Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday April 23rd 2017

Номера журнала

Бой на Злотой Липе Тоустобабы-Хорожанка. – Полк. Архипов



26 Августа 1916 года

После ряда отходов по Галиции наш 22-ой армейский корпус в середине августа 1916 го­да занял позицию на западном берегу реки 3ЛOТА ЛИПА, приблизительно по линии Завалув — Тоустобабы — Ярборов, имея перед собой пози­цию австро-германцев вдоль долины Суходола, примерно по линии Гнильче — фольварк Щуровский — высота 368 — Хорожанка — Кончаки.

Противник укрепился на высотах восточнее Хорожанка, но южнее дороги Хорожанка — То­устобабы вел к нашей позиции покатый и ши­рокий выступ, назовем его «мыс», сильно укре­пленный пятью рядами окопов, связанных хо­дами сообщения и защищенных проволокой.

Разрабатывая вопрос прорыва неприятель­ской позиции, командир корпуса, генерал-лей­тенант барон Бринкен, остановился на плане прорыва центра противника в районе д. Хоро­жанка, использовав наше сближение с позицией противника. Каждую ночь нами закладывались параллели и мы подошли близко к высотам 368-382-372. Командир корпуса предлагал, сосредо­точив ночью в последней параллели ударные части и пробив накануне и на рассвете проходы в проволочных заграждениях, атаковать пози­цию.

Будучи вр. и. д. начальника штаба корпуса, я обошел большую часть наших окопов с целью выяснить на месте обстановку. Был и в парал­лелях, продвигавшихся каждую ночь все бли­же к противнику. Но так как «мыс» неприя­тельской позиции висел слева над нашими па­раллелями и с него австрийцы простреливали бы во фланг как параллели, так и атакующие наши цепи, то я пришел к выводу, что следует атаковать самый «мыс», по отношению к ко­торому мы сами занимали охватывающее поло­жение. С моим мнением согласились и команди­ры полков: 4-го Финляндского стрелкового пол­ковник Меньшов и 9-го Финляндского стрелко­вого, хотя им как раз и приходилось атаковать этот «мыс».

Доложил я об этом командиру корпуса, но он оставался непреклонен. Он говорил: «Мыс сильно укреплен, там 5 рядов окопов, проволо­ка; прорвав даже первую линию, мы должны еще рвать и следующие, в то время как овла­дение высотами дает нам сразу выход в тыл, захват артиллерии и «мыс» падет сам собой».

Несмотря на то что я продолжал возражать, командир корпуса приказал писать приказ на атаку высот. Тогда я настойчиво предложил ему самому на месте проследить параллели и убе­диться в том, при каких условиях придется ата­ковать высоты. Мы проехали с ним ночью на позиции и пробрались в последнюю, еще не го­товую, параллель. Работа в параллелях продол­жалась, и пули австрийцев щелкали из наве­денных еще засветло ружей. Командир корпу­са горячился и продолжал доказывать, что на­до рвать на высоты, раз уже в параллелях мы к ним так приблизились.

Но я продолжал отстаивать свой план: ата­ковать «мыс», по отношению к которому мы уже заняли охватывающее положение; доказывал я и что в этом направлении нам легче будет про­бить проходы в проволоке; что же касается 5 рядов окопов на «мысу», то я утверждал, что они не могут иметь большого значения в силу того, что противник не имеет достаточно сил, что­бы занять их все. Мой план поддерживал быв­ший с нами в параллели командир 4-го полка полковник Меньшов. Взошло солнце, в д. Хорожанке австрийский оркестр сыграл хорал, си­девшие на деревьях австрийские часовые нача­ли нас обстреливать. Мы продолжали спорить, но в конце концов сумели убедить командира корпуса в том, что наш план атаки лучше: он уступил и приказал писать приказ, отвечавший моим настойчивым доказательством: атаковать «мыс».

На рассвете 26 августа началась артиллерий­ская подготовка; благодаря хорошей видимости на главном участке атаки она дала хорошие ре­зультаты: на «мысу» были пробиты широкие проходы. В тоже время из наших последних па­раллелей против Хорожанки нами велось де­монстративное наступление. Однако обмануть австрийское командование этим не удалось: по­чувствовав угрозу «мысу», австрийцы двинули из резерва поддержку в этом направлении; эти их резервные цепи, пренебрегая даже ходами сообщения, бодро двинулись по «мысу» вниз, в первую линию окопов. Меткий огонь нашей ар­тиллерии не остановил австрийцев, которые, хо­тя и с потерями, но дошли до первой линии око­пов. Но спасти положение «мыса» это не мо­гло. Дружные атаки 4-го и 9-го Финляндских стрелковых полков через пробитые проходы привели вскоре к захвату «мыса» и создали, как я и предсказывал, угрозу во фланг центра­льной позиции. Противник все же пытался со­противляться. Против правого фланга 1-ой Фин­ляндской стрелковой дивизии со стороны фоль­варка Щуровского были двинуты в контратаку 2 батальона босняков. Однако частями 2-ой Фин­ляндской стрелковой дивизии, поддержанными из дивизионного резерва батальоном 1-го Фин­ляндского стрелкового полка под командой пол­ковника Данилова, босняки были опрокинуты, смяты и сдались.

Бой окончился полной победой. Позиция противника была прорвана, пленных было за­хвачено около 5.000 человек, из них до 1.000 гер­манцев, Артиллерию захватить не удалось: она была расположена на западном берегу Суходо­ла в районе Хорожанки. За отсутствием резер­вов, а, главное, кавалерии, не было, к сожале­нию, возможности в полной мере развить до­стигнутый успех на более широком фронте.

За этот бой, вернее за период боев с 7 по 26 августа, я был представлен командиром корпу­са к ордену св. Георгия 4-ой степени и когда это представление было утверждено Георгиевской Думой, а затем Высочайшим приказом, то гене­рал барон Бринкен, благородный человек, поз­дравил меня в торжественной обстановке СВО­ИМ крестом.

Хочу еще отметить редкостное внимание строевых офицеров, участников боя 26 августа, ко мне, офицеру Генерального штаба. Депута­ция в составе из нескольких офицеров разных полков корпуса, во главе с командиром 4-го пол­ка полковником Меньшовым, поднесла мне Ге­оргиевский крест с груди капитана Амасийского. А общество офицеров 4-го Финляндского стрелкового полка, полка прорвавшего 26 авгу­ста позиции противника на «мысу», поднесло мне икону-складень с моим святым Архистрати­гом Михаилом и с надписью «храброму офице­ру и честному человеку».

Полковник Архипов

Добавить отзыв