Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday June 28th 2017

Номера журнала

Первый Кадетский Корпус К 235-й ГОДОВЩИНЕ ОСНОВАНИЯ. – А. Н. Антонов



1.

Мысль об учреждении и в России кадетского корпуса по образцу уже существовавших таких же корпусов в Берлине и Копенгагене бесспорно принадлежит одному из выдающихся сотрудников Петра Великого, Графу Ягужинскому. Служа по дипломатической части за границею, он лично ознакомился с этими учреждениями на местах. При насаждении же Петром Великим в реформированной им России западно-европейского просвещения и при создании регулярной армии, которой нужны были соответственно подготовленные офицеры из русских (не все же пользоваться услугами иностранцев), возможно, что Ягужинский имел поручение составить проект учреждения и в России военно-учебного заведения по образцу датского или прусского кадетского корпуса. Но по каким-то, нам неизвестным обстоятельствам, при жизни Петра Великого проект этот не только не был осуществлен, но вероятно, не был еще и оформлен. Однако проведение его в жизнь всего лишь шесть лет спустя после смерти Великого Преобразователя России ясно показывает, что это идет от того-же корня, от которого началось создание регулярной армии и учреждение первых военно-учебных заведений: школа навигацких наук в Петербурге и инженерная и математическая школа в Москве. Но эти школы по-видимому служили для подготовки специалистов из нижних чинов. Офицерский же состав по-прежнему пополнялся молодыми людьми из дворян, получившими общеобразовательную подготовку в родительском доме, а специальную — в рядах войск под руководством старших начальников.

Осуществление создания в России кадетского корпуса совершилось в царствование Императрицы Анны Иоанновны. И первым директором его в звании генерал-директора был назначен фельдмаршал Миних.

В июле 1731 года Императрицею был подписан указ об учреждении в Петербурге «Корпуса Кадетов». Затем, особым указом было предложено дворянам российским и остзейским присылать своих сыновей в Петербург в корпус кадетов для получения соответствующего военного образования.

В основание первого устава корпуса были положены уставы Прусского и Датского кадетских корпусов. Список с одного из них, на немецком языке, до последнего времени хранился в музее корпуса.

Под помещение корпуса были отведены все постройки бывших владений светлейшего князя Меньшикова на Васильевском острове. Все они с площадью земли в 2½ версты кругом и главным дворцом в центре были пожалованы корпусу в вечное владение.

К концу 1731 г. на призыв Императрицы стали съезжаться молодые дворяне. Они прибывали со штатом дворовых людей, запасом продовольствия и даже с охотничьими собаками. Съезжаясь, просторно размещались в зданиях корпуса.

17 февраля 1732 г., когда таких молодых людей собралось уже 56, было положено начало классным занятиям в так называемой «Рыцарской Академии». Этот день впоследствии стал почитаться как день основания корпуса и стал днем празднования годовщин.

В числе предметов, преподававшихся в Рыцарской Академии корпуса кадетов значатся: Артиллерия, Фортификация, Математика, Юриспруденция, История, География и языки: русский, немецкий и французский. Возможно, что было преподавание и латинского языка, так как в учебной библиотеке, оставшейся от того времени, имелось много учебных книг и на латинском языке.

В строевом и административном отношениях корпус делился на роты (гренадерскую, мушкатерскую и конную). В первый же год корпусу было пожаловано и первое знамя с инициалами царствующей Императрицы.

II.

В начале царствования Императрицы Елисаветы Петровны корпусу было присвоено новое наименование: «Сухопутный Шляхетный кадетский корпус». Слово Сухопутный добавлено было в отличие от учреждавшегося тогда (в семьсот сороковых годах, кажется в 1743-м) Морского кадетского корпуса.

К этому же царствованию относится устройство домовой церкви в старейшей части Меньшиковского дворца, а именно, в его приемной зале. Освящение церкви во имя Рождества Иоанна Крестителя происходило в обстановке большой торжественности и в присутствии самой Императрицы. Ею же была пожалована риза собственноручной работы (ряд святых золотого шитья на оплечьях). Прежняя церковь во имя Воскресенья Христова, помещавшаяся в деревянном флигеле Меньшиковского подворья, в так называемом Посольском доме, сгорела, по-видимому, еще до учреждения корпуса.

Нельзя не упомянуть, что в этот период в стенах корпуса воспитывались первые русские актеры (Волков, Дмитриевский), а первый русский драматург Сумароков тоже был кадетом корпуса. Императрица Елисавета Петровна, заинтересовавшись разыгрывавшейся в корпусе трагедией «Хорев» (соч. Сумарокова), пожелала видеть эту пьесу в кадетском исполнении и у себя, что было исполнено в пышной обстановке театра Императорского дворца.

