Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Friday December 15th 2017

Номера журнала

О прапорщиках производства 1 июля 1914 г. – В. Бастунов



(Историческая справка)

Просматривая в свое время Высочайшие Приказы о награждениях орденами за первые бои августа-октября 1914 г., я обратил внимание на то, что среди награжденных офицеров имеется не малое число прапорщиков «армейской пехоты», армейской кавалерии и других родов оружия. Поскольку помещены они сразу после подпоручиков и выше прапорщиков запаса, ясно было, что это особая категория. Меня заинтересовал вопрос, что это за прапорщики, явно не призванные из запаса, а следовательно состоявшие в воинских частях еще до мобилизации? Как известно, первые прапорщики «с зачислением по армейской пехоте» и другим родам оружия были выпущены из военных училищ только 1-го декабря 1914 г. Что же касается унтер-офицеров из вольноопределяющихся, произведенных в прапорщики за боевые отличия во время японской войны, их в этом чине к 1914 году на действительной службе уже не оставалось: пожелавшие, при демобилизации в 1905-06 гг., остаться в армии были частью приняты в 1906 г. по экзамену в юнкерские училища, которые окончили в 1909 г. (около 150 человек) и были выпущены подпоручиками, на общих основаниях. Не выдержавшие вступительных экзаменов в училища, но отлично аттестованные, были оставлены в своих частях прапорщиками и, по шестилетней выслуге, произведены в подпоручики в 1910-1912 гг. Каким же образом среди офицерского состава оказались в первых же боях осени 1914 г., прапорщики, не призванные из запаса, причем не единицы и не десятки их, а сотни? Довольно долгое время это оставалось для меня загадкой. Поскольку мне удалось, в конце концов, разрешить ее, составляю эту справочку, думая, что приводимые в ней данные известны далеко не всем, интересующимся историей Российской Императорской армии в войну 1914-17 гг.

Разгадку очень интересовавшего меня вопроса об указанной категории прапорщиков дал недавно разысканный мною Высочайший Приказ от 1-го июля 1914 г. («Правительственный Вестник» № 146 от 7-го июля). Этим приказом унтер-офицеры и фейерверкеры из вольноопределяющихся, которые заканчивали срок отбывания воинской повинности и должны были быть произведены, как обычно, осенью в прапорщики, с зачислением в запас, были произведены несколько досрочно, с оставлением в своих частях прапорщиками армейской пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск. Мера эта вызвана была, вполне очевидно, напряженным международным положением и, в связи с этим, желанием Главного Штаба пополнить офицерский состав, очень ослаблявшийся выделениями при мобилизации (полки 32 пехотных и 3 Сибирских стрелковых дивизий и 35 артиллерийских бригад выделяли в кадры формируемых при мобилизации второочередных полков и бригад и запасных батальонов до 40 процентов своего офицерского состава). Убыль эта должна была быть пополнена главным образом призываемыми прапорщиками запаса (и лишь в небольшом проценте бывшими кадровыми офицерами, состоявшими в запасе). Многие из прапорщиков запаса состояли в нем уже по много лет, были в возрасте 30-35 лет и очень немногие из них попадали в те части, в которых отбывали воинскую повинность, то есть ничем не были с ними связаны. Вольноопределяющиеся же, произведенные в прапорщики 1-го июля 1914 г., прослужили перед тем в тех же частях по году, что давало известную спайку с частью, не успели растерять, находясь в запасе, полученных знаний военного дела и были в возрасте до 25 лет Все это позволяет судить, насколько целесообразна была мера Военного Министерства, проведенная Высочайшим Приказом 1-го июля 1914 г. Всего произведено было этим Приказом в прапорщики 850 унтер-офицеров и фейерверкеров из вольноопределяющихся. По родам оружия: в прапорщики армейской пехоты — 398 (из них 14 — в гвардейских полках); в прапорщики армейской кавалерии — 50 (из них 7 — в гвардейских полках); в прапорщики конной артиллерии 7 (из них 2 л.-гв. в конной артиллерии); в прапорщики легкой артиллерии — 257 (из них л.-гв. в артиллерийских частях — 10); в прапорщики тяжелой артиллерии (тяжелых артил. дивизионов и крепостной артиллерии) — 40; в прапорщики, горной артиллерии — 8; в прапорщики инженерных войск (саперных и понтонных батальонов, минных, искровых и воздухоплавательных рот) — 85 (из них л.-гв. в саперном батальоне — 5); в прапорщики железнодорожных войск — 5. Все — с оставлением в тех же частях, в которых они отбывали Боннскую повинность. Добавлю, что среди этих прапорщиков было в течение войны, по имеющимся у меня вряд ли полным данным, более 14 кавалеров орд. Св. Георгия и Георгиевского оружия. Некоторые из них уже в 1916 году летом командовали, в чине штабс-капитанов, батальонами.

В. Бастунов

Добавить отзыв