Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

Ратные знаки отличия допетровской Руси. – Евгений Молло



В допетровской Руси за ратную службу жаловались «золотые». Так назывались слу­чившиеся в великокняжеской казне инозем­ные золотые монеты, а также и «золотые мос­ковского дела». И те, и другие рассматрива­лись, как знаки отличия, ибо золотого денеж­ного обращения на Руси не было.

В Эрмитаже хранится, «золотой московско­го дела» Иоанна Грозного, на обеих сторонах которого выбиты двуглавые орлы и переходя­щая с лицевой стороны на оборотную надпись: «БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ ГОСУДАРЬ И ВЕ­ЛИКИЙ КНЯЗЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ ВСЕЯ РОССИИ, ВЛАДИМЕРСКИЙ, МОСКОВСКИЙ, НОВГОРОДСКИЙ, ПСКОВСКИЙ, ТВЕРСКОЙ, ПОЛОТСКИЙ, ЦАРЬ КАЗАНСКИЙ, ЦАРЬ АСТРАХАНСКИЙ». Это, конечно, не монета, но наградная медаль. Подобные же «золотые» чеканились и в последующие царствования.

Жаловались «золотые V за всякую ратную службу: и за походы, и за «осадное сидение», и за «полонное терпение», и за то, что «прямо служат».

Наградным делом в допетровской Руси ве­дал «Разряд», совмещавший функции Воен­ного Министерства и Капитула Орденов. Там велись Разрядные книги, составлялись Разда­точные росписи, сочинялись сказываемые при раздаче «золотых» речи.

Для раздачи «золотых» Царь назначал со­ответствующее по родовитости и по чину лицо. По приезде посланный прежде всего спраши­вая воеводу «с товарыщи» от царского име­ни о здоровье, говорил им составленную в Раз­ряде речь и вручал им их «золотые». Затем спрашивались о здоровье, выслушивали речь и получали «золотые» остальные начальные люди, а под конец спрашивалось о здоровье, слушало речь и получало «золотые» (золочен­ные копейки)и войско.

Вот образец «разрядного» красноречия: «В нынешнем во 125 году, майя в 18 день писали к нам, Великому Государю, Царю и Вели­кому Князю Михаилу Федоровичу всеа Руси, боярин князь Юрий Екшеевич Сулешов с товарыщи, и прислали с сеунчем *) князя Пет­ра Борятинского, что майя в 14 день приходи­ли под Дорогобуж полковник Чаплинский, а с ним многие польские и литовские люди и чер­касы, и вам с теми людьми под Дорогобужем был бой, и польских и литовских людей и чер­кас побили на голову и языки многие и знаме­на и литавры поимали, а в языцех взято ли­товских людей 240 человек и топтали тех ли­товских людей разными дорогами за реку за Уржут до Дорогобужа двадцать верст. И то зделалось Божиею милостию и Пречистыя Бо­городицы помощию и заступлением, и всех Святых молением, а отца нашего Великого Господина преосвященного митрополита Фила­рета Никитича, и матери нашей Великой Государыни старицы иноки Марфы Ивановны молитвами, а нашим Царским счастьем, а бо­ярина нашего и воеводы князя Юрия Екшеевича Сулешова с товарищи промыслом и радени­ем, а вашею к нам прямою службой, и за вашу службу пожаловали есмя вас, послали к вам с нашим Царским жалованным словом и з золотыми. И вы бы и впредь нам служили, над польскими и над литовскими людьми нашим делом промышляли, сколько милосердный Бог помочи подаст, а мы вас за вашу службу по­жалуем нашим Царским жалованьем».

Итак, за ратную службу на Руси жалова­лись медали задолго до Петра Великого. Пред­назначались ли они для ношения? Жалуемые на золках цепях золотые» высших степеней, конечно, носились. Что же касается ос­тальных, то единственным дошедшим до нас сведением о ношении таковых являются сле­дующие строки в воспоминаниях Флетчера: «Тому, кто отличится храбростью перед дру­гими или окажет какую-либо особенную услу­гу, Царь посылает золотой с изображением св. Георгия на коне, который носят на рукавах или шапке, и это почитается самою большою по­честью, какую только можно получить за ка­кую бы то ни было услугу».

Пожалование «золотыми» продолжалось и при Петре Великом. Так за службу под Азовом Шеину был пожалован «золотой» в 13 червонцев, Лефорту — в 7 червонцев, Гордо­ну и Головину — в 6 червонцев, солдатам же и стрельцам были розданы золоченые копейки.

Желябужский сохранил для нас описание раздачи «золотых» за Эресферское сражение в 1701 году: «И того-ж Февраля в 15 день, на сырное заговенье, после обеден, генеральство Адама Адамовича Вейде, драгунского полка Ефима Андреевича Гулица полк с начальны­ми людьми, также все пехотные полки стоя­ли полковым ополчением за Великою рекою на полях. И в то время приехал в начале к дра­гунскому Ефимову полку Гулица он Александр Меньшиков, спрашивал о здоровье и милости­во службу похвалил, также и всех пехотных полков. И после того, по указу Государеву, из разрядного шатра раздаваны полковникам и начальным людям золотые, а драгунам и сол­датам всякому человеку дано по рублю».

Евгений Молло.

__________
*) «Сеунч» — известие о победе.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв