Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday November 19th 2017

Номера журнала

Николаевское Артиллерийское Училище. – H. Апостолов



Проект открытия четвертого артиллерийского училища, которое находилось бы в г. Киеве, был разработан и утвержден еще в 1913 году, но за отсутствием кредитов оно было открыто лишь в октябре 1915 года. В так называемой «Кадетской Роще» училищу был отведен участок в 18 десятин, что позволило иметь там громадную площадь для производства на ней батарейных учений. Такого большого учебного плаца не имели ни Михайловское, ни Константиновское, ни Сергиевское артиллерийские училища.

Свою деятельность училище начало 15 октября 1915 года, когда около 180 юнкеров 1-го выпуска, составивших одну батарею, начали прохождение трехлетнего курса артиллерийских училищ, который, по условиям военного времени, они должны были пройти в несколько сокращенном виде в течение всего лишь нескольких месяцев. Некоторую часть юнкеров составляли прибывшие с фронта вольноопределяющиеся, в большинстве своем — Георгиевские кавалеры, затем — студенты различных высших учебных заведений, кадеты и гимназисты, поступавшие по конкурсу аттестатов.

До окончания постройки собственного здания училище временно помещалось в сырой и холодной казарме, не имевшей даже водопровода и плохо отапливавшейся, а так как зима 1915-16 гг. выдалась очень суровой, то юнкерам, получившим почему-то только летнее обмундирование, пришлось сильно мерзнуть.

Ввиду того, что в училище не было еще старшего и младшего курсов, а один единственный курс, не было никакого «цука», дисциплина же, хотя и была строгой, но в то же время была вполне разумной. Когда, например, на экзамене отдания чести некоторые юнкера из бывших вольноопределяющихся подтрунивали над поступившими в училище «со стороны» и это было замечено начальством, эти юнкера были оставлены на неделю без отпуска, «для сбития с них спеси».

Честь открытия журнала взысканий («стрекозы» по-юнкерски) принадлежит юнкеру Апостолову, получившему два дневальства не в очередь за то, что не досмотрел до конца примечания к «Инструкции», разрешавшей отпуск юнкерам до 1 часа ночи для посещения театра, но не кино-театра. Юнкер же Апостолов, получив 26 ноября как Георгиевский кавалер отпуск вне очереди, по возвращении в училище предъявил билет в… кино.

Юнкер Кузнецов, будучи в отпуску при шпорах еще до производства в унтер-офицеры, шел по Крещатику. Заметив курсового офицера, юнкер забежал в первый попавшийся магазин, оказавшийся магазином музыкальных инструментов, и там, за каким-то роялем, поспешил снять злополучные шпоры. За такое отсутствие «гражданского мужества» юнкеру Кузнецову был объявлен перед строем батареи выговор и он получил три дневальства не в очередь.

Наоборот, юнкер Мацеевич, оказавшийся в театре Соловцева одетым не совсем по форме, но с большим «шиком» и тоже при шпорах, не «сдрейфил», а лихо отдал честь штабс-капитану Лалевичу. Как будто бы в награду за присутствие духа никакого взыскания не последовало, а командир батареи, полковник Александровский, осматривая перед производством офицерское обмундирование выпускных юнкеров, заметил юнкеру Мацеевичу: «Вам очень идет офицерская форма. Правда, еще и будучи юнкером, вы всегда одевались «с шиком»!».

После отбытия лагерного сбора в бараках Константиновского военного училища и курса стрельбы на Дарницком полигоне, 14 мая 1916 года состоялось производство в офицеры первого выпуска юнкеров Николаевского артиллерийского училища. Несмотря на трудные условия, в которых протекало их пребывание в училище, из 180 с лишним юнкеров за все время прохождения курса отчислилось лишь двое. Присутствовавший при производстве генерал Чернявский выразил молодым офицерам свое восхищение их чувством товарищества, выразившимся в том, что с общего согласия они предоставили «замыкающему» выпуска юнкеру-кавказцу Жгенти последнюю остававшуюся вакансию на Кавказский фронт, на которую было много желающих.

Сейчас же после производства первого выпуска в училище были приняты юнкера второго выпуска, начавшие занятия 20 мая 1916 года почти в тех же условиях, что и их предшественники, в тех же казармах и с тем же самым командным и преподавательским составом. Темп занятий не замедлялся и невыдержавших напряжения во втором выпуске оказалось больше, около 20 человек, которые и были от училища отчислены. В августе юнкера отбыли лагерный сбор и прошли курс стрельбы в Дарнице.

В октябре училище посетил Государь Император, в продолжение двух-трех дней проводивший с юнкерами по несколько часов в день.

22 декабря 1916 года состоялось производство в офицеры юнкеров второго выпуска. Было произведено около 200 человек.

26 декабря 1916 года приступил к занятиям третий выпуск, последний принесший 28 февраля 1917 года присягу Государю Императору.

В марте училище перешло в законченное постройкой собственное здание.

Революция не внесла никаких ощутительных перемен в жизнь и деятельность училища, как строевую, так и учебную. Вначале несколько осложнял обстановку так называемый «украинский вопрос», на почве которого между юнкерами возникали иногда споры и столкновения мнений, но с течением времени и этот вопрос потерял свою остроту. Вообще же, не поддаваясь всеобщему развалу, юнкера, наоборот, как-то подтянулись. Когда вместе с другими военно-учебными заведениями Киева училище было выстроено однажды перед Городской Думой для выслушания речей революционных деятелей, то на речи эти вместо ожидавшегося «ура» юнкера демонстративно ответили гробовым молчанием.

В феврале 1917 года был начат прием юнкеров четвертого выпуска. Большинство поступивших молодых людей было студентами, но встречались среди них и инженеры, юристы и несколько вольноопределяющихся. Несколько студентов Духовной Академии были вскоре отчислены от училища. В связи с увеличением числа юнкеров была сформирована 2-я батарея.

15 мая 1917 года начался прием пятого выпуска, в котором оказалось много кадет и вольноопределяющихся. Была также группа поляков, по окончании курса в декабре 1917 года отправившихся прямо в польские части и, как дань времени, около 20 евреев. Никто из них курса училища не окончил (один покончил жизнь самоубийством) и, таким образом, евреев-офицеров из Николаевцев-пушкарей не было никогда.

1 июля 1917 года состоялось производство в офицеры юнкеров третьего выпуска.

В конце июля училище было вызвано на усмирение полка «имени Полуботько», отказавшегося выступить на фронт. Применения оружия удалось избежать, и дело окончилось без кровопролития.

Юнкера четвертого выпуска были произведены в офицеры 15 августа 1917 года.

Последний принятый в училище еще перед революцией четвертый выпуск и пятый, особенно надежный по своему составу, начавший занятия в мае 1917 года, в меру возможности старались не допустить проникновения в училище революционной заразы и, надо сказать, в этом вполне преуспели. Присяга Временному правительству прошла в училище без всякого подъема, а один из юнкеров, Демичев, бывший кадет Нижегородского кадетского корпуса, старательный и дисциплинированный юнкер, просто отказался присягать. Училищные солдаты требовали отдачи Демичева под суд, но дело не имело для него никаких последствий благодаря вмешательству начальника училища и членов училищного комитета. Комитет этот, избранный согласно приказу Временного правительства как неизбежная дань времени, имел в своем составе капитана Шуневича, трех бывших кадет и одного вольноопределяющегося и сводил на нет все попытки революционной деятельности училищных солдат, которые, хотя и митинговали, но боясь отправки на фронт, вели себя не слишком вызывающе.

Дисциплина и традиции поддерживались строго. Почти у всех юнкеров в изголовье кровати, рядом с иконкой, красовался, как и раньше, старый, кадетский или прежней части юнкера, погон с сохранявшимся на нем Шефским вензелем.

Весь курс занятий, лагерный сбор и стрельбу, несмотря на бурное революционное время, пятый выпуск закончил полностью.

В этот период училище неоднократно вызывалось на охрану штаба военного округа. В одном из таких караулов был убит юнкер Гопгардт, бывший кадет 2-го Московского кадетского корпуса, явившийся первой жертвой революции среди Николаевцев-пушкарей.

В сентябре 1917 года был начат прием 6-го выпуска, занятия с которым начались 20 сентября. Молодые люди, собравшиеся со всей России, представляли собой пеструю картину: вольноопределяющихся было мало, большинство было штатской молодежи, частью — студенческой. К их изумлению, в эпоху всеобщего развала они нашли в училище стройную и дисциплинированную военную организацию, беспрекословно повинующуюся начальству в лице своих офицеров и портупей-юнкеров. Некоторые из только что поступивших, находившиеся под влиянием революционных идей, быстро оценили невыгодную для них обстановку в училище и просили об отчислении. Так отсеивались и уходили малодушные. Оставшиеся же, вместе с юнкерами пятого выпуска с честью выполнили свой воинский долг до конца и не посрамили имени пушкарей-Николаевцев.

Начиная с 25 октября 1917 года, вместе с другими военными училищами г. Киева, Николаевское артиллерийское училище участвовало в подавлении большевистского восстания, когда был арестован пресловутый Пятаков.

Затем началась сумбурная эпоха смены властей. Появилась Украинская рада, представители которой старались привлечь юнкеров-Николаевцев на службу в формировавшуюся украинскую армию. Время наступало все более и более тревожное. Приходилось уже охранять самое здание училища от покушений «товарищей», мстивших Николаевцам за их участие в подавлении беспорядков в городе после 25-го октября.

К 25-му января 1918 года перед самым захватом Киева большевиками юнкерам пятого выпуска, закончившим курс обучения, еще в декабре 1917 года, были выданы свидетельства об окончании курса и также их послужные списки. Юнкера шестого выпуска получили удостоверения о четырехмесячном прохождении ими курса Николаевского артиллерийского училища. И тем и другим было приказано оставить стены училища и покинуть Киев, пока вокзал не был еще занят большевиками.

Еще в самом начале января 1918 года при украинском гетмане Скоропадском, по приказу генерала графа Келлера в Киеве были сформированы для поддержания порядка в городе (как против большевиков, так и против петлюровцев) офицерские дружины полковников Кирпичева и кн. Святополк-Мирского. При последней была сформирована батарея под командой полковника Шуневича, состоявшая почти исключительно из бывших юнкеров Николаевцев, и которая действовала на Святошинском направлении. В состав батареи входили среди других: фельдфебель Чайко-Чайковский, делопроизв. Н. П. Рклицкий, орудийный начальник одного орудия (импровизированная орудийная площадка на Дарницком направлении) Железко, старший передков Апостолов, К. К. Миллер, ординарец командира батареи, Седов, Монастырский, Татунько и т. д.

Просуществовав почти полтора месяца, батарея, так же как и офицерские дружины, была брошена гетманом на произвол судьбы и расформировалась «самотеком» на Львовской улице, против женской гимназиии Жекулиной. Впоследствии, уже в Добровольческой армии, где дралось с красными большинство офицеров командного и преподавательского состава и бывших юнкеров Николаевского артиллерийского училища, служба в составе этой батареи была засчитана как служба в Добровольческой армии.

Прошло курс училища и было произведено в офицеры 1.500 — 2.000 человек.

 

Командный и преподавательский состав училища

Начальник училища генерал Промтов (в Югославии служил в Сербском артиллерийском управлении). Командир 1-й батареи полковник Александровский (был в Югославии, затем вернулся в СССР). Командир 2-й батареи полковник Мартынов. Отд. офицеры: капитаны Афанасьев (32-й артиллерийской бригады, умер в 1920 г. в Одессе), Саккилари (погиб в 1917 г. в автомобильной катастрофе под Ялтой), Корытин (умер в Югославии), М. А. Шуневич (был в Галлиполи в Сергиевском арт. училище, ныне проживает в Нью-Йорке), Лалевич (14-й арт. бр., уехал в Кишинев), Хатов, Побыванец (были в Галлиполи), Руссет («рыжий»), Григорьев, Кузнецов. Адъютант училища шт.-кап. Знамеровский. Курсовой офицер гв. капитан Ольшевский. Преподаватели: полк. Гнучев (был в Добр, армии), полк. Ломакин (остался в СССР, окончил Киевский политехн. Инст.), полк. Руппенейт (остался в СССР и был начальником основанной большевиками в здании Николаевского арт. училища артиллерийской школы), полк. Мишин, кап. Щербинский («Верочка»), полк. Лебединский, шт. кап. Спекторский (убит в армии ген. Юденича), вет. врач Козелкин, кап. Шереметинский (зарублен буденовцам в 1920 г. на батарее).

Фельдфебеля: 1-го вып. — Менцель, 2-го — Шапошников, 3-го — Миронов, 4-го — Дараган, 5-го — Оборский и Иванов.

Погибли еще в первую мировую войну: Шадейко, Даниленко, Александрович и др.

Убиты в гражданскую войну: Гопгардт, Жуков, Гоппэ, Чечетов, Слюсарский. Погиб в плену у красных в 1944 г. — Клиппенберг.

Скончались заграницей: Юденко, Скибицкий, Жекулин, Бабушкин, Люлька, Савинов, Григорович-Фирсанович, Любимцев и много других.

Были заграницей и в Добр. Армии: Менцель, Дрейер, Татунько (вернулся в СССР), Веселовский, Григорович-Барский, Турчанинов, Стефанович, Гриельский, Новиков, Остроменский, Визерский, Прозоров, Боболович, Урода, Кованько, Лайпеко, Сыровец и многие другие.

Имеется связь с: полк. Шуневич, Н. П. Рклицким, Н. К. Мациевичем, Л. Г. Лавцевичем, В. В. Лященко, Н. Псиол, В. Лысенко, Н. А. Апостоловым (1-го выпуска), H. Н. Баташевым, А. И. Федоровым (2-го вып.), К. К. Миллером, В. С. Мыльниковым, А. И. Волковым (3-го вып.), А. Д. Валлийским (4-го вып.), П. В. Фицхелауровым, Л. С. Тер-Азарьевым, Л. П. Ковальским, И. Сидоровым, А. А. Самойленко (5-го вып.), Кинашевским (6-го курса) и Рабенко (выпуск неизвестен).

Составил «Памятку» по сведениям и воспоминаниям Николаевцев, с которыми имеется связь

+ H. Апостолов


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Отзывы читателей

3 Отзывов на “Николаевское Артиллерийское Училище. – H. Апостолов”

  1. aidm says:

    Вячеслав Менцель -Фельдфебель первого выпуска. Собираю сведеения о нем. Он волынский чех Вацлав Менцл. Родился в Чернигове в 1888. Доброволец Чешской Дружины в Киеве, воевал в 3-армии Юго-Зап. фронтадо Арт.училища. Eго биография интересна. Не известны нам обстоятельства пребыванич Добр.армии. После 1920 года жил в Чехии в Праге .известный журналист и общественный деятель Умер в 1956. Пишите, что знаете о нем.
    Что значит фелдфебель выпуска.

    Ищем сведения о выпускнике Второг выпуска Отакаре Клихе 1896 г.рожд. студенте КПИ. также волынском чехе, добровольце Чешской дружины, унтерофицере,разведчике.

  2. Имеется полный список второго выпуска Николаевского артучилища (декабрь 1916). Значится среди 181-ой фамилии прапорщик Клих (имя не указано).
    С уважением,
    БВБ, г. Киев

    • Alex says:

      Добрый день, как узнать, есть ли в списках училища конца 1916 – первой половины 1917 Миловский Григорий Константинович 1896 г.р.

Добавить отзыв