Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday July 26th 2017

Номера журнала

Находка зарытого в 1914 г. в Восточной Пруссии русского знамени. – С. Андоленко



Полтавский полк31 июля текущего го­да польская газета «Вар­шавская Жизнь» помес­тила следующую замет­ку:

«Новое приобретение Военного Музея.

Собрание музея Поль­ской Армии обогатилось найденным недавно рус­ским полковым штандар­том времен 1897-1914 гг. Нашли и выкопали его из земли в деревне Хвалибоги солдаты капита­на Гуни, воинской части из Олыптина. Этот штандарт был, вероятно, зарыт в 1914 году, ког­да две дивизии армии генерала Самсонова были окружены немцами в районе Нидзица-Влельбарк. Внутри штандарта был спрятан орден св. Георгия и ленты. Ткань очень пострадала от времени и требует тщательной реставрации».

Вырезку из газеты нам любезно прислала вдова известного русского нумизмата и знатока русской военной старины, офицера 4-го улан­ского Харьковского полка, Георгиевского кава­лера В. Рихтера, Я. В. Рихтер.

Находка русского штандарта, спасенного не­известными героями, событие немаловажное. Следовало штандарт этот определить. Но для этого надо было многое выяснить. В нашем рас­поряжении были только две данных: Олыптин, это бывший Алленштейн, и «1897» — одна из юбилейных дат, стоявших на полотнище.

С такой датой не было ни одного штандарта в русской кавалерии. Дело шло, вероятно, не о штандарте, а о знамени.

Поляки сохранили свою врожденную лю­безность, и в ходе разных исторических изы­сканий их музеи всегда аккуратно отвечали нам на наши запросы.

На наше письмо, посланное директору музея, мы получили очень любезный ответ и даже просимую нами фотографию найденного полот­нища.

С первого взгляда стало ясно, что перед на­ми не штандарт, а полковое пехотное знамя. Полотнище очень пострадало. Полковая икона стерлась совершенно, не оставив никаких сле­дов. Но вокруг нее была ясно видна надпись вдоль бортов: «За Севастополь въ 1854 и 1855 годахъ».

На лицевой стороне хорошо сохранился вен­зель Императора Николая II и, в углах, выши­тые двуглавые российские орлы.

К сожалению, юбилейные года под вензелем сильно стерлись, да и фотография не отлича­лась четкостью.

Промучившись с лупой над этими годами, мы пришли к заключению, что цифра «7» не соответствовала действительности. От года ос­нования полка сохранилась только одна послед­няя цифра, которая была или «6», или «8», а год юбилея позволяли определить ясно только три первых цифры «189».

Лента по борту была темная, но какого имен­но цвета, установить было невозможно.

Несомненно, знамя было образца 1894 г., то есть выданное между 1894 и 1900 г. Надпись от­личия была расположена вокруг иконы, а не под ней, на Георгиевской ленте, как это дела­лось на знаменах образца 1900 г.

Отдельно находилась Георгиевская лента с двумя тяжелыми кистями и прекрасной сохран­ности орден св. Георгия 3-й ст., выломанный из копья.

Алленштейн напоминал раньше всего о тра­гедии XIII корпуса. В 1-й пехотной дивизии все знамена были обр. 1900 г., а в 36-й, хотя и все полки имели Георгиевские знамена «За Севас­тополь», но только 141-й пех. Можайский полк имел знамя подобное найденному, но с датами «1796-1896».

Раньше всего следовало точно определить юбилейные даты и цвет борта полотнища (крас­ный для 1-го полка дивизии, синий для 2-го, бе­лый для 3-го и зеленый для 4-го).

Вновь опрошенная дирекция музея ответила, что даты удалось расшифровать, а именно «…8­-1898», а цвет борта зеленый.

Во всей русской армии только 6 полков име­ли Георгиевские знамена «За Севастополь», об­разца 1894 г., с надписью под вензелем «1798­-1898».

14-й пех. Олонецкий — борт синий 30-й пех. Полтавский — синий 47-й пех. Украинский — белый 55-й пех. Подольский — белый 135-й Керчь-Еникальский — белый 147-й Самарский — белый Из наших поисков сразу можно было исклю­чить четыре последних полка, имевших на сво­их знаменах белые борты. К тому же знамена 55-го, 135-го и 147-го полков были вывезены из России при эвакуации белых армий, а 47-й ни­когда не дрался в Восточной Пруссии.

С зелеными бортами подобные знамена бы­ли только в 64-м пех. Казанском и в 116-м пех. Малоярославском полках. Но на первом стояло «1700-1800-1900», а на втором «1797-1897». Оставалось предположить, что цвета со временем изменились и синий цвет был принят за зеленый.

Тут пришла на помощь Я. В. Рихтер. Она лично осмотрела знамя и вот что она написала:

«Знамя очень пострадало, в особенности обо­ротная сторона. Она, можно сказать рассыпа­ется, поэтому невозможно разобрать, что на ней изображено. Только по краям видны над­писи «За Севастополь в 1854 и 1855 годахъ». Цвет бортов зеленый с синим оттенком, но под влиянием сырости и темноты он мог изменить­ся. Числа же и орнаменты определенно синего цвета. Лицевая сторона лучше сохранилась (парчевая вышивка), по углам – государственные гербы, а в центре, под вензелем Государя, юбилейные даты. Неясны первые три цифры, а последняя «8» ясная, четки также «1898». Ге­оргиевские ленты сохранились хорошо, а Геор­гиевский крест в прекрасном виде».

Так как цвета надписей и узоров соответ­ствовали во всех полках дивизии, кроме тре­тьего (борт белый, надписи и узор красные), то не трудно было прийти к заключению, что борты интересующего нас знамени были синие.

Таким образом знамя безусловно принадле­жало или 14-му пехотному Олонецкому полку, или 30-му пехотному Полтавскому.

Оба эти полка имели совершенно тождест­венные полотнища, даже икона на них была одинаковая (Св. Петр и Павел).

Оба они входили в состав 2-й армии. Олонец­кий полк был в VI корпусе ген. Благовещенско­го, а Полтавский в XV, генерала Мартоса.

VI корпус окружен не был, но Олонецкий полк выдержал тяжелые бои и потерял полови­ну своего состава, причем некоторые его части были окружены и погибли целиком. Возможно, что попавшее в критическое положение знамя было зарыто и тем спасено от позора плена. О судьбе его в печати мы не встречали никаких данных, даже в рапорте генерала Пантелеева.

30-й пех. Полтавский полк погиб почти це­ликом. Древко от его знамени, без навершия, было найдено немцами в обозе. Полк. Ашехманов в свое время писал, что по приказанию ко­мандира полка, полк. Гаврилицы, полотнище было разрезано и куски его поручены офице­рам, которые хранили их в плену.

Осенью 1914 г. в лагере под Виллингеном немцы нашли в вещах пленного офицера кусок полотнища, один из четырех угловых двугла­вых орлов, и поместили его в Цейхгаузе, с над­писью «вероятно, 29-го пех. Черниговского пол­ка», что не соответствовало действительности, так как знамя Черниговского полка было спасе­но и вернулось в Россию.

Русское знамя, зарытое в 1914 г. на полях боев Восточной Пруссии и найденное поляками в июле 1969 г. (Фотография Музея Польской армии).

Хотя немцы и не указали фамилии и полка офицера, но можно предположить, что он был Черниговцем. Отсюда и предположение, что ку­сок полотнища принадлежал этому полку. Но вокруг орла находилась синяя полоска, что   позволило Ашехманову предположить, что он был от знамени 30-го пех. Полтавского полка.

Все это казалось допустимым. Черниговцы и Полтавцы дрались бок о бок и к концу боев пе­ремешались. В момент разделения полотнища вокруг полковника Гаврилицы могли быть и офицеры Черниговского полка. Один из них мог взять на хранение кусок полотнища братского полка.

Для окончательного опознания знамени не­обходимо было установить, где, точно, оно было найдено.

Пришлось сравнивать немецкие старые кар­ты с современными польскими. Оказалось, что Хвалибоги — это тот самый Каннвизен, к югу от которого застрелился генерал Самсонов, в ра­йоне которого остатки XV корпуса, а среди них и Полтавцы, тщетно пытались пробиться чрез немецкое окружение, замкнувшееся на дороге Нейденбург (Нидзица) — Вилленберг (Влельбарк).

У Каннвизена частей Олонецкого полка быть как будто бы не могло.

Итак, найденное поляками в этом году рус­ское знамя безусловно принадлежало Полтав­скому полку. Оно было зарыто по приказанию полковника Михаила Ивановича Гаврилицы.

Все историки единогласно утверждают, что Полтавский полк дрался с исключительной храбростью и в бою 23 августа у Орлау, и осо­бенно в боях 27, 28 и 29 августа под Ваплицем, где им было взято немало пленных и трофеев. Зарыв свое знамя, он спас его от совершенно незаслуженного этим славным полком бесче­стия плена.

В докладе правительственной комиссии ген. Пантелеева было указано, что «знамена пехот­ных полков 24-го Симбирского, 30-го Полтав­ского и 32-го Кременчугского по показаниям некоторых из чинов этих полков, возвратившихся в Россию, были зарыты в Германии и места их нахождения точно известны».

Знамя Полтавского полка пролежало в зем­ле 55 лет!… И вернулось в ту же Варшаву, из которой оно вышло в поход в 1914 году.

Таким образом, версия, сообщенная полк. Ашехмановым о хранении в плену кусков это­го знамени и которую мы воспроизвели в нашей статье о знаменах армии Самсонова (см. «Во­енную Быль» № 74), не соответствует действи­тельности.

Но тогда, какому знамени принадлежал угол, найденный немцами в лагере под Виллингеном?

Кусок этот, судя по вышивке орла, безуслов­но принадлежал полку, имевшему знамя образ­ца 1894 г., второму полку в своей дивизии (си­няя кайма).

Такой полк во 2-й армии был только один, а именно — 22-й пехотный Нижегородский 1). Об его знамени ген. Пантелеев доносил Государю Императору: «От знамени 22-го пех. Нижего­родского полка спасены юбилейные ленты и скоба, но о самом знамени этого полка точных сведений не имеется».

Возможно, что полковник Захарий Алексан­дрович Мейпариани приказал знамя разделить между офицерами, среди которых был и один Черниговец. Несшие ленты и скобу пробились в Россию, а другие попали в плен. Во всяком случае ни одна часть знамени Нижегородцев, кроме этого угла (если наше предположение подтвердится), в руки немцев не попала.

Полк. П. Н. Богданович пишет: «Прекрас­ный, боевой Нижегородский полк был грозным оружием в руках его доблестного командира полковника Мейпариани».

Может быть среди читателей «Военной Бы­ли» есть лица, знающие что-либо об обстоя­тельствах спасения этих знамен. Будем им при­знательны за их указания.

С. Андоленко

_________________
1) Мы имеем в виду полки, входившие в состав окруженных корпусов. В Восточно-Прусской операции принимал участие и 62-й пех. Суздальский полк (зна­мя обр. 1894 г., борт синий), но, насколько нам извест­но, знамя его особенной опасности никогда не подвер­галось.


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв