Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Sunday September 25th 2022

Номера журнала

Судьба знамен армии генерала Самсонова. – С. Андоленко



В 1945 г. я издал на французском языке кни­гу «Знамена Великой Войны», в которой, меж­ду прочим, довольно подробно разбирал исто­рию знамен окруженной в августе 1914 г. 2-й русской армии. Предназначавшаяся узкому кругу читателей, книга эта вышла в ограничен­ном числе экземпляров (300) и сейчас считается библиографической редкостью. С тех пор до мо­его сведения дошли новые, неизвестные мне то­гда факты. Я думаю, что не лишено интереса привести на страницах «Были» все то, что из­вестно по сей день, в надежде, что все, могущие пополнить эти данные, не преминут это сделать. В этой краткой заметке мы ограничимся только полковыми знаменами, окруженных, полностью или частично, ХІІІ-го, ХV-го и ХХІІІ-го армейских корпусов.

Есть дела, в которых «громкие слова», «высо­кий штиль» и просто комментарии не только излишни, но просто неуместны. К таким делам принадлежит история знамен погибших рус­ских полков ген. Самсонова. Ограничимся из­ложением голых фактов.

 

ХІІІ-й Армейский Корпус. 1-я пехотная дивизия.

1-й пех. НЕВСКИЙ Генерал Фельдмаршала графа Ласси, ныне Его Величества Короля Эл­линов полк. Знамя Георгиевское (1906 г.) «За от­личие при Кулевче 30 мая 1829 г. и в Турец­кую войну 1877 и 1878 гг.»

Уже дважды раненый, перед последней по­пыткой пробиться, полковник Первушин при­казал снять знамя с древка и зарыть его в зем­лю. Знаменщик, подпрапорщик Удалых, точно определил место, где было зарыто знамя. По­пытка не удалась, но Удалых пробрался в Рос­сию. Полк возстанавливался в Лиде. Только что прибывший в него из Казанского военного училища подпоручик Игнатьев решил вернуть знамя полку. Сопровождаемый знаменщиком он проник, через фронт, в Восточную Пруссию, от­рыл знамя, взял его под мундир и пустился в обратный путь. При обратном переходе линии фронта оба Невца нарвались на немцев. Игнатьев был ранен пулей в ногу, но подоспевшие во время казаки выручили. 12 ноября 1914 г. спасенное знамя было представлено Государю Императору, который пожаловал Игнатьеву ор­ден св. Георгия 4-й ст., а подпрапорщику Уда­лых Георгиевский крест 1-й степени (первый пожалованный в эту кампанию). От Великого Князя Николая Николаевича Игнатьев полу­чил орден св. Владимира 4-й ст. с мечами и бан­том.

2-й пех. СОФИЙСКИЙ, Имп. Александра ІII-го полк. Знамя Георгиевское (1911 г.) «За от­личие при Кулевче 30 мая 1829 г. и в Турецкую войну 1877 и 1878 гг.»

В последний момент гибели полка, пока не­сколько солдат задерживали своим огнем под­бегавших немцев, поручик Логинов зарывал знамя в землю. Ни одна его часть в руки нем­цев не попала. О судьбе полкового знамени Со­фийского полка комиссия ген. Пантелеева не имела никаких сведений.1)

3-й пех. НАРВСКИЙ Генерал Фельдмаршала Михаила Голицына полк. Знамя Георгиевское (1903 г.) «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов.»

О судьбе его ничего не известно. Ни одна часть знамени в руки немцев не попала.

4-й пех. КОПОРСКИЙ ген. гр. Коновницына полк. Знамя Георгиевское (1903 г.) «За отличие при Кулевче 30 мая 1829 г. и в Турецкую войну 1877 и 1878 гг.!

28 авг. остатки полка выдержали последний бой на глазах ген. Самсонова. Назначенный пол­ковым командиром, полк. Жильцов, не желая пережить разгром полка, поцеловал знамя и застрелился. Полотнище, сорванное с деревка и Георгиевский крест, выломаны из навершия, были вынесены и доставлены в Россию подпрапорщиком Копочинским, которому со­действовал подпоручик Войтовский. Древко со скобой было найдено немцами в полковом обо­зе.

36-я пехотная дивизия.

141-й пех. МОЖАЙСКИЙ полк. Знамя Геор­гиевское (1896 г.) «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

Знамя спасено. Древко уничтожено. Полот­нище вынесено в Россию подпрапорщиком Гилимом. Немцы нашли Алейсандровские юбилейты и скобу от древка.

142-й пех. ЗВЕНИГОРОДСКИЙ полк. Знамя Георгиевское (1906 г.) «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

Знамя было сорвано с древка и полотнище

1) Правительственная комиссия по разследованию причин гибели 2-й армии.

разрезано и поделено между офицерами, кото­рые хранили его в плену, а равно и Георгиев­ский крест. Древко со скобой и навершием, без выломанного Георгиевского креста, попало в руки немцев.

В декабре 1914 г., в лагере Оснабрюк, немцы нашли на пленном поручике Исаеве, кусок полотнища, с надписью «С нами Бог». Исаев категорически отказался дать немцам ка­кие-либо показания. Большая часть полот­нища была спасена и после войны вывезена из Германии.

Часть его в 1919 г. была представлена в Штаб Добровольческой Армии и впоследствии сдана в русский храм в Белграде. Другой кусок его был 19 октября 1925 г. прямо сдан в тот же храм. Фа­милии офицеров спасших знамя нам не известны.

143-й пех. ДОРОГОБУЖСКИЙ полк. Знамя Георгиевское (1906) г. «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

Остатки полка, неся знамя и тело убитого полковника Кабанова, отходили к границе, ког­да путь им преградили немцы. Знамя было сор­вано с древка и спешно зарыто вместе с лен­тами. Немцы нашли среди убитых только древ­ко со скобой и навершием. До сравнительно не­давних времен, последние Дорогобужцы храни­ли секрет о месте, где было зарыто знамя.

144-й пех. КАШИРСКИЙ полк. Знамя Геор­гиевское (1906 г.) «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

Полковник Каховский был убит в последнем бою, со знаменем в руках. В руки немцев ни од­на часть знамени не попала. О судьбе его ниче­го не известно.

ХV-й армейский корпус.

6-я пехотная дивизия.

2 1-й пех. МУРОМСКИЙ полк. Знамя Георги­евское (1908 г.) «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

Полк пробился. Перед атакой, по приказанию полковника Новицкого, знамя было снято с древка и части его распределены между офице­рами. Полотнище было вынесено капитаном Генцель. Офицер несший Александровские юбилейные ленты был убит и ленты найдены немцами на его теле. По возвращении в Россию знамя было вновь прибито к древку.

22-й пех. НИЖЕГОРОДСКИЙ полк. Знамя простое (1900 г.)

О судьбе знамени комиссия ген. Пантелеева не располагала никакими сведениями, но уста­новлено, что в Россию были вынесены скоба и Александровские юбилейные ленты. Есть ука­зания, что знамя было спасено при прорыве 21- го Муромского полка. Возможно, что это каса­ется именно скобы и лент, так как древко вероятно было уничтожено. В руки немцев ни одна часть знамени не попала.

23-й пех. НИЗОВСКИЙ Ген. Фельдм. гр. Сал­тыкова полк. Знамя простое (1826 г.) Ген. Пан­телеев свидетельствует, что «знамя 23-го пех. Низовского полка было спасено и находится на ли­цо.» Командир полка, полк. Данилов был убит.

24 пех. СИМБИРСКИЙ ген. Неверовского полк. Знамя простое (1911 г.)

Смертельно раненный знаменщик передал знамя двум унтер-офицерам. Во время отступле­ния к границе Симбирцы несли знамя и тело своего последнего командира, подполковника Около-Кулак, убитого в бою. Когда выяснилась невозможность пробиться, унтер-офицеры сня­ли знамя с древка, завернули полотнище в сол­датскую шинель и зарыли его в цинковом ящи­ке, тщательно отметив место. Оба унтер-офи­цера пробрались лесами в Россию и были про­изведены в прапорщики. В полку их всегда дер­жали при обозе, дабы с ними ничего не случи­лось.

В руки немцев попало древко с навершием, лентой и скобой.

8-ая пехотная дивизия.

29-й пех. ЧЕРНИГОВСКИЙ Ген. Фельдм. гр. Дибича-Забалканского полк. Знамя Георгиев­ское (1900″ г.) «За отличие при поражении и из­гнании неприятеля из пределов России в 1812 году и за Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

23 августа, в бою пол Орлау, знамя подверг­лось большой опасности. В критический момент боя, полк. Алексеев приказал развернуть знамя и с ним лично повел в штыки знаменную полу­роту. Командир полка был ранен, а затем убит и к знамени бросились немцы. Вокруг него за­кипел жестокий рукопашный бой, но «рука немца не коснулась знамени». Поручик Голубев берет знамя у трижды раненого знаменщика и падает сраженный на смерть. Знамя подхваты­вает солдат, но и он убит. Тогда раненый зна­менщик отрывает полотнище и прячет его на груди. Кто то выламывает Георгиевский крест из навершия. Немцы отбиты, но знаменная группа прибита пулеметами к земле и остается между двумя линиями. Ночью Черниговцы достигают ее и выносят знаменщика и про­питанное его кровью знамя; найден также Ге­оргиевский крест, но древко найти не удалось. Его найдут немцы под трупами убитых. Приби­тое к казачьей пике знамя находится при пол­ку. 30 августа, остатки полка окружены. Новый знаменщик вновь срывает знамя с пики и пря­чет его на груди и с ним попадает в плен. Нахо­дясь ночью в сарае, он видит вблизи себя пол­кового священника о. Соколова и считая что то­му легче будет сохранить знамя, просит его взять. В темноте, следя глазами за часовым, знаменщик передает знамя батюшке. На утро, рус­ские сестры милосердия, забинтовывают знамя на теле священника. Немцы объявляют плен­ным, что они решили освободить одного священника и 20 солдат. Выбор их падает на о. Соколо­ва, который через Швецию возвращается в Рос­сию. 29 сентября о. Соколов представил Госуда­рю Императору знамя Черниговского полка. За спасение знамени он награжден золотым наперстным крестом на Георгиевской ленте.

30-й пех. ПОЛТАВСКИЙ полк. Знамя Геор­гиевское (1898 г.) «За Севастополь в 1854 и 1855 годах.»

По приказанию полковника Гаврилицы, зна­мя было снято с древка, разрезано и поделено между офицерами для хранения его в плену. Одна только часть полотнища (угол с двугла­вым орлом) была найдена немцами в лагере Виллинген, «в вещах пленного офицера». Воз­можно, что этот эпизод имеет отношение к слу­чаю, рассказанному полковником Успенским. В одном из лагерей, один солдат, денщик, выдал немцам тайну хранения знамени своим офице­ром, и немцы это знамя нашли. Возмущенные предательством солдаты, ночью, утопили его в бочке с мочей.

О судьбе других остатков полотнища мы ни­чего не знаем.

Древко со скобой, но без навершия, было най­дено немцами в полковом обозе.

31-й пех. АЛЕКСЕЕВСКИЙ полк. Знамя Ге­оргиевское (1856 г.) «За взятие приступом Вар­шавы 25 и 26 августа 1931 г. и за Севастополь в 1854 и 1855 годах».

О судьбе знамени комиссия ген. Пантелеева ничего не знала, но ни одна его часть в руки немцев не попала. Есть указание, что знамя было вынесено подполковником Сухочевским при прорыве 21-го Муромского полка.

32-й пех. КРЕМЕНЧУГСКИЙ полк. Знамя Георгиевское (1906 г.) «За взятие приступом Варшавы 25 и 26 августа 1831 г. и за Севасто­поль, в 1854 и 1855 годах».

Знамя было снято с древка и, как видно, за­рыто по частям. О его судьбе комиссия ген. Пантелеева ничего не знала. I. апреля 1915 г. немцы отрыли Георгиевский крест, георгиев­ские ленты и скобу с древка.

XXIII армейский корпус.

3-я гвардейская пехотная дивизия.

л. гв. Кексгольмский полк. Знамя Георгиев­ское (1910 г.) «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов, и в особенности 4 января 1878 года.»

Знамя было снято с древка, которое сожжено, а орел зарыт. Полотнище поручено поручику Анучину, который вместе с полковым знамен­щиком Васильевым должен был пробраться в

Россию. По пути они нарвались на немцев. При­крываемый Васильевым, принявшим при том смерть, Анучин смог вернуться к остаткам пол­ка и вместе с ним попал в плен. Командир пол­ка ген. Малиновский, решил большую часть по­лотнища сжечь, а остатки его дать на хранение офицерам. Остатки эти остались необнаруженными немцами до конца войны. О спасении зна­мени Государю доложила вдова ген. Самсонова по возвращении ее из Германии. Впоследствии остатки знамени были соединены в Белград­ском храме. Ни одна часть его в руки немцев не попала.

2-ая пехотная дивизия.

5-й пех. КАЛУЖСКИЙ полк. Знамя Георги­евское (1905 г.) «За взятие Ловчи 22 августа 1877 года.»

Знамя вынесено отрядом капитана Лукьяно­ва. Пробиваясь лесами к границе, Лукьянов встретил штандартный эскадрон 6-го драг. Глуховского полка, который и помог ему добрать­ся до России. Возвращенное в возстановленный полк, оно было передано в 1917 г. русскому по­сланнику в Румынии, а затем поставлено в Бел­градский храм.

6-й пех. ЛИБАВСКИЙ полк. Знамя Георги­евское (1903 г.) «За взятие Ловчи 22 августа 1877 года».

Снятое с древка полотнище хранил на груди раненый знаменщик и с ним попал в плен. На­ходясь на перевязочном пункте, он просил се­стру милосердия Генриету Сорокину сохранить его (см. «Быль» № 66). Сестра приняла знамя и с ним, через Швецию, вернулась в Россию. Зна­мя было возвращено в полк, а сестра Сорокина награждена Георгиевскими крестами 1-й и 2-й степени. Полк ей сделал богатый подарок.

7-й пех. РЕВЕЛЬСКИЙ ген. Тучкова IV полк. Знамя Георгиевское (1878 г.) «За отличие в Ту­рецкую войну 1877 и 1878 годов.»

В бою 26 августа, полк был совершенно раз­громлен. «Остались знамя и взвод», как доно­сил ген. Самсонов. Знамя было вынесено из боя ценой многих жертв. Оно было снято с древка и один офицер взял полотнище на грудь. Остат­ки полка, пробирались к России, но выйти из окружения им не удалось. Несший полотнище знамени офицер был убит. Через несколько дней, немцы нашли на его теле знамя. Голое древко, без навершия, скобы и лент, тоже попа­ло в их руки.

8-й пех. ЭСТЛЯНДСКИЙ полк. Знамя Геор­гиевское (1911 г.) «За отличие в Турецкую вой­ну 1877 и 1878 гг.»

Полк избежал охвата и вынес полностью свое полковое знамя.

В 1945 г. по занятии Берлина советскими вой­сками, все хранившиеся в «Цейхгаузе» обломки русских знамен были оттуда изъяты и отправ­лены в Россию. В Москве они были приняты войсками, отдавшими им воинские почести.

С. Андоленко

Добавить отзыв