского гусарского полка, ибо развитие шло совершенно параллельно, и большинство изменений делалось у всех одновременно.

«12-ый гусарский Ахтырский генерала Дениса Давыдова, ныне — Ее Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полк» был основан в 1651 году как слободской казачий полк в крепости Ахтырке и ее окрестностях. Слободские казаки носили свой, так сказать — национальный костюм, и тогда еще не было точных правил одежды. Однако есть сведения, что верх их низких папах был желтым, а кафтаны — синими. Есть и намек на то, что в петровскую эпоху их кафтаны стали зелеными.

В 1765 году полк сделался Ахтырским гусарским. Всем известно, что гусарская форма обязана своим происхождением венгерскому национальному костюму. Она была подхвачена всеми европейскими странами, знавшими до этого одну лишь тяжелую кавалерию и пораженными неожиданными возможностями венгерских «летучих полков». Для России, всегда имевшей казаков и знавшей татар, легкая кавалерия не была новинкой, и основание, при Екатерине, гусарских полков, является лишь желанием превратить уже существовавшие полки в хорошо дисциплинированные и регулярные без утраты их «легкости».

Первым командиром, «прививавшим» полку «гусарство», стал выдающийся офицер австро-венгерской службы, граф Подгоричани, родом серб или черногорец, который сразу же заложил в своем полку крепкие основания той воинской доблести, которая затем всегда была присуща Ахтырским гусарам.

Первые Ахтырские гусары были одеты во все ярко-зеленое и черное: доломан и чакчиры — зеленые; шнуры по ним — черные. Обшлага на рукавах — черные: ментия — черная, на белом меху, с зелеными шнурами. Кивер, в виде высокой, твердой фески (без козырька) — черный с зеленой лопастью и белым небольшим султаном. Вальтрап — черный с зеленой оторочкой. У офицеров все шнуры были золотые, а полусапожки — красные.

В 1776 году обмундирование продолжает быть зеленым и ментик — черным, но все шитье, обшлага и вся шапка делаются желтыми.

В 1784 году, во исполнение реформы гениального князя Потемкина, мыслью которого было одеть солдат практично, удобно и дешево, гусарские формы исчезли. Полк сделался «Ахтырским легко-конным», с черными касками с меховым белым поперечным гребнем и черной лопастью, спадающей на затылок. Солдаты были пострижены по народному, «под скобу». Исчезли косы и пудра. Мундир — синий, с красным воротом и обшлагами; белые погоны и белый аксельбант на правом плече. Красные шаровары с белым зубчатым лампасом. Обувь — широкая, с твердыми голенищами. Потеряв всякую гусарскую внешность, «украинские легкоконные полки» продолжали, однако, в обиходе называться «гусарскими».

К концу 18-го века по всей Европе и даже в далекой Америке гусарский мундир становится излюбленнейшей военной формой. В него — с разными вариантами — наряжаются конные артиллеристы и «легкие драгуны» английского королевства; пешие и конные «егеря» почти всех стран и даже норвежские лыжники (ментики на белом заячем меху «в рукава» и круглые белые меховые шапки).

Немудрено, что под влиянием такой всеобщей «моды» Император Павел Петрович, проводя свои военные реформы, пожелал восстановить гусар и на Руси!

В 1736 году полк стал «гусарским генерал-лейтенанта Линденера полком» и получил высокую шапку черного лаечного (собачьего) длинного меха со шлыком, темно-коричневый доломан с палевым (светло-желтым) воротником и обшлагами; коричневый-же ментик, и желтые шнуры на всем. Белые суконные рейтузы и белые кисти на желто-коричневом гусарском поясе.

В 1806 году меховые шапки заменяются высоким, прямым (цилиндрическим) кивером с пристяжным козырьком, а к концу того же года косы, во второй и последний раз, отменяются. Насчет упразднения кос отметим большую дальнозоркость Потемкина, отменившего их уже в 1784 году. В других странах парики и косы еще долго обременяли солдата. Французские революционные войска распустили косу, но носили длинные волосы, вряд ли более практичная или более гигиеничная реформа! Восстановление косы Императором Павлом Петровичем можно рассматривать как желание повернуть время вспять, к дореволюционным обычаям. Английское королевство, вечно консервативное, срезало косы лишь в 1808 году, но тут же и раскаялось: на другой же день в войска пришел приказ — кос не резать! Однако было уже поздно, офицеры только и ждали первого приказа, и все косы слетели в тот же день. Командованию пришлось примириться с fait accompli. Лишь один полк, кажется 22-й пехотный, теперь — «Royal Welch Fusiliers», будучи отрезанным не то в Испании, не то в колониях, получил оба приказа одновременно и, имея расторопного адъютанта, сохранил косы гораздо дольше остальных полков. В память этого офицеры этого полка до сих пор носят, даже на защитных «френчах», сзади, на воротнике, черные шелковые ленты, спускающиеся сантиметров на 15-20 на спину. Ленты эти в свое время предохраняли мундир от сала и пудры косы!

