Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Письма в Редакцию (№61)



ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

Под покровительством Объединения Импе­раторской Конницы и Конной Артиллерии в Париже, в неустанной работе его секретаря, рот­мистра М. А. Колосовского, и инициатора всего начинания ротмистра А. А. Скрябина, проведе­на в жизнь большая часть работы по увекове­чению в памяти потомства нашей «военной ис­тории в звуках» — изданию дисков полковых маршей Российской Императорской Армии. Те­перь, на склоне лет, многие из нас смогли еще раз услышать не только полковые марши сво­их родных полков, но и Русский Народный Гимны сопровождавший каждого воина в моги­лу, гимн «Коль славен».

У меня, невольно, набежали слезы, когда, получив диск № 2, я услышал величественные и могучие звуки нашего Гимна. Давно я не слышал эти звуки, и былое живо воскресло в моей памяти: славное прошлое, которое я так люблю и о котором бережно храню память в душе своей, любовь к России, к создателям ее величия. Проснулась любовь ко всем милым образам прошлого, которые и доныне живут во мне, ко всему тому, что меня связывает с Ней, с моей любимой Родиной.

В октябре 1962 года, я получил диски №№ 3 и 4 с маршем, родного мне, полка Елисаветградских гусар. В полку у нас существовало мнение, ничем, однако, до последнего времени не подтвержденное, что марш этот был напи­сан нашим Шефом, второй дочерью Государя Николая Павловича, Великой Княжной Ольгой Николаевной, отличной музыкантшей- Шли бес­конечные споры между нашими гусарами и Лейб-Атаманцами, имевшие тот же марш, о том, кто его у кого перенял? И вот, только те­перь, появились в печати на немецком языке «Воспоминания Великой Княжны Ольги Нико­лаевны», где ясно говорится, что это именно Она написала марш для нашего полка, Шефом которого она состояла с 1 января 1845 года.

(По некоторым сведениям Издательство «Воен­ная Быль» собирается выпустить эти Воспоми­нания на русском языке, что можно только при­ветствовать).

Невозможно старому офицеру без слез слы­шать звуки своего родного полкового марша. Как живой встает передо мной наш доблестный полк. Все полковые марши, как говорится, «один лучше другого», но все же как-то свой кажется лучше, он ближе и роднее. Нельзя не отметить из зарегистрированных маршей исклю­чительно красивый и музыкальный марш лейб- гвардии Семеновского полка.

Благодарю Бога, что Он послал мне, на скло­не лет, возможность еще раз услышать наш Гимн и мой родной полковой марш. За все это большая благодарность от нас, старых офице­ров, А. А. Скрябину и М. А. Колосовскому.

Полковник А. Рябинин

К «МАТЕРИАЛАМ ПО РУССКОЙ ВОЕННОЙ БИБЛИОГРАФИИ ЗА РУБЕЖОМ»

В № 58 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» описание «Вест­ника первопоходника» — вкралась ошибка. Прошу все описание заменить другим, следую­щим:

«ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА» посвя­щен 1-му Кубанскому походу, истории Белых армий и жизни первопоходников. Издается Ка­лифорнийским Обществом Ветеранов 1-го Ку­банского генерала Корнилова похода в Лос-Анжелосе под редакцией коллегии из 4-х лиц. Журнал печатается на ротаторе и выходит еже­месячно. Основан в сентябре 1961 года. Тираж — 250 экземп. Начиная с № 8 печатаются иллю­страции и фотографии.

Сердечно благодарю редакцию журнала за исправление и присылку точной и подробной информации.

Алексей Геринг.


К СТАТЬЕ С. АНДОЛЕНКО «ПОЛКОВЫЕ НАГРУДНЫЕ ЖЕТОНЫ И ЗНАКИ»

В своей прочувствованной статье С. Андо­ленко учит нас ценить полковые знаки, эти символы ушедших в вечность полков Россий­ской Императорской Армии. Тема, затронутая С. Андоленко, еще весьма мало изучена, а по­сему желательно, чтобы он ее продолжил и дал нам подробное описание всех полковых знаков, многие из которых, как например, знаки ар­мейской пехоты до сего времени еще не опи­саны. С. Андоленко может отлично выполнить эту задачу, так как он является не только вы­дающимся военным историком, но и обладате­лем лучшего за рубежом собрания нагрудных знаков.

Однако, мы не можем согласиться с С. Ан­доленко, что первым, по времени учреждения, нагрудным знаком, был «Кавказский Крест». Первым, по времени учреждения, мы считаем учрежденный 22 августа 1827 года «Знак От­личия Беспорочной Службы». Вторым, по вре­мени учреждения, нагрудным знаком мы почи­таем «Вензелевое изображение имени в Бозе почившего Императора Николая Павловича», ношение которого на левой стороне груди бы­ло установлено приказом по Военному Ведом­ству за № 42 1885 года. Третьим, по тому-же признаку, был «Милиционный Крест» (или Бляха у нехристиан), ношение которого «на груди без ленты» было установлено 11 апреля 1856 года, и лишь четвертым, по времени учре­ждения, был учрежденный в 1864 году «Кав­казский Крест».

Подобные же нагрудные знаки существова­ли и в других армиях. Так, например, прусский «Железный Крест» 1-й степени, учрежденный в 1813 году. Он также носился «на груди без ленты». В Пруссии существовал и «Знак Отли­чия Беспорочной Службы» и свои прусские «Вензелевые изображения» имени королей, ко­торые также носились на левой стороне груди, но появились они уже после установления по­добных же знаков в России и были заимство­ваны от нас.

Все эти знаки, кроме способа ношения, не имеют ничего общего с появившимися лишь в XX веке полковыми знаками- Следует поэтому разделить нагрудные знаки на несколько от­дельных категорий: знаки наградные, знаки академические (к которым мы относим все зна­ки, свидетельствующие об успешном оконча­нии курса наук в том или ином военно-учебном заведении), вензелевые изображения имени Го­сударей, знаки юбилейные и, наконец, полко­вые знаки. Желательно было бы, чтобы каж­дой из этих категорий была посвящена осо­бая статья.

Е. Молло.


К моей статье о нагрудных знаках.

Благодаря сведениям, любезно мне данным Е. С. Молло и П. В. Пашковым, я могу уточ­нить, что первыми нагрудными знаками в Рус­ской армии были, как будто, «Вензелевое изо­бражение в Бозе почившего Императора Нико­лая Павловича», установленное приказом по Военному Ведомству 1855 г.за № 42 и «Мили­ционный крест или бляха у нехристиан», но­шение которых установлено 11 апреля 1856 года.

Что-же касается знаков, носивших наград­ной характер, то «Кавказскому Кресту» пред­шествовал учрежденный 22 августа 1827 г. «Знак отличия беспорочной службы». Следу­ет также отметить введенную в 1783 г. для ка­дет Артиллерийского и Инженерного корпуса (впоследствии 2-й кадетский) серебряную ме­даль (жетон) «За прилежное и хорошее пове­дение». В 1789 г. устав об этой медали (жетоне) был напечатан отдельной книжкой.

Исправляю, допущенную мною в описании знака лейб-гвардии 3-го Стрелкового Его Величества полка, ошибку: на щитке орла не Мальтийский, а белый Георгиевский крест. Та­ким образом, на знаке этого полка фигурирова­ли и офицерский и солдатский Георгиевские кресты.

Цифра «349» находилась на особом жетоне в память обороны Севастополя. На указанных мною знаках находился целиком упомянутый жетон (крест и цифра 349 в лавровом венке).

С. Андоленко.

От Редакции. — Подробное описание меда­ли (жетона) Артиллерийского и Ишкенерного корпуса см. № 1 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» статья В. фон-Рихтера — «Медали кадетских корпусов»-

«ПОПРАВКА К ПОПРАВКЕ»

В № 58 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» — январь 1963 года на стр. 41-й в Письме в Редакцию сказа­но «… сформирован его первым командиром полк. Григорковым 49 драгун. Архангелогородский полк…». Мой отец А. А. Григорков был, в это время, в чине подполковника помощником командира этого полка. Первым командиром 49 драгун. Архангелогородского полка был Ген. Штаба полковник Бобырь.

В. Григорков.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

В № 59 журнала в моей заметке о ген. М. М. Плешкове, помещено, что я прибыл в Ковель в 1913 году, на самом же деле это происходило в 1909 г. Не откажите в любезности внести это исправление, иначе получается несообразность в изложении заметки.

А. Левицкий.

К СТАТЬЕ С. АНДОЛЕНКО: «ЗАБЫТЫЕ ОТЛИЧИЯ»

В статье С. Андоленко «Забытые отличия», в № 58 «Военной Были», во втором абзаце, ска­зано: «только Анна Иоанновна изменила этот обычай. Она также приняла звание полковни­ка Преображенского полка 23 января 1730 года, но уже 23 июля того же года она стала пол­ковником Конной Гвардии, в декабре 1731 г. — Семеновского полка и, наконец, 15 августа 1735 года — Измайловского».

Эти сведения не совсем исторически пра­вильны, так как Императрица Анна Иоанновна числилась полковником также и в Лейб-Кира­сирском полку (впоследствии л.-гв. Кирасир­ский Ее Величества), с 1 ноября 1733 г. С 25 но­ября 1741 г. числилась его полковником Импе­ратрица Елизавета Петровна, а 5 июля 1762 — Императрица Екатерина II. Все три Императри­цы числились полковниками в полку по день их смерти, фактические же командиры полка чис­лились вице-полковниками.

Полковник Иван Рубец.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

По поводу статьи «Свете тихий» в № 52 журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ», считаю своим долгом сказать нижеследующее.

Автор Н. Иениш пишет: «… один из бригад­ных генералов (Никитин), ограниченный, без­дарный…».

Генерал Никитин был в Порт-Артуре на­чальником полевой артиллерии (десять бата­рей). Он был кавалером Ордена Св. Георгия 4-й ст. за Турецкую войну 1877-78 гг. Высочайше был пожалован Орденом Св. Георгия 3-й ст. Об этой награде, генерал Никитин говорил: «это не я заслужил, а мои артиллеристы…». Впослед­ствии, генерал Никитин занимал в армии от­ветственные должности и, перед началом миро­вой войны, в 1914 году, был Командующим вой­сками Одесского Военного округа. Мне кажет­ся, что называть его «ограниченный и бездар­ный» нет никаких оснований.

Защитник Порт-Артура, Алексей Михайлович Юзефович.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

В № 53 журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ», в от­деле «Вопросы и ответы» помещен вопрос, ка­сательно фотографии офицера лейб-гвардии Конного полка, держащего обнаженный палаш в левой руке.

Такой случай держания холодного оружия в строю или карауле мог иметь место в очень редком и, возможно, единственном случае, ко­гда, проходящий мимо, высокий по рангу ко­мандир или начальник пожелает, по какому- либо особому случаю, подать руку офицеру- В этом случае, при держании офицером холодно­го оружия «на-караул» или «на плечо» обна­женным, таковое временно передавалось в ле­вую руку в положение «на плечо» и, по окон­чании рукопожатия, передавалось им обратно в правую, так, как он его держал бы, если бы за это время не было подано новой, общей коман­ды.

Не знаю было ли это положение закрепле­но приказом по Военному Ведомству, но, как кадровый офицер, я знаю, что, может быть, по какому-то неписанному закону, так «полага­лось» делать. Мне лично раз пришлось подать рапорт Командующему Войсками Одесского Военного округа (вне строя), имея холодное ору­жие «на-караул». При подаче мне генералом Н. руки, я передал оружие в левую руку «на-плечо» и после рукопожатия перешел в «первобытное» положение. Жизнь показала как надо сделать, но было ли это по какому-либо Уста­ву или Приказу, не знаю.

Так что, по-моему, фотография правильна для этого особого случая.

Стр. офицер Константиновского артиллер. училища гвардии капитан и член Об-ва Любителей Русской Военной Старины

Б. Николаев.


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв