Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday July 25th 2017

Номера журнала

Орден Святого Георгия. – С. Андоленко



«За Службу и Храбрость»

Среди всех орденов, дававшихся в Европе за военные заслуги, русский орден св. Великомученика и Победоносца Георгия пользовался безусловно самой большой популярностью в своей стране. Даже английский крест Виктории и австрийский Марии-Терезии, жаловавшиеся реже, чем орден святого Георгия, не могли соперничать с ним в смысле его обаяния в сознании народных масс и бесчисленного применения его цветов ко всем высоким явлениям военной жизни.

Георгиевскому кавалеру были открыты все двери, на нем почтительно останавливались взгляды прохожих, и Георгиевский праздник 26 ноября торжественно праздновался во всех местах необъятной Империи. Георгиевская лента олицетворяла воинскую доблесть.

Почин в учреждении в России чисто военного ордена принадлежит Императрице Екатерине II. В 1765-м году ей был представлен проект статута Екатерининского военного ордена. Он имел в виду главным образом выслугу лет в офицерских чинах. Императрица его не одобрила. Она хотела создать награду за конкретные боевые подвиги, не понравилось ей также название ордена «Екатерининским».

В покровители своего военного ордена она избрала самого боевого из святых христианства, издавна пользовавшегося в России большим почетом. По происхождению римлянин, святой Георгий принадлежал к древнему патрицианскому роду, поселившемуся в малоазиатской провинции Кападокии. Он родился в Бейруте, во второй половине III века. Отец его, тайный христианин, погиб мученической смертью, завещав сыну пример мужества и стойкости христианских убеждений. Вступив на военное поприще, Георгий проявил такие выдающиеся способности, что уже на 20-м году жизни достиг звания «военного трибуна», и император Диоклетиан во время египетской войны вверил ему особый отряд. Вскоре после этого Георгий прибыл в Никомидию, в то самое время когда император готовился издать эдикт о преследовании христиан.

На военном совете Георгий в блестящей речи доказывал несправедливость этого эдикта и тут же объявил себя христианином. За это он был заключен в темницу и, несмотря на увещания императора, убеждавшего его отречься от Христа, остался непреклонным, мужественно претерпел ряд самых жестоких пыток и мучений, после которых 23 апреля 303-го года принял мученическую кончину, быв обезглавлен.

Церковь причислила его к лику святых. Тропарь его поется:

«Яко пленных освободитель и нищих защититель, немощствующих врач, царей поборниче, Победоносче Великомучениче Георгие, моги Христа Бога Спасителя душам нашим. Спаси от бед рабы Твоя, страстотерпче Георгие, яко вси Тя к Богу предстателя имамы, яко непобедимого Христова воина и теплого к Нему молитвенника».

Сказание о поединке святого Георгия со змеем впервые появилось в IV веке. Будучи военным трибуном, Георгий приехал в город Силену, расположенный на берегу обширного озера, где поселилось чудовище — дракон. Ему граждане выводили на съедение ежедневно юношу или деву. В короткое время ни у кого не осталось детей, за исключением дочери владетеля, Маргариты. Когда ее привели на берег и оставили в слезах, появился на белом коне витязь, который вступил в бой с чудовищем и победил его. С той поры святой Георгий именуется Победоносцем и считается защитником слабых. Эта мысль особенно прочно усвоена была народными массами в эпоху крестовых походов.

Вдохновенный образ этого воина всегда был близок русскому народу. В иконописном изображении святого Георгия, вдохновлявшем в свое время крестоносцев, святой представлен в образе прекрасного юноши в полном вооружении, на коне, в символической победоносной битве со змеем. Таким создал его Рафаэль, так писали его и в России художники и суздальские иконописцы.

В Россию культ святого Георгия проник из Византии в X веке. Вот как об этом повествует историк: «В древней России велось, что князья имели двойные имена: мирское, которое давалось при рождении, и христианское, — при крещении. В 988-м году Ярослав при крещении получил имя Георгия, которое долго сохранили его потомки… Ярослав приписывал свои победы помощи святого Георгия и старался увековечить его имя. Так после победы над эстами, в 1030-м году, он заложил город Юрьев (Дерпт). После же победы над печенегами, в 1036-м году, великий князь основал в Киеве монастырь св. Георгия. При освящении его он заповедовал «творити праздник св. Георгию месяца ноября в 26-й день». Некоторые археологи утверждают, что Ярослав поместил изображение св. Георгия на своей великокняжеской печати. Сохранившиеся монеты его времен свидетельствуют, что изображение св. Георгия было в употреблении при чеканке монет. Одна из монет имеет ушко, что позволяет думать, что она предназначалась для ношения… В царствование Федора Иоанновича в награду за храбрость раздавали воинам серебряную монету с изображением святого Георгия. Князья имели его на своих печатях и шлемах, войскам давались знамена с тем же изображением. Наконец Иоанн III внес образ св. Георгия в русский государственный герб.

