Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

От дубины до водородной бомбы. – М. Каратеев



Войны спокон веков были присущи челове­честву и мечта пацифистов о том, что настанет такое время, когда их больше не будет, являет­ся, по-видимому, утопией.

С тех пор как десятки тысяч лет тому назад два ничтожных племени первобытных людей, не поделив между собой хорошего места для охоты, впервые пустили в ход дубины, и вплоть до наших дней войны, не прекращаются и остаются одним из самых действительных средств разрешения спорных вопросов между народами, меняются только способы их веде­ния, масштабы и применяемое оружие. Путь от дубины до водородной бомбы был очень дол­гим, это, пожалуй, самая длинная «родослов­ная» в истории человечества, ибо дубина или палка вообще была первой вещью, которой на­учился пользоваться человек. Последние этапы этого пути, начиная с появления регулярных армий и нарезного огнестрельного оружия, хо­рошо известны каждому военному. Но более отдаленные, порядок их развития и хроноло­гию, стоит немного освежить в памяти.

Следующим, после дубины, оружием чело­века было копье с каменным наконечником, его возраст скоро исчисляется десятками тысяч лет; вероятно вслед за ним очень скоро появил­ся и дротик, то есть-то же копье, приспособлен­ное для метания. Несколько позже, но тоже в незапамятные времена, вошел в обиход камен­ный топор, — остро отбитый кусок кремня, при­крепленный к палке; за ним последовал камен­ный молот, применявшийся, по-видимому, не только в мирных целях, но и как боевое ору­жие.

Первым метательным орудием была рука, швырявшая во врага камень. Но приблизитель­но 20.000 лет тому назад появилась уже праща. Изобретение лука и стрелы с каменным нако­нечником относится к девятому тысячелетию до P. X. За две тысячи лет до начала христиан­ской эры египтянам был известен бумеранг, но широкого применения он не получил.

Выплавлять первые металлы (медь и брон­зу) люди научились за три с половиной тысячи лет до P. X. и это дало могучий толчек к даль­нейшему развитию и усовершенствованью ору­жия. Одними из первых изделий, которые нача­ли делать из бронзы, были нож, наконечники для стрел и копий и боевой топор (топор «хо­зяйственный», для рубки дерева, оставался кремневым еще более двух тысяч лет, вплоть до появления в обиходе человека железа, так как бронза была для этого слишком мягким ме­таллом). Приблизительно за три тысячи лет до P. X. появляется бронзовый меч, а в одиннадцатом веке до P. X. — железный.

На этом крупные новинки в области изобре­тения индивидуального боевого оружия пре­кращаются почти на две тысячи лет, продол­жается лишь усовершенствованье уже известного и появление новых его вариаций. Так ко­пье породило трезубец, рогатину, совню, прота­зан и пику, топор — секиру и бердыш, нож — всевозможные типы кинжала, дубина-палицу, булаву и пернач, а по боковой линии — кистень и боевой бич. Каменный молот эволюциониро­вал в бронзовый, а потом в железный, позже у него начали оттягивать и заострять один конец, для нанесения колющих ударов сверху, это чекан. Меч дал мужество вариантов, первым из которых был палаш, применявшийся египтяна­ми еще во втором тысячелетии до P. X.; за ним последовали кривой меч и сабля, появившиеся у арабов в 6-7 веках нашей эры; судя по сохра­нившимся рисункам, в 8-м столетии персы при­меняли шпагу, позже получившую широкое признание у франков; в Средней Азии двумя- тремя веками позже появился кончар – длинный и прямой четырехгранный меч для пробивания брони или кольчуги; эпоха крестовых походов породила огромный двуручный меч, затем поя­вились ятаган, клыч, тесак, рапира и т. д. В 14-м столетии вошли в употребление комбина­ция секиры и копья – алебарда, и комбинация этой последней с крюком для стаскиванья всад­ника с седла, так называемая гвизара.

В средние века самым совершенным и луч­шим по качеству оружием располагали арабы, обладавшие наиболее высоким уровнем куль­туры и уже в начале 9-го века научившиеся производить высокосортную (дамасскую) сталь. Способ свой они хранили в строгом секрете и держали в этой области абсолютное первенство до конца 14-го столетия, когда Тимур овладел Дамаском и вывез оттуда в Самарканд всех лу­чших мастеров. Славилась хорошею сталью также и Япония.

За тот же период времени был значительно усовершенствован лук: дальность эфективного полета стрелы была доведена до двухсот мет­ров, в несколько раз увеличилась и ее пробой­ная сила, ставшая у хороших луков достаточ­ной для того, чтобы пробить кольчугу. В 11-ом столетии арабами был изобретен арбалет (лук-ружье), который позже получил широкое при­менение на Западе. Он обладал еще более мощ­ной пробойной силой и посылал стрелу на дис­танцию до трехсот метров.

Разумеется, параллельно с оружием нападе­ния развивалось и совершенствовалось защит­ное вооружение. С этой целью начали прежде всего применять щит. Считается, что он впер­вые появился примерно за 3.000 лет до P. X. у народов Греции. Но несомненно деревянный щит существовал и раньше, хотя вещественные доказательства этого отсутствуют, ибо ни один деревянный предмет не мог сохраниться в тече­ние стольких тысячелетий.

Деревянные щиты а также плетенные из прутьев и обтянутые кожей, ввиду их легкости и дешевизны, не исчезли из обихода и в эпоху металлов. Бронзовыми, а позже железными и стальными щитами вооружались лишь отбор­ные воинские части и, конечно, лица привилегированных сословий. Размеры и формы щитов у различных народов и в различные эпохи бы­ли самые разнообразные: круглые — большие и малые, овальные, квадратные, прямоуголь­ные со срезанными углами, трехугольные, в виде виноградного листа и т. д. Прямоугольные выгнутые щиты в рост человека в бою ставились на землю, чтобы целиком закрыть пешего бой­ца. Они делались из легкого дерева с железны­ми скрепами и оковками.

В эпоху рыцарства на щитах стали изобра­жать всевозможные эмблемы, девизы, а потом гербы. Щит становится как бы символом чести воина, потерять его считалось величайшим по­зором, за это еще в древнем Риме воина побива­ли камнями.

Очень давно появились и шлемы. До нас до­шли изображения шумерийских воинов в ме­таллических шлемах, относящиеся к 25-му сто­летию до P. X., но кожаные шапки-шлемы с на­ушниками применялись в Египте и раньше. На протяжении тысячелетий шлем, по форме и ус­тройству, также прошел через множество видо­изменений. Первоначальная остроконечная форма у древних греков и римлян сменилась круглой, с продольным металлическим гребнем наверху, для более надежной защиты от уда­ров. В тех же целях, но одновременно и для ус­трашения противника, древние скандинавы и японцы приделывали к своим шлемам металли­ческие рога. С 9-го века к шлемам стали часто прикреплять кольчужную сеть – бармицу, для защиты шеи и плеч; несколько позже, для за­щиты ударов, к шлему спереди приспособили опускающуюся железную стрелу. Потом, в эпо­ху крестовых походов, появилось решетчатое, а позже и сплошное забрало, имеющее лишь прорези для глаз.

К середине второго тысячелетия до P. X. по­явилась и броня, защищающая туловище и ру­ки. Судя по находкам археологов и по сохра­нившимся резным изображениям, в 15-ом веке до P. X. ассирийские и вавилонские воины имели на вооружении остроконечные бронзо­вые шлемы, круглые бронзовые щиты и че­шуйчатые панцыри. В то же время египтяне применяли шлемы, латы и широкие бронзовые обручи для защиты руки, от кисти до локтя. Стоит отметить, что в египетском войске уже тогда существовали стяги, трубы и барабаны и даже своего рода ордена: золотые и серебряные изображения львиной головы, жука и мухи, да­вавшиеся за боевые отличия.

В 7-м веке до P. X. греческие воины, кроме шлема и щита, имели металлическую кирасу и поножи, защищающие ногу от ступни до коле­на, а конница, сверх того, металлические нако­ленники и набедренники. Римляне употребля­ли бронзовые или железные нагрудники, нару­чи и широкие металлические пояса с такими же подвешенными к ним пластинками, которые свисали на подобие короткой юбки, защи­щая живот и бедра.

В 7-8 веках христианской эры у германских племен появилась броня, состоявшая из кожа­ной рубахи, обшитой железными кольцами, а у восточных народов — кольчуга. Немного позже на Западе входит в употребление панцырь, сна­чала сетчатый или решетчатый, а позже спло­шной, кованый. Потом появляются наплечни­ки, налокотники, металлические перчатки и, наконец, в эпоху крестовых походов, сплошной доспех, целиком облекающий воина в железо. Последним словом этой «техники» был появив­шийся в 15-м веке так называемый максимилианский доспех (его изобретенье приписывают германскому императору Максимилиану I), со­стоявший из двухсот отдельных частей, не счи­тая множества винтов, болтов, гаек и пряжек.

Вооружение древних русов состояло из пря­мого меча, островерхого шлема и кольчуги, ко­торая позже дала целый ряд вариантов, в зави­симости от покроя, формы колец и их сочета­ния с железными пластинками. Каждый из этих вариантов имел особое название: собствен­но кольчуга, байдана, кольчатый панцырь, куяк, юшман, бахтерец, колонтарь и др. В 13-м ве­ке появляется дополнительный доспех — зер­цало. Это большой металлический диск, закры­вавший поверх кольчуги грудь; позже к нему присоединили боковые пластины, защищаю­щие бока и спину.

С тринадцатого столетия на русском воору­жении сильно сказывается татарское влияние: меч вытесняется саблей, вместо овальных щи­тов, вводятся круглые, старый образец шлема уступает место новым: «ерихонке», шишаку и мисюрке (последняя представляет собой полу­шлем, — это войлочная шапка с железным обо­дом и наковкой для защиты темени; иногда к ней подвешивалась кольчужная сетка, защи­щающая шею).

Конечно, настоящий добротный доспех сто­ил очень дорого и был доступен только состоя­тельным людям. Рядовых бойцов одевать в не­го было немыслимо и для них его заменяли вся­кими «суррогатами»: кожаными латами, кожа­ными рубахами, с нашитыми на них железны­ми бляхами, а то и просто гвоздями и обрезка­ми железа. На Руси имел широкое распростра­нение так называемый тягиляй, — стеганая крутка со вшитыми в нее кусками толстой про­волоки и такая же шапка.

***

Кроме индивидуальных средств защиты и даже значительно раньше их, появились общие, массовые. Еще в глубочайшей древности чело­век огораживал свои поселения земляным ва­лом и рвом, а в Египте, за четыре тысячи лет до P. X., уже существовали настоящие крепост­ные сооружения, сделанные из необожженного кирпича. Сохранились развалины нескольких таких крепостей, стены их доходили высотой до десяти метров, при толщине около восьми метров и были окружены рвом значительной ширины. В третьем тысячелетии до P. X. все главные города крупных народов Востока уже представляли собой мощные крепости, достига­вшие высокого совершенства по продуманности расположения стен, башен и казематов. Систе­ма укрепления кремальерами, фланкирующи­ми друг друга, «изобретенная» французами в 18-м столетии, была хорошо известна шумерий­цам за 25 веков до P. X.

Вавилон Навуходоносора Великого (6-й век до P. X.) представлял собой едва ли не самую грандиозную крепость в мировой истории: он был окружен тремя рядами каменных стен, внешняя из которых, замыкая правильный ква­драт, при общем протяжении в 90 километров имела 60 метров в высоту и 17 метров в толщи­ну. В 3-м веке до P. X. была построена великая китайская стена. Она тянулась почти на 4.300 клм. в длину, имея 4 сажени высоты и 2 саже­ни толщины; через каждые 100 шагов в нее бы­ли включены мощные квадратные башни. На постройке этой стены работало свыше двух миллионов человек и в основном она была закон­чена в десять лет.

Поелику существовали крепости, появились и орудия, облегчающие овладение ими. Древ­нейшим из них является прототип тарана — обыкновенное бревно. Несколько человек, дер­жа его на весу, били им в ворота или в стену укрепления. Несколько позже к нему приспо­собили простейший, неподвижный станок, где бревно двигалось по скользящим валикам; по­том такой же станок сделали передвижным, на колесах.

У Ассирийцев, в середине второго тысячеле­тия до P. X., таран уже представлял собой мощ­ное и довольно сложное стенобитное орудие. Это было толстое бревно, до 12 метров длиной, с наконечником в виде бронзовой бараньей го­ловы, подвешенное на канатах к особому стан­ку, покрытому мощным навесом. Все это соору­жение передвигалось на колесах и обслужива­лось сотней, а иногда и двумя сотнями воинов. У римлян подобные машины бывали двух и да­же трех-ярусными: два или три тарана били од­новременно в ворота или в стену крепости, в од­ной вертикальной плоскости.

Почти одновременно с тараном начали при­менять и передвижную осадную башню. Впер­вые появилась она в Вавилоне, но наибольшего совершенства достигла у римлян. Тут ее дела­ли в несколько этажей, по возможности из лег­кого дерева, а в предохранение от поджога, накрывали свежими шкурами или обмазывали мокрой глиной. В нижнем этаже действовал мощный таран, а в верхних помещались воины, стрелявшие по бойницам и по находившимся на стенах защитникам крепости; потом они пере­брасывали на стену особые мостики и шли на приступ. Такие башни передвигались на коле­сах, а наиболее тяжелые — на валиках.

Древнейшим артиллерийским орудием была балиста, метавшая огромные камни, до сорока пудов весом, на расстояние до 200-300 метров. Изобретенье балисты приписывают финикий­цам, она там появилась почти за 2.000 лет до Р. X. и совершенствовалась постепенно. У греков в 4-м веке до P. X. балиста уже была поставле­на на колеса и перевозилась лошадьми.

Несколько позже, примерно за 1.000 лет до начала христианской эры, сирийцами была изо­бретена катапульта. Она была основана на принципе лука и имела вид огромного арбалета, приспособленного к передвижному станку на колесах. Служила она, главным образом, для метания на дистанцию до пятисот метров гро­мадных как колья деревянных стрел, окован­ных на конце железом (эти стрелы достигали сажени длиной, при толщине до 15 см.(, а также горящих смоляных стрел. Но можно было при ее помощи метать и не очень тяжелые камни. Обслуживалось такое орудие двумя-тремя лю­дьми. Катапульта на протяжении своей исто­рии претерпела много изменений и различные ее виды носили разные названия: палинтон, скорпион, эвфитон, онагр, карабомид и др.

Наивысшего совершенства катапульта и ба­листа достигли у арабов в 8-10 веках нашей эры. Дальность действия балисты у них была доведена до 500 метров, а катапульты до тысячи.

В 12-м веке на Западе была изобретена но­вая метательная машина, получившая у фран­цузов название «требюше». Она была основана на комбинированном принципе пращи и силы тяжести и метала средней величины камни на дистанцию в несколько сот метров. Временами появлялись и другие метательные орудия, не получившие большого распространения.

Что касается организации войска, то у пер­вобытных народов его вовсе не было и в случае войны в ней принимало участие все племя. За­тем в наиболее крупных племенных объедине­ниях появляются вооруженные силы, первона­чально представлявшие собой небольшие дру­жины, группировавшиеся вокруг монарха. В дальнейшем эти дружины или продолжали по­полняться более или менее случайным элемен­том, или превращались в своего рода наслед­ственное привилегированное сословие, иногда даже в особую военную касту, на обязанности которой лежала защита государства.

Когда обстоятельства требовали, ряды та­кого небольшого, но отборного войска пополня­лись путем призыва добровольцев, сбора народ­ного ополчения или найма. Особых затрудне­ний с этим, вероятно, нигде не бывало, так как военная служба с покон веков у всех народов считалась почетной и выгодной, ибо она давала возможность быстрой наживы путем грабежа и открывала путь к более высоким иерархиче­ским ступеням, то есть к власти над другими.

Небольшое постоянное войско существовало в Египте уже при первой династии фараонов, то есть за 5.000 лет до P. X. Оно состояло иск­лючительно из пехоты, которая подразделя­лась на лучников и копейщиков.

Кавалерия появилась лишь много времени спустя, ибо лошадь была приручена человеком гораздо позже других одомашненных живот­ных, всего за 2.500 лет до P. X. Колесо и повоз­ка были изобретены на тысячу лет раньше и первыми упряжными животными были бык и осел. Лошадь поначалу тоже служила только в упряжке, а для верховой езды ее начали при­менять в Египте лишь 500-600 лет спустя.

Только в 16-м столетии до P. X. лошадь по­лучила применение в военном деле, но еще не в качестве верхового животного: в Индии ее запрягли в боевую колесницу. Несколько де­сятков лет спустя, боевые колесницы появи­лись и в Египте, а в 14-м столетии до P. X. этот род оружия был уже широко распространен у финикийцев, вавилонян, асирийцев и китайцев, а вслед за тем и у всех других народов. Все это были колесницы легкого типа, расчитанные на двух воинов: возницу и бойца. Но к 13-му ве­ку до P. X. у хеттов появились тяжелые колес­ницы, на которых помещались еще и оружено­сец, в сражении прикрывавший бойца щитом. С этого времени колесницы становятся основ­ной ударной силой войска и получают массовое применение. Нам, например, известно, что в сражении с египтянами у города Кадеша (1312 г. до P. X.) хетты ввели в дело более 3.500 боевых колесниц. Этот род оружия становится абсолют­но привилегированным (ибо лошади и колес­ница по цене были доступны лишь богатым лю­дям) и наиболее выгодным, так как он решает исход сражения, ему и достается львиная доля добычи.

Первые чисто кавалерийские части появи­лись на рубеже 10-го и 9-го столетий до P. X. в Китае. Но они были еще весьма малочислен­ные, вероятно по причине высокой стоимости лошади: цена одной лошади в то время равня­лась цене 6 рабов. Сто лет спустя, конница уже играла видную роль в войсках ассирийцев, ва­вилонян и финикийцев, а в начале 8-го века до P. X. у лидийцев она уже количественно преобладала над пехотой. Наконец, в середине то­го же века, на историческую арену выходят киммерийцы, с войском сплошь конным и от­лично организованным. Несколько десятков лет спустя, такими же поголовно конными бы­ли и полчища скифов. С тех пор конница повсе­местно начинает вытеснять пехоту, которая ста­новится как бы вспомогательным родом ору­жия, хотя у греков и римлян роль ее все же бы­ла весьма велика. Апогея своего расцвета и ма­ксимального использования конница достигает в 13-м столетии, е войске у Чингис-хана. Но уже с конца 14-го века, когда Тимур блестяще возродил значение пехоты, процент кавалерии в армиях начинает идти на убыль.

Боевой порядок войска тоже постепенно эволюционировал от простой вооруженной тол­пы к построениям более выгодным и сложным, имея у каждого народа свои характерные осо­бенности. Так в древнем Египте он состоял из шеренги лучников, за которой следовала ше­ренга копейщиков. В 14-ом веке до P. X. спере­ди и сзади к этому были добавлены линии бо­евых колесниц. В 10-м веке до P. X. у ассирий­цев, при таком же построении пехоты, колесни­цы, а позже конные отряды шли на флангах.

В 8-м веке до P. X. китайцы уже применяли более сложное построение, подразделяя свое войско на пять частей: авангард, главные силы, правое и левое крыло и арьергард; на флангах и впереди действовали боевые колесницы и ка­валерия. Знаменитая греческая фаланга 7-4 вв. до нашей эры состояла из нескольких шеренг (от 8 до 24) тесно сомкнутой тяжелой и легкой пехоты и конных частей на флангах.

У римлян мы видим уже более совершенную организацию войска и боевой порядок, эшело­нированный в глубину. Он обычно состоял из трех линий легкой и тяжелой пехоты, каждая по несколько шеренг, с конницей на флангах. Для удобства управления войско было разде­лено на легионы, включавшие первоначально по 4.200 бойцов, а в более позднюю эпоху по 5.100. Легион подразделялся на десять когорт, а когорта на три манипулы; Манипула делилась на две центурии.

Новую эру в истории вооружений открыло появление огнестрельного оружия, но переход к нему произошел далеко не сразу.

Порох был изобретен китайцами в десятом столетии. Его попробовали применять в воен­ном деле, вставляя в железную трубу другую, более короткую трубку, начиненную порохом, а спереди помещая снаряд (куски камня или железа). Оружие это было настолько несовер­шенно и опасно в обращении, что китайцы в нем, очевидно, разочаровались и никаких сведе­ний о применении пороха мы больше не встре­чаем на протяжении почти четырехсот лет, по­ка секретом его изготовления не овладели ара­бы. В начале 13-го века они уже располагали примитивным огнестрельным оружием, — пер­вый зарегистрированный европейскими хрони­стами случай применения его в бою относится к 1241 году. В начале 14-го столетия им уже на­чали пользоваться европейцы, а к концу того же столетия, оно повсеместно вошло в употре­бление, хотя еще в масштабах очень скромных, что объясняется его несовершенством.

Так, например, первые пушки, стрелявшие каменными ядрами на дистанцию в 200-300 ме­тров, требовали на перезаряжение несколько часов, значительно уступая балисте и катапуль­те в скорости и в дальности стрельбы. Первые фитильные ружья имели дальность в 150-180 метров, то есть вдвое меньше, чем арбалет, ко­торый, к тому же, был во много раз скорострельнее. Таким образом, единственным пре­имуществом первого огнестрельного оружия был психологический, устрашающий эффект самого выстрела. И только к концу 16-го века оно было настолько усовершенствовано, что смогло вытеснить метательное оружие холод­ного действия.

Первые артиллерийские орудия, бомбарды (у нас они назывались «тюфяками», термин, за­имствованный от татар, ибо так называлась на тюркских языках пушка), представляли собой открытую с двух сторон трубу, сваренную из длинных полос железа и скрепленную толсты­ми железными обручами. Размеры и калибры их были самыми разнообразными, длина ство­ла от 2 до 5 метров, внутренний диаметр до 25 дюймов. Стреляла такая пушка каменными яд­рами и заряжалась с казны, после чего казен­ная часть ствола закрывалась металлической заслонкой, которую самыми примитивными способами по возможности крепче припирали к орудию. Устанавливалось оно на неподвижных деревянных козлах, поэтому менять угол воз­вышения можно было лишь в самых незначи­тельных пределах и с большим трудом. Не­сколько десятков лет спустя для навесной стрельбы начали применять мортиры такого же устройства.

В начале 15-го века бомбарды небольшого размера вошли в употребление в качестве по­левых орудий, причем тело орудия и деревян­ный станок к нему возили отдельно, на телегах, и монтировали на поле битвы. Первые двухко­лесные лафеты появились лишь сто лет спустя.

Еще более легкое орудие, по типу иногда приближающееся к ружью, так называемая пи­щаль, вошло в обиход в конце 14-го столетия. Ствол такого орудия прикреплялся наглухо к тяжелому деревянному ложу и заднее его от­верстие перед выстрелом закрывалось желез­ной заслонкой, довольно плотно входившей в прорезь этого ложа.

В конце 15-го века пушки начали отливать из чугуна и из бронзы, а каменные ядра заме­нили чугунными; за невозможностью устранить прорыв газов при выстреле, заряжание стали производить с дула, оставляя в казенной части лишь маленькое отверстие для запального фи­тиля.

В дальнейшем, артиллерийские орудия про­шли через огромное количество всевозможных форм, систем, размеров и названий, постепенно продолжая совершенствоваться. В начале 17-го века дальность боя некоторых типов орудий достигала уже километра, а в начале 18-го поч­ти двух километров.

Прообразом ружья, первым ручным огне­стрельным оружием, относящимся к концу 14- го века, можно считать пищаль или маленькую бомбарду, стрелявшую свинцовыми пулями ка­либром немного более дюйма. Ближе к ружью, чем к артиллерийскому орудию стояла и так называемая кулеврина, появившаяся немного позже. Она имела в длину около сажени, при калибре в полтора дюйма и весила два пуда.

В 15-ом веке появился аркебуз, первое на­стоящее ружье, имеющее изогнутый приклад для упора в плечо. Стрелял он на дистанцию в 200 метров, весил около пуда, так что при стрельбе его надо было опирать на специаль­ную сошку и обслуживался он двумя людьми. В начале 16-го века вошел в употребление муш­кет, ружье уже несколько усовершенствован­ное. Он весил почти вдвое меньше, чем аркебуз (но все же стрелять из него приходилось с упо­ра), заряжался с дула и дальность его боя до­стигала почти трехсот метров. Его пуля, при калибре в 22 милиметра, весила около 60 грам­мов и пробивала любые рыцарские доспехи, которые с появлением мушкета и начали вы­ходить из употребления.

В начала 17-ю столетия в Испании был изо­бретен ружейный замок с кремневым запалом, который очень скоро совершенно вытеснил в ручном огнестрельном оружии старый, фи­тильный запал (кроме мушкета в это время су­ществовал уже и пистолет, изобретенный во второй половине 16-го века в Германии).

Продолжая совершенствоваться, мушкет к концу 17-го века обратился в сравнительно лег­кое (5 килограммов) ружье, калибром в 17,5 миллиметров, которое было уже настолько удобно, что им вскоре вооружили всю пехоту европейских армий. К этому ружью был при­дан и штык, изобретенный к тому времени во Франции. Стреляло это ружье на 400 метром.

Нарезное ружье, винтовка или карабин, то­же впервые появилось в 17-ом столетии. Оно значительно превосходило гладкоствольные ружья меткостью и дальностью боя (до 800 ме­тров), но в то же время имело огромное неудоб­ство: ружья тогда заряжались с дула, пулю вколачивали в ствол и нарезы чрезвычайно затрудняли эту операцию, перезарядка требо­вала не меньше часа, не говоря о том, что пуля часто застревала посреди ствола и ее приходи­лось высверливать. В силу этого, винтовки практически не получили применения до сере­дины 19-го столетия, когда этот недостаток был устранен введением особой пули, а в скором времени и унитарного патрона. В семидесятых годах прошлого столетия все крупные европей­ские армии уже полностью перешли на винтов­ки, заряжающиеся с казны, а к началу девяностых годов — на магазинные.

С середины 19-го века началось также по­всеместное введение нарезной артиллерии с клиновыми затворами, а к началу нынешнего века — артиллерии скорострельной.

Дальнейшая эволюция вооружений проис­ходила уже на нашей памяти и потому нет на­добности продолжать этот обзор.

М. Каратеев

Добавить отзыв