III.

Император Петр III, еще будучи наследником престола, был Шефом Корпуса.

В царствование Императрицы Екатерины Великой в организации корпуса были произведены очень крупные реформы. С 1766 г. был введен новый устав, составленный Ив. Ив. Бецким. И с этого времени корпус, взятый под особое покровительство Императрицы, стал именоваться «Императорским Сухопутным Шляхетным кадетским корпусом».

Под влиянием французских энциклопедистов и воспитательных идей Жан-Жак Руссо у Императрицы возникло желание создать такие воспитательные учебные заведения, в стенах которых дети с самого раннего возраста всецело передавались бы в руки особо избранных воспитателей и учителей, вне влияния семьи и общества. Этим намечался путь к созданию новой породы лучших людей с хорошим образованием, как будущих общественных и государственных деятелей в реформированной и обновленной России.

По уставу 1766 г. обучение и воспитание в корпусе должно было начинаться с 6-ти летнего возраста и продолжаться 15 лет. Все эти дети, юноши и молодые люди делились на 5 возрастов с пребыванием по три года в каждом, причем первые три возраста именовались младшим, средним и старшим, а 4-й и 5-й :— военными возрастами.

Кадеты военных возрастов в свою очередь в строевом отношении делились на роты: гренадерскую, мушкатерскую (егерскую) и конную. Пешим ротам были пожалованы новые знамена, а в конную — роскошно вышитый золотом штандарт.

Особенно блестящею эпохою в жизни корпуса был период управления им генерал-директором графом Д’Ангальт.

Помимо того, что это был выдающийся герой войн Фридриха Великого, он выказал выдающийся талант педагога. Этот человек был всецело предан делу воспитания и образования русской молодежи в кадетском корпусе. Он получил историческую репутацию друга и отца кадет, а среди бедноты Петербурга — благодетеля. От этой эпохи управления корпусом остался богатый рукописный материал, до последнего времени хранившийся в музее корпуса, в количестве более 350 объемистых томов, в солидных кожаных переплетах.

Ангальтовская эпоха дала Государству многих видных деятелей, и Екатерина Великая по справедливости называла корпус «рассадником великих людей». К этому времени относится знаменитая говорящая стена и рекреационная зала.

IV.

Внутри корпусных зданий помещался обширный сад-парк с липовыми аллеями (И поныне живы еще те липы, но уже огромные, развесистые и тенистые). По трем фасам этот сад обнесен был высокою каменною стеною, тщательно оштукатуренною с внутренней стороны. В поучение кадетам, выходившим туда на прогулку, стена эта была исписана крупною красивою прописью по-французски, немецки и русски, различными изречениями, поговорками, аллегориями, выписками из истории, хронологиями выдающихся мировых событий, рядом имен великих людей науки и великих полководцев и т. п. Вперемешку с надписями красовались рисунки аллегорического содержания, как например: мотылек, обжигающий свои крылья у пламени горящей свечи, две руки, затягивающие узел дружбы, пирамида, стоящая на четырех кубах с подписью: я держусь своею прямизною, и т. п. Подобными же надписями и изображениями были покрыты и стены рекреационной залы. Кроме того, в этой зале были разложены огромные фолианты выдающихся сочинений, по преимуществу — французских авторов, на полках расставлены различные учебные пособия и украшение залы завершалось рядом бюстов великих людей. В этой же зале стояли четыре черных доски, на которых ежедневно делались выписки, относящиеся к годовщинам великих мировых событий в данный день, изречения, афоризмы и многое другое, на чем останавливалось внимание кадет при чтении книг или стенных надписей.

Все это впоследствии было собрано в два сборника и в виде изящно изданных книжечек выдавалось выпускным кадетам на память о проведенных в стенах корпуса лучших днях детства, юности и молодости. Кроме этих упражнений на досках, некоторыми кадетами исполнялись более сложные работы по части письменного творчества. Так, в рукописной библиотеке были книжки с автобиографиями, восточными сказками, дневниками и т. п. Особенно интересен сборник «Писем с того света», в которых якобы сами Вольтер и Жан-Жак Руссо, тогда уже умершие, пишут письма к кадетам корпуса.

V.

Почти 35 лет просуществовал корпус по уставу 1766 г., но в конце царствования Императора Павла I на систему воспитания предшествовавшей эпохи началось гонение. Вероятно потому, что главнейшею причиною французской революции считали тогда влияние на общество учения энциклопедистов и, боясь революции у себя в России, если будет продолжаться воспитание будущих офицеров по системе, положенной И. И. Бецким в основу устава 1766 г., решено было произвести коренную реформу кадетских корпусов. Число лет пребывания в корпусе было сокращено, а малолетних выделили в особую организацию.

Директором корпуса был назначен М. И. Голенищев-Кутузов (будущий герой Отечественной войны, князь Смоленский) с предписанием упразднить в корпусе всякую ученую философию и создать военно-учебное заведение с твердою воинскою дисциплиною, начиная с младших классов, и обратить внимание на строевую подготовку старших. Поэтому все то, что не отвечало поставленной цели, было уничтожено или убрано в архив, а «говорящая стена» и надписи в рекреационной зале были тщательно закрашены. Правда, обратив внимание на более серьезную военную подготовку будущих офицеров, кадеты стали заниматься военными науками не только теоретически, но и практически, с исполнением роскошных чертежей по тактике, которую преподавал сам Генерал Голенищев-Кутузов, по фортификации, артиллерии, топографии с производством подробных съемок таких больших площадей, как Васильевский остров, Котлин и другие окрестности Петербурга.

I Марта 1801 г. корпус получил наименование «Первого Кадетского Корпуса» в отличие от такого же Второго, переименованного из основанного в 1762 г. Артиллерийского и Инженерного Шляхетного кадетского корпуса.

Начиная с Отечественной войны и до вступления на престол Императора Николая I по архивным данным видно, что в истории корпуса особо выдающегося ничего не произошло. А учебно-воспитательная жизнь протекала порядком, заведенным Голенищевым-Кутузовым.

VI.

В начале царствования Императора Николая I Первый кадетский корпус не пользовался тем вниманием и милостями Государя, которые были проявлены несколько лет спустя.

Среди декабристов выдающуюся роль играл выдающийся поэт Рылеев — воспитанник Первого корпуса. В день усмирения мятежа 14 декабря 1825 г. корпус принимал у себя раненых декабристов и поэтому был на подозрении. Но скоро все это было забыто, и началось высказывание особого внимания и покровительства, выразившихся, главным образом, в зачислении в списки кадет Наследника Цесаревича Александра Николаевича, в принятии Государем на себя звания Шефа корпуса и в перенесении памятника бывшему питомцу Первого корпуса фельдмаршалу Румянцеву-Задунайскому на площадь перед корпусом.

17 февраля 1832 года исполнилось столетие со дня основания корпуса. По воле Государя эта знаменательная годовщина была отпразднована с чрезвычайной торжественностью. Празднование длилось три дня и началось парадом перед памятником Румянцеву-Задунайскому. Во главе кадетской колонны парадировал сам Государь, а в строю находился и августейший кадет-Наследник Цесаревич.

Накануне состоялась торжественная прибивка вновь пожалованного знамени гвардейского образца с соответствующими надписями на юбилейных лентах. В память этих событий был заказан большой портрет (в рост) Наследника Александра Николаевича в походной кадетской форме гренадерской роты с ружьем в руках и на фоне Петергофского лагеря.

В следующие годы в списки корпуса были зачислены юные Великие Князья Николай Николаевич, Константин Николаевич и Михаил Николаевич.

Кроме того, были пожалованы большие портреты в роскошных рамах Императоров, Императриц, при которых корпус существовал, и поясные портреты Великих Князей в кадетской форме. Особенною ценностью являлся портрет самого Императора Николая Павловича в форме Шефа Корпуса на фоне местности с маневрирующим кадетским отрядом из трех родов оружия.

Кадеты, сверстники Наследника, пользовались особым вниманием Царской Семьи и часто приглашались во дворец для участия в играх и забавах с Великими Князьями. Особенно памятной осталась среди этих кадет одна военная игра, в которой принимал участие и сам Государь. Это — взятие приступом Петергофских фонтанов вверх по «шахматному» каскаду, начиная от большого фонтана с Сампсоном.

VII.

И Император Александр II, тотчас по вступлении на престол, принял на себя звание Шефа Корпуса с сохранением у себя и на всех погонах шефской роты вензеля Николая I, в память особого благоволения корпусу покойного Императора.

В это царствование в списки корпуса были последовательно зачислены Наследник Цесаревич Николай Александрович, Великий Князь Александр Александрович, Вел. Кн. Владимир Александрович и принц А. П. Ольденбургский.

В 1857 г. исполнилось 125-тилетие существования корпуса, но праздновать этот день, как юбилей, разрешено не было. Однако этот день был отмечен торжеством, так сказать — домашнего характера. Очень интересна была инсценировка целого ряда од, написанных к этому торжественному дню. Кадеты-исполнители, одетые в форму разных эпох, перед портретами соответствующих Императоров и Императриц, поочередно выставляемых на сцену, читали стихи, характеризующие ту или иную эпоху жизни корпуса.

Неудачи Крымской кампании вызвали в печати и обществе критическое отношение к системе воспитания в кадетских корпусах. Предпринятые Императором Александром II государственные реформы естественно не могли миновать такого важного вопроса, как подготовка молодых людей к офицерскому званию. Комиссия под председательством Великого Князя Михаила Николаевича подробно обследовала этот вопрос и было решено специальные классы кадетских корпусов выделить в особые военные училища. А кадетские корпуса должны были представлять семиклассные учебные заведения, подобные реальным училищам. Но, оставаясь в ведении Военного министерства, эти учебные заведения были названы военными гимназиями. На новых началах, более рациональных, было поставлено воспитание (воспитателями могли быть и гражданские лица), сохранена гимнастика и, отчасти, фронт и военная выправка, но без оружия. По этой реформе 1864 года Первому корпусу пришлось отказаться от старшинства первого военно-учебного заведения в России и передать его 1-му Павловскому военному училищу, которому, заодно, были переданы знамена, все реликвии корпуса, музей, архив и даже здание.

Около двадцати лет корпус просуществовал в качестве 1-ой С.-Петербургской Военной гимназии.

В этот период 1882 г. исполнилось 150 лет со дня основания этого первого военно-учебного заведения в России, дававшего русской армии вполне подготовленных офицеров. Павловское военное училище, получившее старшинство Первого Кадетского Корпуса, по-видимому не особенно интересовалось историей своего предшественника. Празднования этого юбилея в училище не было. Но этот достопамятный день вспомнили бывшие кадеты Первого Корпуса, проживавшие в Петербурге. Они отметили событие общим собранием на товарищеском обеде в одном из ресторанов столицы. В память этого юбилея был издан сборник портретов современных деятелей, окончивших курс в Первом Корпусе.

С этого времени начались усиленные хлопоты бывших кадет Корпуса о скорейшем восстановлении его и о переводе его на старое историческое пепелище в Меньшиковский дворец. Эти их хлопоты получили отклик у своего бывшего Августейшего однокашника Императора Александра III. И к 1887 году, восстановленный во всех своих правах Корпус был уже в своем историческом помещении и вновь стал именоваться Первым Кадетским Корпусом. В то же время от Павловского училища были получены обратно знамена, реликвии, музей и архив.

VIII.

С 1900 года во главе военно-учебных заведений стал Великий Князь Константин Константинович и для Корпуса начинается повторение лучших дней былой его истории. В списки кадет был зачислен Князь Иоанн Константинович. Он и его брат, Князь Гавриил Константинович (кадет 1-го Московского корпуса), а затем и Князь Константин Константинович (кадет Нижегородского корпуса), принимали участие во всех строевых занятиях со своими сверстниками по классу. Кроме того, Князь Иоанн Константинович хотя и на сравнительно короткий срок, но был помещен в интернат Корпуса для совместной жизни со своими товарищами по 3-й роте.

Приближалась 175-я годовщина (в 1907 г.). Директор Корпуса Генерал-Лейтенант ГРИГОРЬЕВ заблаговременно предпринял усиленные хлопоты, чтобы эту годовщину отпраздновать возможно торжественнее, тем более, что законный юбилей трех полустолетий (в 1882 году) в свое время не праздновался.

IX.

Празднование 175 годовщины началось еще накануне (16 февраля) торжественною панихидою в Петропавловском соборе у гробниц Императоров и Императриц. В тот же день после обеда Корпус в полном своем составе выехал в Царское Село, так как молебен и парад 17 февраля должны были состояться в Высочайшем присутствии.

Молебен и парад происходили в большом манеже, куда еще задолго до прибытия Государя прибыли кадеты, а затем стали съезжаться многие приглашенные, главным образом — наиболее заслуженные из бывших кадет. За ними стали прибывать члены Императорской Фамилии и вся Царская Семья.

Перед первым взводом линии рот красовалась шеренга старейших знамен и штандарт. На правом фланге этой шеренги последнее знамя, уже 75 лет возглавлявшее строй Корпуса. На левом фланге линии рот, в живописной пестроте вытянулась шеренга кадет и офицеров в исторических формах с соответствующим вооружением, кроме военного гимназиста.

После молебна Государь обратился к кадетам с небольшой речью, в которой выразил удовольствие, что видит у себя кадет в столь знаменательный для них исторический день. Напомнил о славном историческом прошлом и заслугах бывших кадет Первого Корпуса. Затем выразил уверенность, что и они, как их отцы и деды, всегда будут верными слугами Ему, Сыну и Родине. А в заключение объявил, что принимает на себя звание Шефа Корпуса, повелев в память шефства прадеда его на погонах роты Его Величества иметь вензелевое изображение Имени Императора Николая I.

Вскоре последовал приказ, чтобы на всех погонах корпусной формы была шифровка вензелевого изображения Имени Императрицы Анны Иоановны.

После парада все проследовали в Александровский дворец, где был сервирован завтрак кадетам — в большом Екатерининском зале, а офицерам, гостям и членам Императорской Фамилии — в прочих покоях. Кадеты завтракали раньше, и Государь, обходя их столы, многих удостоил своими разговорами, а иным клал на тарелку то или иное блюдо. После кадет завтракали гости и офицерские чины Корпуса. За одним столом с Государем, где разместились и члены Императорской Фамилии, были рассажены наиболее почетные гости и генералы и штаб-офицеры Корпуса.

На следующий день 18-го февраля, в стенах корпуса состоялся парадный литературно-музыкальный вечер, закончившийся танцами. На сцене, подобно тому, как это было в 1857 году, кадеты в исторических формах читали стихи, специально к этому дню написанные поэтом Лебедевым. Затем был инсценирован исторический урок танцев младших кадет в голубых костюмах времен Императрицы Екатерины II.

Многолюдный бал, собравший до 4-х тысяч человек, закончился большим котильоном в феерической обстановке и с раздачею массы котильонных значков и различных безделушек.

Ротные залы и другие комнаты были роскошно декорированы, каждая в своем роде. Так: зала 4-ой роты представляла просторный терем в старо-русском стиле, 2-ой роты – зимний сад, комната рядом была стильно отделана в египетском вкусе и т. п.

Хотя вследствие большого скопления публики (вдвое против нормы) вносилась некоторая хаотичность, но в общем все прошло в обстановке той торжественности, которая так тщательно подготовлялась кадетами и их руководителями.

В 1909 году волею Государя в списки кадет корпуса был зачислен Наследник Цесаревич Алексей Николаевич. В дальнейшем, празднование годовщин 17-го февраля почти каждый год начиналось парадом в Царском Селе в Высочайшем присутствии, а в 1910 году 28-го января корпус посетил и сам Государь Император.

Чреватый событиями 1917 год, как и для всей России, был началом того печального конца, когда померкло русское солнце и началась полоса ужаснейших бедствий и катастроф.

С началом 1917-18 учебного года демократизированный корпус получил наименование «1-й Петроградской гимназии Военного Ведомства». Новой властью был поставлен новый директор Полковник Левшин даже без предуведомления бывшего тогда директора Генерал-Лейтенанта Григорьева, который эту должность занимал более 12 лет.

После большевистского переворота, хотя Корпус и оставался с прежним названием гимназии Военного Ведомства и при прежних учебных программах, но несколько измененных в зависимости от новых начал демократизации средней школы, в административно-хозяйственном отношении и по части внутреннего порядка совершено было коренное изменение. Все это было подчинено вновь организованному «Гимназическому Комитету», состоящему из директора, заведующего хозяйством и 10 выборных членов (один — от воспитателей, один — от преподавателей, один — от родительского комитета и семь — от низших служащих). Учебно-воспитательная часть оставалась в ведении педагогического комитета, но под надзором комиссара и представителя от гимназического комитета (от членов — не педагогов). Вся жизнь учебного заведения и деятельность комитетов находилась под наблюдением особо-назначенного от центральной власти комиссара с правом вето во всяких решениях комитетов.

К лету 1918 года существование Первого Корпуса, как военно-учебного заведения прекратилось и в этом виде.

Так бесславно закончились дни первого военно-учебного заведения, дававшего Русской Армии столько офицеров. И это почти накануне двухсотлетней годовщины его существования.

Для нарождающегося и подрастающего ныне поколения Корпус, как учебно-воспитательное заведение, погиб, хотя мы должны надеяться, что он погиб лишь временно, воскреснет Россия — воскреснет и корпус.

Но Корпус, как живой организм, состоящий из бывших однокашников Первого Кадетского Корпуса, никогда не умирал и не умрет, пока будут оставаться в живых хотя бы двое-трое из них. Вспомнив тут Евангельское «Где двое-трое во имя Мое, там и Я посреди них», да не взыщется с меня, если я проведу параллель: где двое-трое бывших кадет соберутся во имя своей альма матер, там дух и традиции славного корпуса неизменно будут посреди них.

А. Н. Антонов


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв