Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

Письмо в Редакцию (№ 76)



В ном. 73 «ВОЕННОЙ БЫЛИ», М. Залевский, отзываясь в порядке объективности, на мой очерк в ном. 71, «Оборона Порт-Артура», говорит; создается впечатление будто Стес­сель был жертвой правосудия, что он был даже герой. Однако всем известно обратное. Недобросовестность Стесселя видна уже из того, что он в своих донесениях Государю пи­сал неправду. Так, 2 ноября он телеграфиро­вал Государю: гарнизон сильно уменьшился, полки остались в составе не более батальона. Фактически же на 1 ноября 5-ый полк имел в строю 39 офицеров и 2470 нижних чинов, 27-ой — соответственно 45 и 2805. Примерно таксе же положение было и в других пол­ках. Меньше всех находилось в 16-ом полку — 27 офицеров и 1748 солдат».

Сложим эти цифры и разделив сумму на три получим приблизительную среднюю люд­скую численность в каждом полку — 2300 человек. Умножая эту цифру на девять (в Порт-Артуре было девять стрелковых пол­ков) узнаем, что на 2 ноября в девяти пол­ках числилось около 21000 стрелков. Прове­рим:

«По сведениям Главного Военно-Медицин­ского Управления, заведомо неполным, в Порт- Артуре убито и умерло от рай и болезней су­хопутных чинов 12000 человек», сообщает мор­ской врач, Я. И. Кефели (Порт-Артур. Воспо­минания участников. Издательство имени Че­хова. Нью-Йорк 1Э55, страница 370).

Потери сухопутных чинов начались в боях с мая месяца и если за восемь месяцев до капитуляции Порт-Артура в декабре они по­теряли убитыми и умершими 12000 чело­век, то за шесть месяцев с мая по ноябрь чис­ло погибших сухопутных чинов было 9000 человек и из них стрелков не менее 6000, так как потери стрелков значительно превышали потери сапер и артиллеристов. Вычитая 6000 убитых и умерших стрелков из 27 000 пер­воначального численного строевого состава в девяти стрелковых полках (по три батальона каждый) вторично узнаем, что на 2 ноября в полках числилось в живых 21000 человек. Теперь посмотрим все-ли они были в строю и на позициях. Взглянем на события в кре­пости в октябре и выясним состояние гарни­зона на 2 ноября старого стиля, день, когда Стессель отправил Государю очередное доне­сение (донесения пересылались с китайцами, плававшими на шаландах в Чифу, откуда та­мошний русский консул телеграфировал в Пе­тербург).

«Утром 27 октября (по новому стилю), про­тивник начал артиллерийскую подготовку. На фортах и укреплениях ежеминутно рвались сотни снарядов, еще ни разу крепость не имела столь больших потерь и повреждений… В начале ноября (по новому стилю, что по старому стилю было 18 октября, А. М. Ю.) в госпиталях города находилось свыше семи тысяч раненых и больных. Всего в городе насчитывалось 25 госпиталей и тем не менее мест не хватало. Раненых и больных распо­лагали на полу между кроватями, в корридорах, а они все прибывали и прибывали, ино­гда по 800-900 человек в день, причем ране­ных было меньше, чем больных цынгой, ди­зентерией и тифом» (А. И. Сорокин. Героиче­ская Оборона Порт-Артура. Издательство ДО­СААФ, Москва 1955, страницы 79-ая и 84-ая. Даты в книге по новому стилю).

Из приведенного описания событий в Порт-Артуре в октябре месяце, можно заключить, что с 18 октября по 2 ноября, число больных и раненых в госпиталях увеличилось, по крайней мере вдвое, достигнув 15000 человек. Из них стрелков, как составлявших большую часть гарнизона, было до 11000. Вычитывая из 21000 стрелков, числившихся по спискам в живых, 11000 больных и раненых стрелков, находящихся в госпиталях, узнаем, что 2 ноября в девяти полках в строю на пози­циях имелось налицо только около 10000 стрел­ков здоровых. «Гарнизон сильно уменьшился, полки остались в составе не более батальо­на», правдиво (подчеркнуто мною, А. М. Ю.) доносил Государю генерал Стессель. Обвине­ние Стесселя в «недобросовестности» отпадает…

М. Залевский пишет, что «на 1 ноября, не считая морских запасов, в крепости было 231 562 снаряда разных калибров». Эта циф­ра нуждается в пояснении. К началу осады на вооружении крепости было 646 орудий. Снарядов числилось 274558, в среднем до 400 на каждое орудие. В августе было израсходо­вано 64624 снарядов. Если считать, что такой же расход был в сентябре и октябре, то за­пас остающихся снарядов на 1 ноября в крепостной артиллерии, не считая морских запа­сов, был около 90000, а не 231562 снаряда.

Крепостные батареи предназначались для борьбы с осадной артиллерией противника, а для отражения шрапнелью японских атак и штурмов, служили 3-х дюймовые скорострель­ные пушки полевой артиллерии. Их было в Порт-Артуре 64 и запас снарядов к ним ис­числялся в 42Э00 т. е. около 650 выстрелов на орудие. Беглым огнем 3-х дюймовая скоро­стрельная пушка давала в минуту до 20 вы­стрелов, и могла израсходовать весь свой за­пас снарядов в полчаса. Полевые артиллери­сты строго экономили снаряды, но к ноябрю их снаряды подошли к концу.

После прорыва японцами первой линии обороны (5 декабря пал форт ном. 2 и 15 де­кабря пал форт ном. 3), Стессель созвал воен­ный совет 16 декабря. На совете вопроса о сдаче не поднималось. Обсуждались рубежи для дальнейшего сопротивления. Через три дня обстановка резко изменилась. 18 декаб­ря японцы взорвали и заняли укрепление ном. 3, и рядом яростных атак, овладели 19 де­кабря Большим Орлиным Гнездом, команду­ющей высотой и тактическим ключем второй оборонительной линии (от Большого Орлиного Гнезда расстояние до города одна верста).

Третья линия обороны состояла из окопов мелкой профили на Каменоломном кряже в которых находилась жидкая цепь стрелков. Японцы продолжив атаки легко могли про­никнуть в город, в ночь на 20 декабря. Соби­рать военный совет уже не было времени и Стессель выслал парламентера…

«Единственная вина генерала Стесселя в том, что он не дал картины под занавес» ска­зал на суде его защитник.

Сооружение укреплений в Порт-Артуре, на чужой Китайской территории, арендованной Русским правительством на 25 лет, предпола­галось закончить в 1909 году. К началу войны в 1904 году на сухопутном фронте был закончен лишь один форт.

Предать суду генерала Стесселя и пригово­рить его к смертной казни через расстреляние за сдачу недостроенной крепости, не полу­чившей еще крепостного штандарта, было явною несправедливостью…

Военный историк А. Керсновский в его книге «Русская Армия» по поводу обвинений генерала Стесселя в «преждевременной» сда­че крепости, пишет; «Упреки эти исходившие от современников не могут показаться убеди­тельными. Стессель командовал не автомата­ми, а живыми людьми. Физические силы этих людей достигли в декабре предела, постав­ленного им природой. Крепости к этому вре­мени больше не существовало: то, что носи­ло название 3-ей оборонительной линии, не могло бы продержаться и несколько дней…»

«Помимо суда людского, руководившегося буквой закона, имеется суд не связанный фор­мальностями и который выносит свой приго­вор руководясь жизненной правдой — это суд истерии. И этот суд безусловно не только оправдает генерала Стесселя, но и признает его достойным благодарной памяти последу­ющих русских поколений»… (Г. Месняев, «Порт- Артур екая Эпопея», газета «РОССИЯ», 22 ян­варя, 1965 года, Нью-Йорк).

По прошествии шестидесяти лет, уместно вспомнить, что 328 дней защиты Порт-Артура, под водительством генерала Стесселя, были вершиною воинского подвига в Русско-Япон­скую войну 1904-1905 г.г.

Генерал Стессель в Порт-Артуре сделал все, что было возможно в силах человече­ских…

Участник обороны Порт-Артура А. М. Юзефович

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

на 9) Лейб-эскадрон 2-го лейб-гусар. Павлоградского полка носил на погонах трафарет сплетенный из двух вензелей и накладной вен­зель Императора Николая П.

на 11) 1 Донской казачий полк получил шефство 10 мая 1916 г. а 2-й — 21 января 1914 г.

С. Андоленко

на 12) Наследник Цесаревич был назначен Шефом 4-й батареи лейб-гвардии Конной Ар­тиллерии 25 января 1906 г.

Н. Курлов

Добавить отзыв