Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Friday January 21st 2022

Номера журнала

Цветок на могилу. – М. Вольская



Петербург. Яркий зимний день, в который так упоительно визжат повозья извозчичьих санок по снегу. Мимо, по Большому проспекту, громыхает красный, обычно такой интересный трамвай. Но сегодня внимание маленькой девочки, стоящей с санками в руках подле дородной няни в саду, на углу 15-й линии Васильевского острова, поглощено тремя маленькими солдатиками в черных шинелях с золотыми пуговицами, весело скатывающимися с ледяной горки.

— Они игрушечные? – наконец не выдерживает она.

Солдатики отвечают дружным смехом, а няня степенно поясняет, что это «двоюродные братцы» Гога, Витя и Кока.

Весной, в Румянцевском сквере набухают почки и зеленеет трава, точно в деревне. На Неве весело гудят пароходики, а шум города доносится издалека. На скамейках расположились солидные няньки, детвора копошится в куче золотого песка подле памятника. Солнце припекает, кружится мошкара… И вдруг тишина майского утра наполняется шумом, говором, смехом.

— Няня, солдатики…

Вся Кадетская линия кажется наводненной ими: маленькими, большими, средними. На решетке Румянцевского сквера висит детвора и провожает их восхищенными глазами.

 

—————-

 

Мелькают годы. Изменился Петербург. На фасадах полыхают белые с красным крестом флаги, видны раненые, защитный цвет заменил пестрые военные формы. Остались только черные с красным околышем кадетские фуражки. К бабушке, в отпуск, приходят кузены Митя и Бобка. У них погоны не красные, как у Коки, а синие с красным кантом. Про Гогу и Витю они говорят с насмешкой, а про свой корпус поют:

«То не больница психопатов,
Не дом монахов и попов,
То славный наш кадетский корпус –
Обитель Ждановских Китов…

Это, впрочем, не мешает им играть с кузиной в санитаров, с помощью добытых из буфетной салфеток, которые затыкаются, на подобие передников, за ремень. Это модная игра. В «лазарет» играет все подрастающее поколение России. Пока это еще только «игра».

 

————————–

 

Столица, которая давно уже называется Петроград, изменила свое лицо. Она потускнела, поблекла. Над ней прокатилась революция семнадцатого года. Изменился еще больше облик военных. От прежнего остались только одни кадетские формы – те же черные с красным околышем фуражки, те же черные шинели с золотыми пуговицами и красными, синими, белыми петлицами, те же мундиры и гамнастерки с красными, синими, белыми и золотыми погонами. И те же на них вензеля

Давно уже отзвучали выстрелы на западной границе. Давно подписан Брест-Литовский мир. Идет междуусобная война в России и по-прежнему льется русская кровь, теперь уже только на родной земле…

Юг России. Добровольческая армия. Изгнание… И длинный длинный крестный путь: Константинополь, Галлиполи, Варна, Бела Црква. И там, в эмиграции, в стране, где приютил их король, тоже носивший когда-то форму русского кадета, те же черные с красным околышем фуражки, тот же воинский дух, те же песни:

«Раздавайтесь, напевы победы…»

А потом новый шквал – и еще больше могил…

Давно расстрелян в Белой Церкви, на Украине, кузен Гога, погиб у Колчака – Витя, в Москве, во время восстания юнкеров, убит Кока, в Керчи, врошенной в каменоломни бомбой, разорван в куски четырнадцатилетний Митя…

В Ленинграде, где против Николаевского вокзала, на памятнике императору Александру III красуется безвкусная надпись, на Васильевском Острове, по-прежнему краснеет силуэт Меньшиковского дворца и старые деревья Румянцевского сквера стыдливо прикрывают новую надпись над аркой входа, из которого, как из каждого, разбросанного по всей необъятной России, корпуса, выходили некогда поколения честных русских солдат…

Спите с миром русские Гоги, Вити, Коки, Мити и Бобки – иже имя легион – вы не забыты нами.

М. Вольская.

Добавить отзыв