В 1807 роду чакчиры (гусарские штаны) делаются синими, а офицерские и унтер-офицерские трости отменяются.

В январе 1812 года типично русский кивер, расширенный кверху, был дан и гусарам. Во время наполеоновского нашествия Ахтырские гусары носили коричневый доломан и ментик. Шнуры — желтые. Карабин на белом ремне — через левое плечо, а красная лядунка на красной перевязи (из юфты) была перекинута через правое плечо. Чакчиры — синие, с желтой оторочкой и гусарские ботики. Одновременно, к походной форме носились длинные серые рейтузы с пуговками по лампасу и со штрипкой под ступней сапога. Конский вальтрап был синий, с желтой зубчатой каймой. Мех на ментике: серый — для офицеров, черный — для унтер-офицеров и белый для гусар.

В 1814 году, во Франции, полк получил металлические знаки отличия на кивера в виде полумесяца, с надписью: «За отличие 14-го августа 1813 г.» (за бой под Кацбахом). Тогда же, согласно повелению Императора Александра 1-го, коричневый цвет доломанов был присвоен полку «на вечные времена». (В других гусарских полках цвет доломанов был гораздо более изменчивым: например — Клястицкий полк в 1812 году был синий с голубым воротником и обшлагами. В 1826 году стал белым с голубым кивером. В 1882 году к темно-зеленому драгунскому мундиру он получил лиловые погоны и канты, чтобы в 1907 году снова стать темно-синим со светло-синим шлыком и белым прибором…) Серые рейтузы, вместо пуговок, получают широкий желтый лампас.

В 1819 году лядунка делается черной, а перевязь — белой и носится, вместе с белым же карабинным ремнем, через левое плечо.

В 1820 году офицерские доломаны и ментики приказано иметь без бахромы и с пятью рядами пуговиц.

В 1826 году кивер становится выше прежнего — «драгунским» и желтым(!) — «по цвету воротника доломана». Воротник же и обшлага становятся коричневыми — «по цвету доломана». Мех на ментиках делается черным для всех чинов. Пуговицы на груди — в три ряда. Чакчиры и высокие сапоги отменяются. Длинные рейтузы отныне «строятся» из серо-синего сукна с желтой выпушкой.

Материал упраздненных серых рейтуз применяется, начиная с 1835 года, на перчатки для гусар. Унтер-офицеры продолжают носить белые перчатки лосиной кожи. Также с 1835 года ментики стали носиться типично по-русски, прямо за спиной, а не через левое плечо, как было принято по старому, венгерскому, обычаю.

В 1843 году вводятся новые, низкие кивера (4¾ вершка) и плечевые шнуры (тонкие гусарские «погоны»). А на другой год, 1844-й, офицеры стали (впервые — официально) носить кокарды на фуражках.

В 1845 году гусарские офицеры получили вместо общих виц-мундиров и сюртуков короткие «куртки» с только лишь пятью шнурами на груди и такие же, но долгополые, по колено, «венгерки». С курткой ташка носилась в черном чехле; с венгеркой ташка не носилась, в то время, как портупея носилась под венгеркой, а сабля поверх; ремень, державший саблю, вылезал через прорезь у талии. В строю же продолжал носиться доломан.

Начиная с конца Крымской кампании становится заметной экономия на военных формах. В 1855 году гусары и унтер-офицеры получают летние кителя, в то время как ментики упраздняются. То же коснулось и офицеров в 1866 году. Лишь генералы сохранили свои ментики. В 1858 году уничтожается ташка, а в 1862 году желтый кивер, который к тому времени потерял свою первоначальную форму и с 1858 года имел верх более узким, чем низ, был заменен маленьким желтым, мягким венгерским кэпи с орлом и черным «конским хвостом», спадающим на козырек. Одновременно вводится башлык верблюжьего сукна.

Между прочим, все эти изменения не коснулись гвардейских полков, которые сохранили свои ментики, ташки и меховые шапки с цветным шлыком.

С 1866 года приказано «доломан» впредь именовать «венгеркой».

1869 год увидел введение красных чакчир и гусарских ботиков с вырезом, носимых отныне при всех случаях. Длинные рейтузы отменялись и лишь вне строевой службы офицерам дозволялось носить длинные серо-синие шаровары «на выпуск» (поверх сапог).

1872 год. Очень низкий «кивер» (2½ вершка), верх и околыш из черной, блестящей кожи. Верхняя часть осталась желтой с различным шитьем золотом для офицеров разных чинов (Нигде и никогда не видавши этого головного убора и зная его лишь по описаниям, я буду весьма признателен тому, кто смог бы показать мне фотографию или рисунок такового).

Фуражка с желтым околышем и коричневой тульей, давно уже носимая вне службы, стала нормальным головным убором во время турецкой войны 1877-78 гг. За эту войну офицеры полка получили золотые шнуры гвардейского образца.

В царствование Императора Александра 3-го произошла реформа с целью упрощения и обрусения формы одежды. Все полки кавалерии, за исключением гвардии и казаков, были превращены в драгун. Полки носили тогда серо-синие рейтузы и темно-зеленые мундиры, общие для русской армии с времен Петра Великого и его первых регулярных полков.

Согласно воле Государя Императора Александра ІІІ-го Ахтырский полк однако сохранил коричневый цвет для своего нового драгунского мундира. Гвардейские шнуры заменили георгиевскими петлицами, колпак барашковых драгунок, погоны и кушаки стали желтыми. Фуражка осталась без перемен.

В 1885 году конское снаряжение стало строиться из белой, глянцевой кожи. Вальтрап был отменен.

В царствование Императора Николая 2-го старые полковые наименования были возвращены. В 1907 году Ахтырский полк снова делается гусарским. Головной убор заменяется меховой шапкой, подобно носимой двумя гвардейскими гусарскими полками, но немного меньшего размера и из черного барашка. На ней — белый султан (красный — у трубачей и бело-желто-черный у генералов), желтый шлык, пристегнутый к правой стороне шапки. Доломан — коричневый, красные чакчиры, желтые шнуры, а для офицеров — золотые, «гвардейские». Пять грудных шнуров нового образца, оконечности их образуют форму, так сказать, трехлистного клевера, вместо предыдущих двух спадающих колец, как осталось в гвардии. Флюгера на пиках желтые и коричневые. Масть лошадей: половина полка — на соловых лошадях, другая половина — на буланых.

В первую мировую войну гусары носили походную форму, серо-зеленые фуражки и рубашки, рейтузы сине-серые и серо-коричневые шинели с серыми папахами зимой.

Во время гражданской войны Ахтырские офицеры, дравшиеся против большевиков, снова носили свою цветную фуражку (желтый околыш, коричневая тулья) и красные чакчиры.

Говоря об Ахтырских мундирах, нельзя не коснуться связанных с ними легенд. Самая распространенная из них, которую один советский пропагандист-литератор употребил «в пику» Российской Императорской армии, что у Царя, дескать, был и такой полк, что ограбил монастырь и вырядился в монашеское сукно, это — легенда о появлении коричневого цвета. Она рассказывает о том, что, преследуя французов через всю Европу, гусарская одежда совершенно износилась, и под Парижем, когда полк стал на квартиры в большом католическом монастыре, Денис Давыдов реквизировал склад монастырского сукна и из него приказал «построить» доломаны. На параде Император Александр Благословенный обратил внимание на «незнакомый» ему гусарский полк. Услыхав объяснение и оставшись довольным находчивостью своего генерала-партизана-поэта (Д. Д.), Государь присвоил полку «на вечные времена» темно-коричневый цвет. Говорят даже, что некоторые офицеры полка до последнего времени выписывали из Франции сукно этого монашеского ордена и лишь из него шили свои венгерки.

Есть основания предполагать, что нечто подобное действительно когда то случилось, но значительно раньше и с каким-то НЕ РУССКИМ полком. Это событие и послужило «моде» в разных странах одеть один из гусарских своих полков в темно-коричневый цвет. Таковым полком в России, еще при Павле Петровиче, оказался полк Линденера, ныне — Ахтырский. Но гусарский полк в коричневых доломанах был и у немцев и во Франции — венгерские гусары Эстерхази.

Что же касается присвоения Ахтырскому полку его цвета «на вечные времена» в память о всех его подвигах и походах, совершенных в доломанах этого цвета, в частности — в течение всех «наполеоновских войн», то этот факт не подлежит никакому сомнению.

В нашем эмигрантском положении, где нет ни времени, ни денег, ни легкого доступа к материалам, многое затрудняло составление этой статьи. Поэтому, принося глубокую благодарность всем тем, кто уже мне помог, я не прошу прощения у читателя ни за возможные, ни за «невозможные» неточности, вкравшиеся в статью по моему неведению, но буду от души благодарен каждому, кто укажет мне на ошибки или сможет дать мне дополнительные факты по этому, интересующему меня вопросу. Ведь я всего лишь «собиратель», ищущий подробностей и правды.

Т. Куликовский


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв