Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Бой 18-ой пехотной дивизии 18, 19 и 20 октября 1914 года под п. Опатов. – Ген.-лейт. Папенгут



18 октября, выполняя приказ корпусу, ди­визия выступила двумя колоннами: правая, генерала-майора Михелиса (2-ая бригада, 2-ой дивизион 18-ой артиллерийской бригады и 14-ый мортирный дивизион), по дороге Подоле-Бржезе-Властов, и левая, генерала-майора Михайлова (1-ая бригада и 1-ый дивизион 18-ой артиллерийской бригады), — из Цмелева на Калишаны-Малицы-Липник.

По сведениям разведки, неприятель, после боя на переправах через реку Каменная, ото­шел на юг, имея в районе Малицы-Бржезе пе­редовые части.

Авангард левой колонны в 2 часа дня при выходе из деревни Герчицы был встречен ар­тиллерийским огнем со стороны деревни Мали­цы; передовые части неприятеля, по-видимому, наступали. Авангард 2-ой батальон 70-го пе­хотного полка и 8 орудий) тотчас же развер­нулся и, продолжая наступать, заставил пере­довые части противника отойти за деревню Малицы. Пройдя деревню Малицы и высоту к югу от деревни, авангард был сразу встречен настолько сильным ружейным и артиллерий­ским огнем, что, несмотря на усиление его од­ним батальоном Ряжского полка влево и од­ним Рязанского полка, развернувшимся впра­во, и на огонь всех батарей дивизиона, попыт­ка атаковать противника и преследовать даль­ше не увенчалась успехом. В виду наступле­ния темноты, колонне приказано было остано­виться и укрепиться на занятых ею позициях. 70-ый Ряжский полк, имея 4-ый батальон в резерве, занял позицию по южной опушке леса, что к юго-западу от деревни Малицы. 3 баталь­она Рязанского полка наступали от деревни Герчицы по оврагу на деревню Дзероженя в строю по-ротно. Дойдя до сараев к югу от Жолчице, два батальона были оставлены генерал- майором Михайловым в качестве бригадного резерва, а один батальон, выставив роту для удлинения фронта батальона боевой линии (западнее ф. Гоздава), остался на северной опушке леса в полковом резерве. Все три бата­реи 1-го дивизиона к 8 часам вечера перемени­ли позиции и стали, перейдя ручей, западнее Господского двора Малице.

Правая колонна, не тревожимая противни­ком, дошла авангардом до деревни Бржезе. Здесь генерал-майор Михелис, получив сооб­щение о бое в 45 дивизии к югу от Опатова и просьбу поддержать ее, решил выдвинуть главные силы на Вонвержево-Окалина для со­действия 45-ой дивизии; но в это время про­тивник открыл огонь из орудий по авангарду бригады со стороны деревни Влостова, оказав­шейся занятой значительными силами, вслед­ствие чего генерал-майор Михелис это реше­ние отменил и поддержал 45-ую дивизию лишь 2-мя батальонами 71-го пехотного полка, на­правленными на Окалина. Энергичным насту­плением авангарда 2-ой бригады, при содейст­вии огня 4-ой батареи, противник был сбит с высот у деревни Карвова, и авангард к ночи расположился в окопах между Карвова и Влостовом; кроме того, ввиду обнаружения неприятеля к югу от деревни Окалина, один ба­тальон Тульцев был выдвинут к деревне Тудоров.

Ночь прошла в редкой ружейной перестрел­ке с противником.

Ввиду полной необеспеченности левого фланга дивизии (83 пехотная дивизия еще не вышла на общую линию фронта) — ночью от­дано было приказание перевести два батальо­на Белевцев на левый фланг к деревне Менченице; остальные два батальона Белевского полка, выдвинутые ранее на Опатов, были переведены к деревне Дзерожня. Испол­няя возложенную на дивизию задачу, я приказал утром 19-го октября атаковать не­приятеля. Это приказание еще не было приве­дено в исполнение как неприятель на всем фронте дивизии сам перешел в энергичное на­ступление. Ружейным, пулеметным и орудий­ным огнем наступление удалось остановить на правом фланге и в центре. В 9 часов обнару­жился охват значительными силами нашего левого фланга; расположенные уступом сзади две роты Ряжского полка сразу понесли боль­шие потери и держались с трудом; в это вре­мя, два батальона Белевского полка, еще с ве­чера переведенные к деревне Менченице, успе­ли подойти, удлинили фланг Ряжцев, став­ши уступом сзади, и огнем приостановили на­ступление неприятеля.

В 10 часов утра, виду явного желания не­приятеля нанести нам удар в левый фланг, остальные два батальона Белевцев также бы­ли переведены к деревне Менченице. В 1 час дня обнаружилась новая ожесточенная атака на фронте Ряжского полка, с глубоким охва­том фланга, на высоту восточнее Менченице. Двинутый в этом направлении 1-ый батальон Белевского полка подполк. Даценко, выйдя на высоту, оказался уже обойденным и подвергся ружейному и пулеметному огню с фронта, фланга и даже тыла; быстро оценив обстанов­ку, подполк. Даценко со своим батальоном стремительно, без выстрелов, бросился в ата­ку на центр обходящих частей, где были пу­леметы неприятеля; через 10 минут пулеметы были уже в руках Белевцев, линия неприяте­ля прорвана, и батальон, поддержанный дру­гим подошедшим батальоном, начал преследо­вать бегущего Неприятеля, захватывая много пленных. Отход неприятеля на фланге позво­лил и остальным двум батальонам Белевцев перейти в наступление с высоты южнее Мен­ченице, атаковать лес и выбить из него непри­ятеля. Таким образом весь Белевский полк атаковал обходящие части противника в на­правлении на восток на деревню Пиляшов и ф. Рогаль. Дойдя до высот восточнее ф. Ро­галь, батальоны были остановлены команди­ром полка, продолжая обстреливать отходя­щие на шоссе колонны неприятеля. Ввиду на­ступления темноты, полк расположился на ночь в деревне Пиляшов, заняв передовыми частя­ми южную опушку леса, что севернее деревни Доброцице, выставив охранение и выслав впе­ред команду разведчиков. На левом фланге охранение связалось с охранением 6-го Стрел­кового полка, выдвинутого к вечеру для обес­печения левого фланга дивизии.

На фронте дивизии весь день противник вел атаки то против Рязанцев, то против Туль­цев, но везде, с успехом был отбиваем огнем. Части наши понесли значительные потери.

Белевцами при контр-атаке было взято 4 пулемета и более 1.000 пленных.

Ночью получено было приказание коман­дира корпуса атаковать 20 октября с рассве­том позицию противника на всем фронте кор­пуса. Начало атаки — 6 часов утра. Ввиду то­го, что сильный опорный пункт, завод в дерев­не Влостов, без подготовки артиллерийским огнем взять было чрезвычайно трудно, мною было приказано атаку этого пункта начать на полчаса позже, предварительно подготовив ее коротким шквальным огнем мортирных и лег­ких батарей, заранее с вечера нацеленных; чтобы не мешать внезапности атаки, огонь бы­ло приказано открыть лишь после начала ата­ки на остальном фронте.

В 6 часов утра все части двинулись в ата­ку; Ряжцы и Рязанцы заняли деревню Лип- ник, стремительно ворвались в окопы (дове­денные неприятелем до усиленной профили с бойницами, козырьками и траверсами), пере­кололи часть спавших людей, остальных об­ратили в бегство; после короткого шквального огня батарей, завод был также взят атакою в штыки. Тульцы ворвались в деревню Влостов, захватили 9 орудий, пулеметы и много плен­ных. Успех был полный; необходимы были хоть небольшие свежие части, дабы, влив их в крайне утомленные двухдневными боями полки, закрепить за собой взятое; таких ча­стей не было: все частные резервы были из­расходованы для удержания накануне наших позиций, а резерв дивизии (Велевский полк) был на левом фланге, исполняя важную само­стоятельную задачу. В это время (как показы­вали пленные) к неприятелю подошли подкре­пления и он густыми цепями, в значительно превосходящих нас силах, перешел в контр­атаку по всему фронту. Под этим неудержи­мым напором массы неприятеля, наши утом­ленные двухдневными боями полки медленно, шаг за шагом, принуждены были податься не­много назад. Наша артиллерия своим огнем сдерживала неприятеля, нанося ему большие потери. Тульский полк отошел на свою старую позицию, вывезя из 9 взятых орудий лишь че­тыре; Рязанцам и Ряжцам удалось сначала удержаться на шоссе, но и им к 2 часам дня пришлось отойти на высоты к югу от Лешке и Липника. На этих позициях нам удалось остановить упорное наступление неприятеля, и он занял лишь свои старые окопы, не продвинувшись ни на шаг вперед.

Велевский полк, имевший целью охватить правый фланг позиции неприятеля на высоте 1.800 деревни Голембиев, значительно задер­жанный в своем наступлении сильным артил­лерийским огнем противника и крайне пересе­ченной местностью, втянулся в лес, южнее де­ревни Мендзыгорже. В 4 часа дня к деревне Малая Никисалка подошел один батальон 5-го Стрелкового полка, направленный мною с разрешения командира корпуса, ввиду крайне тяжелого положения в распоряжение генерал- майора Михелиса на поддержку правого флан­га Тульского полка.

К 5 часам дня обстановка сложилась сле­дующая: Тульский, Рязанский и Ряжский пол­ки, утомленные непрерывным боем, занимали окопы в 600-800 шагах от неприятеля под сильным огнем противника, причем даже ре­зервы не имели естественных прикрытий и несли потери; Велевский полк, наступая по оврагу и лесу южнее Мендзыгорже, вышел на южную опушку леса к шоссе, имея укреплен­ную позицию неприятеля в 500 шагах и сразу был встречен сильнейшим ружейным, пуле­метным и орудийным огнем противника. Оста­ваться в таком положении далее было риско­ванно, так как наступление 83 пехотной диви­зии кончилось неудачей и она была принуж­дена отойти на левый берег Опатовки и, таким образом, выдвинутое положение Белевского полка становилось весьма опасным; резервы все израсходованы. Только сильный и удач­ный удар мог восстановить силы людей, заме­нить недостающий резерв, обеспечить фланг и вырвать победу из рук противника. Сознавая всю важность для общего успеха операции, прорвать линию неприятельского расположе­ния, хотя бы в одном пункте, в 5 часов вече­ра я отдал приказание, после короткой шквальной подготовки огнем всех наших ба­тарей стрелкового и тяжелого дивизионов, всем полкам одновременно атаковать против­ника, охватывая Белевским полком правый фланг неприятеля в направлении на деревню Голембиев.

В 6 часов вечера, когда наступали уже су­мерки, полки стремительно бросились без вы­стрела на неприятельские окопы. Могучее ура, начатое Белевским полком, волной прокати­лось по всему фронту. Белевский полк во­рвался в укрепления правого фланга неприя­теля, штыками выбил гарнизон, захватил две батареи, пулеметы, опрокинул резерв, взял много пленных и, увлекшись победой пресле­дуя в панике бегущего неприятеля, распрост­ранился по всему полю вокруг деревни Голем­биев. Ряжцы и Рязанцы ворвались в окопы и выбили неприятеля, захватив пулеметы и пленных. Тульский полк атаковал завод, взял вновь свои трофеи и много пленных. С тру­дом удалось собрать увлекшихся преследо­ванием людей и удержать их на занятой пози­ции; необходимо было прочно укрепиться на высотах к югу от шоссе, дабы противостоять возможной контр-атаке неприятеля надо бы­ло образовать резерв Но неприятель в контр­атаку перейти уже не мог: его линия была про­рвана, сопротивление сломлено, и две дивизии неприятеля, бывшие перед фронтом 18-ой ди­визии, не выдержав могучего натиска русско­го солдата, бежали, оставя в наших руках 3 гаубицы, 16 легких орудий, 17 пулеметов и 3.000 пленных (74 офицера). Наши потери: 34 офицера и 1.764 нижних чина. На следующий день обнаружилось полное отступление всей австрийской армии на левом берегу Вислы.

В приказании, найденном при одном из пленных офицеров, между прочим, говорится: «В этом решительном сражении все, до боль­ных и усталых, должны бороться до последней капли крови, это — вопрос чести. Позиция должна быть удержана». Таково значение бле­стящей победы 18-ой пехотной дивизии в трех­дневном бою под Опатовым 18-го, 19-го и 20-го октября 1914 года, где войска дивизии с че­стью отомстили врагу за потери, нанесенные им нашим славным товарищам, Стрелковым полкам, под тем же Опатовым.

Доблесть нижних чинов и офицеров пол­ков дивизии и батарей не поддается описанию. Все, до одного, в этом бою, одушевленные еди­ною мыслью — победить врага, честно испол­нили свой долг перед Царем и родиной.

Начальник дивизии Ген.-лейт. Папенгут

Добавить отзыв