Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday October 19th 2017

Номера журнала

Медалист Висковатов. – Евгений Молло



Каждому ревнителю русской военной старины знаком Александр Васильевич Висковатов — составитель «ИСТОРИЧЕСКОГО ОПИСАНИЯ ОДЕЖДЫ И ВООРУЖЕНИЯ РОССИЙСКИХ ВОЙСК», но мало кто знает Висковатова-медалиста, а между тем в означенном труде им описаны также и боевые знаки отличия, причем описаны весьма обстоятельно и со ссылкою на соответствующие указы и пр., чего прежние наши медалисты, как правило, не делали.

Знаки отличия образуют в означенном труде особый отдел, помещенный в конце каждого царствования. Описанию каждого знака предшествует указание на событие, ставшее причиной учреждения такового. Указы и пр. даны в «Приложениях». Начиная с царствования Екатерины II, к описаниям приложены отлично выполненные рисунки.

Ратных знаков отличия допетровской Руси Висковатов касается лишь кратко, но столь верно выявляет их сущность, сколь не делалось ни до, ни после него:

«С пятнадцатого столетия, кажется не ранее, Российские Государи начали жаловать своих подданных в знак благоволения и за отличия золотыми монетами, встречающимися в наших отечественных летописях и актах под названием ЗОЛОТЫХ…, каковые имели то же назначение, что и нынешние медали… Воеводы и сановники, действующие ревностно и неутомимо, получали от Государей ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ, лестную награду того времени, и ими украшали грудь свою вместо нынешних крестов орденских».

Далее Висковатов указывает, что пожалование ЗОЛОТЫМИ продолжалось и при Петре Великом. Так за Азов были розданы:

«Боярину Шеину — ЗОЛОТОЙ в 13 червонных, Адмиралу Лефорту — ЗОЛОТОЙ в 7 червонных, Генералам Гордону и Головину — по ЗОЛОТОМУ в шесть червонных, шести разным сановникам — по ЗОЛОТОМУ в 5 червонных, двум — по ЗОЛОТОМУ в 4 червонных, Генерал-Майорам — по ЗОЛОТОМУ в 3 червонных, младшим Воеводам и Полковникам — по двойному ЗОЛОТОМУ, Дьякам и подполковникам — по ЗОЛОТОМУ без четверти, младшим офицерам — по ПОЛУЗОЛОТОМУ, стрелецким Капитанам — по четверти ЗОЛОТОГО, урядникам и солдатам Московских солдатских полков и стрелецким пятидесятникам, десятникам, рядовым и пушкарям по КОПЕЙКЕ ЗОЛОТОЙ, городовым солдатам, стрельцам и пушкарям — по КОПЕЙКЕ ЗОЛОЧЕНОЙ».

Отметим, во-первых, выявленную Висковатовым своеобразную субординацию награждений, а во-вторых, выскажем удивление, как могли и как могут доныне некоторые медалисты почитать большую, неудобоносимую и типично памятную медаль на взятие Азова «первою русскою розданною Петром Великим войскам медалью».

Касательно единственной боевой медали Елизаветы Петровны за победу при Куннерсдорфе Висковатов указывает, что: «Генералитету и Офицерам медали сии были розданы золотые, а нижним чинам серебряные» и ссылается на Высочайший указ от 7 мая 1761 года на имя Генерал-Фельдмаршала графа Бутурлина. О том, были ли выбиты золотые медали за Куннерсдорф и доселе идут споры, однако никто не удосужился отыскать означенный указ».

Висковатов дает описания и изображения 18 знаков отличия царствования Екатерины II, но мы упомянем лишь те, касательно которых существуют разногласия. Первою таковою является медаль на Георгиевской ленте с кадписью «ЗА ХРАБРОСТЬ», которую некоторые медалисты почитают прототипом позднейших «Георгиевских медалей», но которая была тогда роздана войскам за одно лишь дело, описанное Висковатовым в следующих словах:

«21 Августа 1789 года — для нижних чинов, отличившихся под начальством Генерал-Поручика Нумсена в атаке Шведских батарей близь устья Кюмени, неподалеку от Гекфорса, учреждена, для ношения на желтой с черным (Георгиевской) ленте, круглая серебряная медаль. На лицевой стороне ея — грудное изображение Императрицы с титулом, а на обороте надпись: «ЗА ХРАБРОСТЬ».

Следующей спорной является медаль с надписью «ЗА ВЕРНОСТЬ», касательно которой уже в зарубежье покойный В.Г. фон Рихтер писал:

«…в Энциклопедическом Словаре Брокгауза и Эфрона, том 18, стр. 856, в статье о медалях напечатано: «при Екатерине II установлена медаль для награждения нижних чинов Легкой конницы, прослуживших более трех лет сверх указанного для этого рода войск 15-летнего срока»…по-моему мнению медаль «ЗА ХРАБРОСТЬ» и есть та, о которой говорится в Словаре» (В.Г. фон Рихтер, СОБРАНИЕ ТРУДОВ ПО РУССКОЙ ВОЕННОЙ МЕДАЛИСТИКЕ» Париж 1972, стр. 283).

Висковатов же дает точное и документированное описание назначения этой медали еще в пятидесятых годах прошлого столетия:

«1790 год — нижним чинам, участвовавшим весной сего года, под начальством Генерал-Поручика Бибикова, в сухопутном походе к Турецкой крепости Анапе, и оказавшим примерную твердость в перенесении всех трудов и опасностей, пожалованы на голубой (Андреевской) ленте серебряные медали. Они были подобны (курсив мой Е.М.) медалям, установленным в 1787 году для нижних чинов Легкой конницы, только с переменою слов «ЗА СЛУЖБУ» на надпись «ЗА ВЕРНОСТЬ». Висковатов ссылается на «ЖУРНАЛ РЕЛЯЦИЯМ И ДОКЛАДАМ КНЯЗЯ ПОТЕМКИНА», 1790 г. лист 230, №71. Автор отыскал означенный доклад Потемкина — вот он: «Верность войск под Анапою, которые невзирая на неизреченные трудности и самый голод, с усердием и терпением безпримерным исполнили долг свой, обязывает меня всеподданнейше просить о всемилостивейшем пожаловании возвратившимся из сего похода нижним чинам медалей, каковые пожалованы в коннице Екатеринославской за сверхсрочную службу, образец оныя при сем осмеливаюсь поднести со всеподданнейшей просьбой повелеть поставить на сих медалях «ЗА ВЕРНОСТЬ».

Ниже Висковатов дает описание и медалей «ЗА СЛУЖБУ»: «18 Генваря 1788 года — для нижних чинов Легкой конницы, прослуживших установленный в сем роде войск пятнадцатилетний срок, и по причине возникшей войны с Турциею не могших получить увольнения от службы, установлены овальные медали, носившиеся на голубой (Андреевской) ленте, и имевшие на лицевой стороне Императорский вензель. Переслужившие за срок выше трех лет получали медали серебряные, с надписью на обороте: «ЗА СЛУЖБУ», а прослужившие свыше пяти лет награждались золотыми медалями меньшей величины и с надписью: «ЗА УСЕРДНУЮ СЛУЖБУ». Висковатов ссылается на статью 16606 Полного Собрания Законов Российской Империи. Вот эта статья: «По узаконениям Нашим назначен в Легкой коннице для нижних чинов 15-летний срок, по выслужении которого получают они увольнение в свои домы. А как, по нынешнему военному времени, таковая отставка учинена быть не может, то, по особливой милости и благоволению Нашему к тем, кои сверх срока в службе Нашей останутся, жалуем: выслужившим не менее трех лет серебряные, а не менее 5 лет золотые медали».

Кажется, читатель, что касательно столь точно документированных медалей не должно бы быть разногласий.

Царствование Александра I представлено 12 знаками отличия, причем сюда же отнесена и учрежденная Николаем Павловичем медаль ЗА

ВЗЯТІЕ ПАРИЖА. Сделано это было, по всей вероятности, по повелению свыше. Висковатов, однако, указывает, что медаль эта лишь «предназначена к установлению». Обойден молчанием также и спорный вопрос о том, был ли офицерский знак за Прейсиш-Эйлау роздан в царствование Александра I или же лишь в последующее царствование.

Знаки отличия царствования Николая I описаны Висковатовым весьма тщательно, с указанием, например, на повеление «О изображении на медалях лика Его Величества в усах» (Полное Собрание Законов Российской Империи, № 19.598, 8 января 1846 года).

Сим царствованием и заканчивается труд. В заключение скажем, что медалист-Висковатов был на голову выше не только современных ему, но и многих последующих медалистов, что небрежить им не следовало и что знакомство с ним устранило бы потерю времени на разрешение уже разрешенных им спорных вопросов.

О НАМЕРЕНИИ ПУГАЧЕВА УЧРЕДИТЬ МЕДАЛИ СО СВОИМ ИЗОБРАЖЕНИЕМ

Среди старых наших нумизматов бытовало предание о том, что Пугачев чеканил свои рубли. Подлинных пугачевских рублей, однако, отыскать не удалось, но существовали поддельные, на коих Пугачев был изображен в генеральских эполетах. Ниже приводится выписка из впервые опубликованного большевиками «Допроса Е.И. Пугачева в Тайной Экспедиции в Москве», из коей следует, что Пугачев действительно намеревался учредить медали со своим изображением.

«В бытность ево еще в Алатаре спросил он, Емелька, бургомистра: «Есть ли де у вас в городе серебреники и пойдут ли ко мне служить?» Бургомистр сказал: «Есть де двое. И как де им нейтить! У вас де им лутче будет, чем здесь». Коих 2 человека тот-час и привели, и один с женою, а другой без жены. Как оне пришли к нему уже в стан, то он им, показав рублевик Петра Первого, говорил, могут ли они этакие делать с ушками. И они сказали: могут. И он же, Емелька, спросил их, указав на свою рожу: «А такой потрет, как я, можете ли делать?» И оне сказали: «У нас де штемпелей нет, так зделать такова, как вы не можем».

См. ВОССТАНИЕ ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЕВА, Сборник документов, ОГИЗ, 1935, стр. 167.

Евгений Молло

Добавить отзыв