Проект ордена св. Георгия был разработан героем Семилетней войны графом Захарием Грирьевичем Чернышевым. По первоначальном статуту он был учрежден «из особливой Императорской милости к служащим в войсках в отличие и награждение их за оказанную во многих случаях ревность и службу, а равно для поощрения их в военном искусстве».

24 ноября 1769 г. были разосланы повести о том, что 26-го числа «торжествован будет при Дворе… первый день установления нового ордена». По окончании литургии состоялось торжество его учреждения, с прочтением особой молитвы и окроплением святой водой. Освященные таким образом знаки Императрица возложила на себя при пении многолетия и салюте в 101 выстрел из орудий С. Петербургской крепости. В последние годы царствования Екатерины к торжественному богослужению стали приглашаться кавалеры ордена. Как велико было внимание Императрицы к последним, можно усмотреть из следующего случая. Однажды, это было 25 ноября, Императрица чувствовала себя больной. Приближенные спрашивали ее, не угодно ли ей будет отменить прием кавалеров. «Я скорее велю нести себя к ним на кровати, — отвечала Екатерина, — нежели соглашусь огорчить тех людей, которые жертвовали жизнью, чтобы получить это отличие».

Орден этот повелено никогда не снимать, «ибо заслугами оный приобретается» и точного числа его кавалеров не определено «ибо в него положено принимать столько, сколько достойными себя окажут».

В своем указе Императрица повелела, чтоб лента к ордену была из трех черных и двух желтых полос. В 1833 г. граф Литта писал, что «Бессмертная законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня…» В действительности же цвета ордена были государственными с тех времен, когда русским национальным гербом стал черный двуглавый орел на золотом поле.

Вот как при Екатерине описывался русский герб:

«Орел черный, на главах короны, а на верху в середине большая Императорская корона — золотая, в средине того ж орла Георгий, на коне белом, побеждающий змия, епанча и копье — желтые, венец желтый же, змей черный».

Таким образом русский военный орден и по своему имени и по своим цветам имел глубокие корни в отечественной истории.

Орден св. Георгия имел четыре степени:

1-я степень большого креста: большой крест св. Георгия на ленте орденских цветов, через правое плечо, и золотая звезда св. Георгия на левой стороне груди. Крест золотой, покрытый белой эмалью. В середине креста герб Московского царства, то есть в красном поле конное изображение св. Георгия. На обратной стороне, в середине, в белом кружке, вензель святого (буквы С. Г.). Звезда четырехугольная, золотая, посреди которой в черном обруче с надписью золотом «За Службу и Храбрость» желтое поле, а на нем вензель святого.

2-я степень большого креста: большой крест св. Георгия на шее, носимый на орденской ленте, и звезда на левой стороне груди.

3-я степень: крест на шее, но меньшего размера и носимый на более узкой ленте.

4-я степень: крест на груди, носимый на ленте еще более малого размера.

Награждение орденами двух первых степеней Императрица предоставила себе, обсуждение же прав на получение ордена 3-й или 4-й степени возложено было на сухопутную и морскую военные коллегии, которым были даны для руководства правила, выражающие все существенные черты первоначального статута ордена. В них, между прочим, было выражено: «Но как не всегда верному сыну отечества открываются случаи, где его ревность и храбрость блистать может, то не исключать из сего милостивого установления и тех, кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской — 18 кампаний офицерами служили».

Таким образом орден 4-й степени давался также за выслугу лет. В этом случае, с 1816 г. на нем стали помещать надпись: «25 лет» — для армии и «18 кампаний» — для флота, а с 1833 г. «20 кампаний» — для моряков, не участвовавших в сражениях.

Для имевших орден «за выслугу лет», в случае совершения статутного подвига, на ленте прибавлялся бант. В 1828 г. право на получение креста «за выслугу лет» было отнято от офицеров гарнизонной службы, а в 1855 г. положено было орден 4-й степени впредь давать только за боевое отличие. Награждение за выслугу лет перешло к другим орденам.

В 1782 г. Императрица повелела установить для ордена кавалерский капитул или думу, на нее были возложены те обязанности, которые исполнялись сухопутной и морской коллегиями.

Император Павел I издал для русских орденов новое установление, в котором не были упомянуты ордена св. Георгия и св. Владимира, учрежденные при Екатерине II. Однако при чтении этого установления в Успенском соборе в день коронования он словесно прибавил: «Орден святого Великомученика и Победоносца Георгия остается на прежнем основании его, как и статут его». Во все царствование Павла I орден не жаловался.

Император Александр I в манифесте от 12 декабря 1801 г. объявил: «Ныне, восстановляя оба сии ордена во всей их силе и пространстве, сопричисляем статуты их к статуту российских орденов, в 1797-м году изданному, восстанавливая при Общем Капитуле и думы сих орденов на прежнем их основании».

Статут несколько раз менялся. Так в 1833-м году был издан новый статут, в котором были приведены все подвиги, достойные награждения. Причем пояснялось, что все генералы и офицеры могли получить орден 4-й степени, право же на орден 3-й степени было предоставлено только генералам и штаб-офицерам, предпочтительно из тех, кто уже имел орден 4-й степени. До этого же часто 3-я степень давалась и тем, кто не имел 4-й. Орденом 4-й степени мог награждать Главнокомандующий армией или командир отдельного корпуса, на основании представления, сделанного думой, собранной при главной квартире. Подвиги же, не предвиденные статутом, или представления к ордену 3-й степени должны были повергаться на решение Государя Императора.

Георгиевские кавалеры имели право носить в отставке мундир независимо от числа лет службы. Старшие кавалеры получали пенсии: по 1-й степени — 6 пенсий, каждая в 1.000 рублей, по 2-й степени — 25 пенсий в 400 рублей, по 3-й степени — 50 пенсий в 200 рублей и по 4-й — 300 пенсий в 150 рублей.

Из уважения к религиозным чувствам, для кавалеров — не христиан знаки ордена выдавались с заменой изображения св. Георгия и его инициалов государственным гербом и вензелем Государя.

Известным продолжением ордена являются пять боевых золотых офицерских крестов, носившихся на Георгиевских лентах, учрежденных между 1789-м и 1810-м годами. Они жаловались офицерам, представленным к награждению орденами св. Георгия или св. Владимира, но их не получившим:

  • «За службу и храбрость — Очаков взят в декабре 1788».
  • «За отменную храбрость — Измаил взят декабря 11 1790».
  • «За труды и храбрость — Прага взята октября 24 1794».
  • «Победа при Прейсиш-Эйлау 27 генв. 1807 г.».
  • «За отличную храбрость при взятии приступом Базарджика 22 мая 1810 г.».

Император Александр I указом от 13 февраля 1807 г. учредил «Знак отличия Военного Ордена» для награждения нижних чинов за храбрость против неприятеля, как сказано в указе:

«Во изъявление особенной Императорской милости к воинству и в вящее доказательство Нашего внимания к заслугам оного, искони ознаменованным во всех случаях толикими опытами любви к отечеству, верности к Государю, ревности к службе и неустрашимой храбрости».

Приобщенный к ордену св. Георгия, крест был серебряный, номерованный и носился на Георгиевской ленте. Он имел те же изображения и инициалы, что и орден, но без эмали.

Это было большим событием. Отныне Георгиевскими кавалерами могли быть не только дворяне-офицеры, но и простые солдаты. Знак отличия Военного Ордена разнес его славу по всей русской земле и сразу заслужил большое уважение в народе.

Награжденные им нижние чины получали много преимуществ. Они выключались из податного сословия, не могли быть подвержены телесным наказаниям и им прибавлялось содержание. Принята при том была такая демократическая мера, как предоставление нижним чинам, в некоторых случаях, права самим избирать достойных получить серебряный крестик. Последующие подвиги награждались прибавкой к содержанию новых третей жалования, вплоть до его удвоения. С 1833 г. за вторичный подвиг на ленту ордена прибавлялся бант.

В 1839 г. Император Николай I пожаловал ветеранам прусской армии особый знак отличия Военного Ордена, на котором был поставлен вензель Императора Александра I.

В 1856 г. Император Александр II взамен одной степени знака учредил четыре: 4-я — серебряный крест, 3-я — серебряный крест с бантом на ленте, 2-я — золотой крест, 1-я — золотой крест с бантом на ленте. Все кресты были номерованы.

Наконец в 1878 г. была установлена номерная медаль с надписью: «За храбрость», носившаяся на Георгиевской ленте, тоже четырех степеней. Она давалась обыкновенно солдатам и матросам пограничной и таможенной стражи.

Но Георгиевская лента появилась на груди нижних чинов значительно раньше установления знака отличия Военного Ордена.

18 октября 1787 г. нижним чинам отряда графа Суворова, особенно отличившимся при отражении турок от Кинбурнской косы, были пожалованы серебряные медали с надписью «Кинбурн, 1 октября 1787 г.», носившиеся на Георгиевской ленте. Затем на Георгиевской же ленте были пожалованы следующие медали:

  • «За храбрость на водах Очаковских, 1 июня 1788».
  • «За храбрость, оказанную при взятии Очакова, декабря 6 дня 1788».
  • «За храбрость на водах Финских, августа 13 1789 года».
  • «За храбрость при атаке шведских батарей в 1790 г. у Гекфорса».
  • «За отменную храбрость при взятии Измаила, декабря 11, 1790».
  • «За труды и храбрость при взятии Праги, октября 24 1794 г.» 1).

Отметим, что все эти медали давались только отличившимся нижним чинам, а отнюдь не всем участвовавшим в сражениях. Так оранжево-черная ленточка стала проникать в русскую деревню и в старом солдате, носившем ее, односельчане привыкли видеть героя.

Император Александр I последовал примеру своей бабки. В 1804 г. нижним чинам, участвовавшим во взятии приступом Ганжи, были розданы серебряные медали на Георгиевской ленте с надписью:

«За труды и храбрость при взятии Ганжи Генваря 1804 года».

Эта медаль была дана уже не только отличившимся, но и всем бывшим на штурме крепости.

В 1807 г. была установлена медаль для милиции, офицерам — золотая, а нижним чинам серебряная. Для всех участвовавших в сражениях она была на Георгиевской ленте, а для офицеров, не принимавших в них участия, на Владимирской.

Всем нижним чинам, участвовавшим в приступе Базарджика, были пожалованы серебряные медали на Георгиевской ленте с надписью: «За отличие при взятии приступом Базарджика 22 майя 1810 г.».

Учреждались, конечно, и другие медали на других лентах, Андреевской, Владимирской или Александровской.

Медаль «За взятие Парижа 19 марта 1814» была дана на Андреевской, пополам с Георгиевской лентой. Это был первый случай установления ленты смешанных цветов.

С тех пор почти все памятные военные медали, выдававшиеся за участие в боевых действиях, были отмечены Георгиевскими цветами.

Нам известны следующие медали на Георгиевской ленте:

  • «За Турецкую войну 1828-1829 гг.»
  • «За взятие штурмом Ахульго 22 авг. 1839 г.»
  • «За войну 1853-56 гг.» (для участвовавших в сражениях).
  • «За защиту Севастополя. 1854-1855 гг.»
  • «За взятие штурмом Геок-Тепе 12 января 1881 г.»
  • «В память 50-летия обороны Севастополя» (1904 г.).

и другие, ленты которых были наполовину Георгиевскими:

  • «За Персидскую войну 1826-1828 гг.»
  • «За покорение Чечни и Дагестана в 1857, 1858 и 1859 гг.»
  • «За покорение Западного Кавказа 18591864 гг.»
  • «За Хивинский поход 1873 г.» «За покорение ханства Кокандского 1875-1876 гг.»

1) Некоторые авторы утверждают, что эта медаль носилась на Александровской ленте.

  • «За Русско-Турецкую войну 1877-1878 гг.»
  • «За походы в Среднюю Азию 1853-1895 гг.»
  • «В память Японской войны 1904-05 гг.»

Отметим также, что учрежденный в 1827 г. для офицеров знак отличия беспорочной службы тоже носился на Георгиевской ленте.

В истории ордена св. Георгия 1805 г. ознаменовался большим событием. Дававшийся до тех пор за личные подвиги орден стал жаловаться также воинским коллективам, то есть частям войск. Так появились Георгиевские знамена и штандарты и Георгиевские трубы. Орден св. Георгия устанавливался в копье знамени, к навершию привешивались узкие Георгиевские ленты с темляком, а на полотнище делалась надпись отличия. На Георгиевских серебряных трубах также изображался Георгиевский крест, делалась надпись отличия и к ним привешивались Георгиевские ленты.

Первыми полками получившими Георгиевские знамена или штандарты были Киевский гренадерский (впоследствии 5-й гренадерский Киевский), Черниговский драгунский (17-й гусарский Черниговский), Павлоградский гусарский (2-й лейб-гусарский Павлоградский) и донские казачьи Сысоева (2-й донской казачий) и Ханженкова (3-й донской казачий). Первые Георгиевские трубы получил 6-й егерский полк (104-й пехотный Устюжский). Егеря тогда не имели знамен, и трубы были даны полку как бы вместо знамен. Впрочем, вскоре после этого и полки, имевшие знамена, стали награждаться Георгиевскими трубами.

Первая надпись на Георгиевские отличия была составлена собственноручно Государем: «За подвиги при Шенграбене 4 ноября 1805 г. в сражении 5-тысячного корпуса с неприятельским, из 30 тысяч состоявшим».

Само собой разумеется, Георгиевские знамена пользовались в армии большим почетом и давались они не легко, по представлению Георгиевской думы, всегда по личному решению Монарха, по окончании кампании. Были, конечно, исключения из этого правила. Так в 1813 г., после Кульмского сражения, Император Александр I лично объявил л. гв. Преображенскому и Семеновскому полкам о пожаловании им Георгиевских знамен и Преображенцы сразу же, не ожидая новых знамен, повесили на свои простые знамена Георгиевские ленты.

В XIX столетии было не мало случаев пожалования Георгиевских знамен, но давались они с большим разбором. Так, за Отечественную войну в гвардейской и армейской пехоте было награждено знаменами только 7 полков. Со временем первоначальная строгость смягчилась. За китайский поход 1900 г., бывший в сущности «избиением младенцев», было найдено возможным наградить Георгиевским знаменами три полка.

В 1914 г. из 208 полков армейской пехоты 148 имели Георгиевские знамена, а из 56 армейских кавалерийских — 31 Георгиевские штандарты. В 1876 г. Император Александр II наградил Георгиевскими лентами на знамена и штандарты три прусских полка за их боевых действия против французов в 1870-71 гг. Это были 1-й гвардейский гренадерский Императора Александра I полк, 6-й кирасирский Императора Николая 1 полк и 3-й уланский Императора Александра II полк.

Георгиевских коллективных наград для войсковых частей было несколько. Вот они, в порядке их учреждения:

  • 1805 г. Георгиевские знамена и штандарты.
  • 1805 г. Георгиевские трубы.
  • 1814 г. Георгиевский бунчук Донского Войска.
  • 1864 г. Георгиевские петлицы на мундиры нижних чинов.
  • 1865 г. Георгиевские рожки.

1878 г. Широкие Георгиевские ленты 1-й степени, с надписью отличия, крестом 1-й степени и звездой ордена, на знамена и штандарты. Это было самое высокое отличие в русской армии, установленное для 17-го драгунского Нижегородского полка и происходящего от него 18-го драгунского Северского. Оба полка использовали уже всю гамму боевых отличий, и для них пришлось изобретать новые награды.

Порядок же пожалования Георгиевских наград установился в общем следующий:

  • Георгиевские трубы и рожки.
  • Георгиевские знамена и штандарты.
  • Георгиевские петлицы.
  • Широкие Георгиевские ленты.

Коллективные Георгиевские награды распространялись и на флот. Некоторые корабли имели Георгиевские вымпелы, как, например, «Память Азова» и «Память Меркурия». Гвардейский Экипаж за кампанию 1877-78 гг. получил Георгиевские ленты на фуражки. Те же ленты носил весь состав Черноморского флота и эскадры на Каспийском море.

Для заседаний кавалерской думы ордена св. Георгия в царствование Екатерины II был предназначен Георгиевский зал в Чесменском дворце. Со временем дума перешла в Георгиевский зал Зимнего Дворца. По повелению Императора Николая I устроен был в Большом Кремлевском Дворце Георгиевский зал. Знаки ордена с девизом «За Службу и Храбрость» украшали своды и стены зала. В полукружиях стен помещены были барельефные изображения св. Георгия, копия с оригинальной картины Рафаэля, находившейся в Эрмитаже. Мебель состояла из скамеек на золотых ножках, с полосатой шелковой тканью цвета ордена. На мраморных досках по стенам записаны были золотыми буквами имена кавалеров ордена и названия частей войск с обозначением заслуженных ими Георгиевских наград. Зал этот сохранился до наших дней.

В Петербурге, в Зимнем Дворце, также находился Георгиевский зал, в котором ежегодно 26 ноября происходил в Высочайшем присутствии обед для кавалеров ордена. В 1892 г. число Георгиевских зал обогатилось еще одной, устроенной в помещении Главного Штаба.

Георгиевскими кавалерами справедливо гордились учебные заведения, из которых они вышли, и части, в которых они заслужили награду. В храмах или музеях кадетских корпусов, училищ и полков, на стенах висели мраморные доски с вырезанными на них фамилиями героев. Зимой 1774 г. была сделана своеобразная попытка собрать офицеров кавалеров ордена св. Георгия в одном полку. 14 декабря последовал следующий указ Императрицы:

«Всемилостивейше соизволяем Мы 3-й кирасирский полк именовать отныне полком кирасирским Военного Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, поручив Нашему генералу и вице-президенту Военной Коллегии Потемкину всех штаб — и обер-офицеров определить в оный из кавалеров сего ордена, а состоящих ныне распределить по другим полкам, равным образом чтоб он, сделав образцы мундиру и аммуниции того полку, соответственно цветам оного ордена, представил к Нам на аппробацию».

Пополнить кирасирский Военного Ордена полк исключительно Георгиевскими кавалерами оказалось на практике невозможным, но полк, до конца своего существования сохранил свое оригинальное название, «13-й драгунский Военного Ордена», и обмундирование, соответствующее орденским цветам. Это был единственный полк русской армии, носивший на каске и на офицерской лядунке Георгиевскую звезду.

Другая попытка была сделана в 1790 г. Малороссийский гренадерский полк был назван конно-гренадерским Военного Ордена, но в 1796 г. повеление это было отменено.

Последний статут ордена св. Георгия был утвержден Императором Николаем II 10 августа 1913 г. В Высочайшем указе писалось:

«Последовавшее за истекшее восьмидесятилетие полное изменение свойств боя на суше и на море и, в особенности, чрезвычайное развитие техники военного и морского дела, с очевидностью указали на явную необходимость изменения положений, касающихся награждения военным орденом св. Георгия и причисленным к оному знаком».

Новый статут устанавливал правила награждения орденом св. Георгия и принадлежащим к нему знаком отличия Военного Ордена, которому было присвоено название «Георгиевский крест», а также вновь причисленными к ордену «Георгиевским оружием» и «Георгиевской медалью».

Интересны положены об этих двух новых установлениях:

«Усматривая отсутствие определенных указаний о награждении золотым оружием 1), нашли Мы необходимым установить точные правила о пожаловании сей боевой награды и ввести их также в настоящий статут в виде особого его отдела с присвоением впредь означенному оружию наименования «Георгиевского».

Под Георгиевским оружием подразумевались шпаги, сабли, палаши, шашки и кортики, но с эфесами сплошь позолоченными, с лавровыми украшениями на кольцах и наконечнике ножен. На эфесе изображалась надпись «За Храбрость» и помещался крест ордена св. Георгия уменьшенного размера. Темляк к оружию — на Георгиевской ленте.

Для разбора представлений собиралась дума из кавалеров Георгиевского оружия. Право же на награждение было предоставлено Главнокомандующему, командующим армиями или флотом. Государь автоматически утверждал такие награждения.

Генералы и адмиралы могли быть жалуемы Георгиевским оружием, украшенным бриллиантами. На таком оружии надпись «За Храбрость» заменялась указанием на подвиг, за который оружие пожаловано. Георгиевским оружием, украшенным бриллиантами, награждал Государь Император.

Что же касается Георгиевской медали, то в указе говорилось следующее:

«Мы нашли справедливым отличить заслуги и тех нижних чинов, деяния коих, не подходя под требования статута Георгиевского креста, тем не менее свидетельствуют о присущей российскому воину неустрашимости и твердому, не за страх, а за совесть, исполнению долга служения Нам и дорогому отечеству. Мы приняли также во внимание, что и многие лица, не принадлежащие к составу армии и флота, но беззаветно жертвующие своею жизнью в разных случаях боевой обстановки, а в особенности в деле ухода за ранеными, также не должны оставаться без поощрения. Признавая наиболее отвечающею всем сим случаям наградой медаль с надписью «За Храбрость», установленную в 1878-м году в Возе почивающим Дедом Нашим, Императором Александром II, постановили Мы наименовать оную «Георгиевскою» и ввести правила о награждении помянутою медалью в настоящий статут, в качестве его особой части».

Как и Георгиевский крест, Георгиевская медаль имела 4 степени: 4-я — серебряная медаль на Георгиевской ленте, 3-я — серебряная на лен-

1) — Сабля или шпага с надписью «За Храбрость» давалась офицерам уже в XVIII веке. Отметим, что и орден св. Анны 4-й степени, носившийся на оружии, также приобщал последнему надпись «За Храбрость».

те с бантом, 2-я — золотая на ленте, 1-я — золотая на ленте с бантом. На лицевой стороне медали носили изображение в профиль лица Государя. Все медали были номерные. Многочисленные параграфы статута предвидели все случаи, по родам оружия, достойные награждения орденом св. Георгия, Георгиевским оружием, Георгиевским крестом или медалью.

Награждение орденом 4-й степени предоставлялось Главнокомандующему или командующим армиями или флотом, по представлению Георгиевской думы. Начиная с 3-й степени, награждение имело место только по Высочайшему повелению. Установлено было, что к 3-й степени могли быть представлены только кавалеры ордена 4-й степени.

Пенсии были оставлены без изменения с 1833 г., но число их частично изменено: 6 пенсий кавалерам 1-й степени, 8 пенсий кавалерам 2-й степени, 30 пенсий кавалерам 3-й степени и 600 пенсий кавалерам 4-й степени.

Георгиевским кавалерам был предоставлены многочисленные преимущества. Им разрешено было изображать орден св. Георгия на своих гербах и печатях. Полагалось им особое кавалерственное одеяние, состоящее в оранжевом бархатном супервесте, обшитом золотой бахромой, с черными широкими напереди и назади бархатными крестами. При выходе в отставку они могли носить военный мундир действительной службы. Имели они вход ко Двору. Все вошедшие в контингент пенсионеров получали ежегодную пенсию. Для них отменялся предельный возраст, а при назначениях на должности им давалось преимущество. Наконец Георгиевский кавалер получал право требовать льготного производства в следующий чин по своему выбору, но только один раз.

Нижние чины Георгиевские кавалеры получали до конца жизни ежегодную пенсию. По 4-й степени — 36 рублей, по 3-й степени — 60 рублей, по 2-й степени — 96 рублей и по 1-й — 120 рублей. Георгиевская медаль давала право на пенсии в 12, 18, 24 и 36 рублей.

При всех обстоятельствах военной жизни Георгиевским кавалерам всегда давалось преимущество. Кавалер 4-й степени креста производился немедленно в ефрейторы, 3-й степени в унтер-офицеры, 2-й степени производился в подпрапорщики при увольнении в запас, а 1-й степени немедленно. Облегчалось Георгиевским кавалерам и производство в офицеры.

Новый статут предвидел, наконец, награждение орденом или Георгиевским оружием посмертно тех, кто «своей смертью запечатлел содеянный им геройский подвиг, достойный увековечения в летописях отечества». Первый такой случай имел место после японской войны. В 1908 г. 162-го пехотного Ахалцыхского полка капитан Жирнов, убитый в бою, был занесен в списки своего полка «за инициативу спасения знамени и отдачу о сем приказания» и посмертно награжден орденом св. Георгия 4-й степени. Таким образом статут 1913 г. узаконил имевший уже место прецедент. Хотя статут не упоминает о награждении духовных лиц, следует отметить, что полковые священники награждались за подвиги золотыми наперсными крестами на Георгиевской ленте.

Война 1914-1917 гг. чрезвычайно кровопролитная, ведшаяся многомиллионной армией, выявила большое количество подвигов и естественно дала много Георгиевских кавалеров. Уже к 23 ноября 1916 г. было пожаловано:

ордена св. Георгия
2-й степени 4
3-й степени 53
4-й степени 3.504
бриллиантовое оружие 8
Георгиевское оружие 5.314

Число награжденных Георгиевским крестом и медалью перевалило за миллион.

Орден 2-й степени получили только Великий Князь Николай Николаевич, генералы Иванов, Юденич и Рузский. Отметим также редкое награждение орденом 3-й степени командиров полков, среди которых последний Главнокомандующий русской армией генерал Духонин, командир 165-го пех. Луцкого полка, полковник Лосев, командир 9-го драгунского Казанского полка, и полковник Зыков, командир Текинского конного полка.

Перед лицом исключительных подвигов совершенных некоторыми частями, Государь принял решение наградить их после войны. Так на рапорте об конной атаке 14-го гусарского Митавского полка в 1915 г. под Нерадово Он начертал: «Георгиевский штандарт по окончании военных действий».

В 1915 г. было осуществлено то, что было задумано Императрицей Екатериной в 1774 г. а именно — сформирование части, составленной исключительно из Георгиевских кавалеров. Так появился «Георгиевский батальон», предназначенный для охраны Ставки. На головных уборах он носил кокарды, поставленные на Георгиевские кресты, офицерские — для офицеров и солдатские — для нижних чинов.

В эту же войну имело место единственное в истории награждение орденом св. Георгия города, причем иностранного, а именно —Вердена.

2 марта 1917 г. Император Николай II отрекся от престола, положив тем конец двухвековой истории Императорской армии. 8 марта Он обратился с прощальным приказом к армии, который заканчивался следующим заветом: «Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий».

С Временным правительством армия вступила в период агонии, во время которого неудачные правители успели кое-что проделать с Георгиевскими наградами.

Сразу после революции они ознаменовали себя неслыханным поступком. Первый поднявший бунт солдат одного из запасных батальонов столицы, причем был убит его прямой начальник-офицер, был награжден Георгиевским крестом 4-й степени «За гражданские заслуги»!

Затем, на Георгиевских медалях изображение Государя Императора было заменено конным изображением св. Георгия. В порядке «демократизации» было решено, что отныне офицерский орден св. Георгия офицеры могли присуждать солдатам, а солдатский могли получать офицеры, по решению солдат. В обоих случаях на ленте ордена прикреплялась серебряная лавровая ветвь.

Были ли случаи награждения солдат офицерским орденом нам не известно, но Георгиевский крест с веткой получило не мало офицеров.

Октябрьская революция отменила все старые русские ордена, в их числе и орден св. Георгия, но память о нем и большое к нему уважение в народных массах вытравить она не смогла.

Интересно проследить судьбу ордена и его цветов у белых и у красных.

Белые армии, считавшие себя преемницами старой русской армии, очень скоро вернулись К св. Георгию. Солдатскими Георгиевскими крестами и медалями награждались за отличие рядовые бойцы всех белых армий вплоть до 1922 г.

В армиях генералов Деникина и Врангеля офицеры Георгиевских наград не получали, но в армии адмирала Колчака были случаи награждения Георгиевским оружием. Был ли когда-нибудь во время гражданской войны дан орден св. Георгия, нам не известно.

Наряду со старыми наградами, появились и новые, носившиеся на Георгиевской ленте. Так, крест Партизанского отряда полковника Чернецова, установленный в 1918 г. приказом Донского Атамана, носился на Георгиевской розетке. На Георгиевской ленте носились и знаки 1-го Кубанского (Ледяного) похода и крест за Степной Поход, основанные также в 1918 г. Кубанская Рада создала крест «За спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани». Оба этих орденских знака носились на соединенной ленте, Георгиевской и «национальной» кубанской.

Установленный адмиралом Колчаком в 1920 году военный орден «За великий Сибирский поход» всем участникам боев также давался на Георгиевской ленте. Носился на той же ленте и крест «За храбрость» атамана Семенова, по форме сильно напоминавший орден св. Георгия.

Отметим также, что и национальные армии Грузии и Армении практиковали награждение своих бойцов русским Георгиевским крестом. Наконец, Георгиевские цвета широко применялись и на значках белых генералов и изображались на кредитных билетах.

Конечно, во время гражданской войны и в долгие последовавшие за ней годы всякое напоминание о прошлом России было для красных одиозно. Георгиевские цвета совершенно исчезли из советского обихода, но они не изгладились в памяти народа.

Во время войны 1941-45 гг., когда Сталин признал необходимым возвращение к некоторым национальным символам, в Советской России неожиданно воскресла лента ордена св. Георгия.

Мы видим ее, правда, на красном фоне, при медали «За взятие Берлина» и, без всяких прибавлений, на медали «За победу над Германией». 8 ноября 1943 г. был основан «Орден Славы», точная реплика Георгиевского креста, с почти идентичным статутом. Крест заменила, конечно, пятиконечная звезда, и орден имеет только три степени: 3-я степень — серебряная звезда, 2-я степень, — серебряная звезда с золотым медальоном в центре, 1-я степень — золотая звезда. Лента к ордену — Георгиевская.

Попутно было разрешено старым Георгиевским кавалерам первой мировой войны носить заслуженные ими Георгиевские кресты и медали.

Затем мы увидели на фуражках моряков Черноморского флота Георгиевские ленты, и Георгиевские ленты появились и на советских почтовых марках.

Видно глубоко засела в русских душах привычка видеть в оранжево-черной ленте символ храбрости и славы.

С. Андоленко


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв