Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday April 25th 2017

Номера журнала

Кадетский лагерь. – Н. А. Косяков



Эмблема Первого Кадетского корпусаЗа время моего пре­бывания в Первом ка­детском корпусе я три­жды оставался на лето в Петергофском его лаге­ре.

Лагеря всех четырех петербургских корпусов размещались на одном месте и представляли из себя четыре барака — два впереди и два позади, перпендикуляр­но передней линейке. Между ними, на передней линейке стоял, как и полагается, большой «гриб». Они все были деревянные, с земляными полами, а перед ни­ми, вернее сказать — перед передней линей­кой, находился большой плац. На этом пла­цу, на левом фланге, против бараков Алек­сандровского корпуса, было футбольное поле, на котором часто бывали матчи между мест­ной и окрестными командами, на которые мы с восторгом ходили смотреть.

Приблизительно на этом же месте, в пер­вое мое пребывание в лагере летом 1912 го­да состоялся гимнастический слет и состяза­ния лучших гимнастов всех российских ка­детских корпусов. Слет этот происходил в

присутствии Государя и Наследника Цесаре­вича, нашего Царственного кадета. На меня особое впечатление произвели прыжки кадет Донского корпуса через «кобылу», но вмес­то нашей классической «кобылы» у них бы­ла поставлена деревянная, сделанная в нату­ральную величину и даже поседланная ло­шадь. Впоследствии, когда после революции я кончал 7-й класс уже в Донском корпусе, я снова видел эту «лошадь» в зале первой сот­ни.

Позади бараков находилась хозяйственная часть: кухня, цейхгауз, помещение для не­строевой команды и т. п., а еще позади — расстилалось огромное поле, на котором в день св. Петра и Павла, 29 июня, бывала ярмарка с балаганами, качелями, лотереей и пр.

На этом-то поле я однажды присутство­вал на смотре кавалерийского полка, Шефом которого была одна из Великих Княжен, не припомню его названия. На смотре присутст­вовал Государь Император.

Обыкновенно только бараки нашего кор­пуса и 2-го бывали заняты, а однажды к нам прикомандировали нескольких кадет Александровского корпуса, из которых пом­ню двух братьев Флегинских.

Кормили нас в лагере удивительно хорошо. Четыре раза в день: утром, завтрак, полдник (в 4 часа) и ужин. Часто устраивались экскурсии, поездки на пароходе, шахматные состязания и тому подобное.

Вторично я оставался в лагере на лето 1914 года, и этот лагерь особенно задержался в моей памяти. Первое событие, нарушившее нашу мирную жизнь в лагере, был приезд французского Президента Пуанкарэ. Нас, ка­дет, поставили около верхнего дворца, спи­ной к нижнему парку с его знаменитыми фонтанами. Государь и Президент Республи­ки подъехали в коляске, и это был первый раз, что я видел нашего Государя в морской форме. Вечером была иллюминация дворца и нижнего парка. Был пущен фейерверк, а среди толпы, собравшейся около дворца в надежде хоть одним глазом увидеть своего Монарха, сновали продавцы медалей, отчека­ненных специально в память этого свидания.

Второе событие, нарушившее нашу мир­ную жизнь, было объявление войны, кото­рое я встретил как раз в Петергофе. В суб­боту 19 июля мы, кадеты, как всегда это де­лали по субботам, пришли на концерт в ниж­нем парке. Там мы были свободны, но обя­заны явиться на место сбора после оконча­ния концерта, чтобы возвращаться в лагерь всем вместе. Придворный оркестр под управ­лением Гуго Варлиха всегда доставлял нам, как и всей собравшейся публике, огромное удовольствие. Концерт этот слушался громад­ным количеством любителей музыки, кто — сидя в  рядах, кто — гуляя или катаясь в ко­ляске по специальным аллеям. Несмотря на такое количество народа тишина была мерт­вая, казалось и лошади слушали музыку и не подавали голоса. Царская семья без всякой охраны, по крайней мере внешней, посещала эти концерты, и однажды мы, быстро пост­роившись, встретили коляску, в которой бы­ла Государыня с тремя из своих дочерей. Государя мы два раза видели возвращающим­ся с купанья, и он всегда здоровался с нами: «Здорово, мои кадеты!».

Итак, в этот вечер, пробираясь на место сбора, мы увидели бегущего в нашу сторону человека, размахивавшего какой-то бумагой. Этот человек, одетый в придворную ливрею, остановился, начал что-то читать, и толпа, как один человек, закричала: «Гимн! гимн!» Всем сразу стало ясно, что это — война. Ор­кестр встал, заиграл наш прекрасный гимн, а вся публика его запела. После гимна, тол­па, как один человек, опустилась на колени и запела «Спаси Господи люди Твоя…» Эта злосчастная война 1914 года началась при пол­ном воодушевлении всего населения нашей ро­дины. На следующий день, после литургии в Петергофском соборе мы прослушали чтение Императорского манифеста о войне.

Спустя несколько дней к нам в корпусной лагерь прибыла почему-то делегация словац­кого народа. Она состояла из пяти человек, из которых два были депутаты австро-вен­герского парламента. В своих разговорах они открыто призывали русских освободить их соплеменников и соединиться всем с великой матерью славян. Почему они оказались имен­но у нас в корпусе — сказать не могу, но только помню, что они у нас обедали, и мне хорошо запомнился раковый суп и слоеные пирожки, приготовленные нашими поварами по этому случаю. Нам дали традиционный корпусный напиток — мед, и мы с одушев­лением кричали после тостов вместо обыч­ного «Ура!» — «Наздар! Здар… здар… здар!..» Забежав немного вперед, скажу, что в 1915 году к нам в корпус Высочайшим Указом был назначен молодой словак Давидович (в третий класс, а его сестра одновременно бы­ла принята в Смольный институт). Мы все его очень любили, он обладал прекрасным характером, хорошо говорил по-русски с лег­ким мягким акцентом и через короткий про­межуток времени перешел из униатства в пра­вославие. Его отца расстреляли отступавшие австрийцы за помощь, оказанную им русским войскам. Он служил на почте и воспользо­вался неперерезанным телефоном, чтобы со­общить русскому командованию данные об ав­стрийской армии.

Мое третье пребывание в лагере нашего кор­пуса в 1915 году было омрачено кончиной Великого Князя Константина Константинови­ча, на похоронах которого я присутствовал в составе роты от корпуса.

Н. А. Косяков

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв