Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Письма в Редакцию (№ 65)



ЕЩЕ О КОКАРДЕ.

В № 57 «Военной Были», статья г. Е. Молло «Кокарда» начинается с определения кокарды, как овальной бляшки с черно-оранжевым центром и т. д. Когда я вышел лейб-гв. в Мо­сковский полк, то в музее полка, среди других экспонатов, видел офицерский кивер времен 1812 года, с кокардой «на вилке» на нем. Кокар­да эта была не «бляшка», а род подушечки, на которой в центре была горизонтально протяну­та лента Ордена Св. Георгия Победоносца (чер­но-желтые полосы). Вся же подушечка была овальной формы и обшита по краям, в 4-5 ря­дов, серебряной нитью. Этим полностью объяс­няется строение русской кокарды XIX века.

Прибавлю еще, что первоначальной «георги­евской» лентой была лента с чередующимися черно-желтыми полосами и лишь с середины XIX века желтые полосы были заменены оран­жевыми.

В середине кокарды, перекрывая ее почти целиком, находился вензель Императора Алек­сандра I (серебряный).

Также в музее имелась кокарда красная (солдатская?), тех же размеров, что и первая описанная, но красного сукна. Одна такая ко­карда, лежавшая отдельно от кивера, имела, также в середине серебряный вензель Импера­тора Александра I. Солдатские кивера того вре­мени имели кокарду красную, но без вензе­ля. Объяснения происхождения красной ко­карды с вензелем я, тогда, получить не смог.

Я не знаю, когда были «изъяты» вензеле­вые изображения царствующего монарха с рус­ских кокард. Кокарда, безусловно, являлась знаком подчиненности военных сил «короне», то есть правящему Дому, а никак не Нации или иным политическим соединениям. Система эта не всегда удобна на практике, хотя до послед­него времени сохранилась в некоторых иност­ранных армиях. Когда я, в 1919 году, проходил стаж во французской артиллерии, то в той же артиллерийской части были два румынских офицера. Дело было осенью, и оба они, являясь утром, спрашивали меня (французских газет они не читали), кто сейчас у них на престоле: король Михаил или его отец — Кароль, соби­равшийся свергать сына. В карманах у каждо­го из них было по две кокарды — одна с вен­зелем Михаила, другая — Кароля. Согласно полученной от меня справке, где-то там, «за уголком», они прикрепляли к кепи кокарду, со­ответствующую моменту.

А. Земель

ОТЛИЧИЯ ЛЕЙБ-ГВ. КЕКСГОЛЬМСКОГО ПОЛКА

(№ 54 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» стр. 44)

В полку, шефом которого был Император Австрийский, были две юбилейные медали. Обе были в серебре (для офицеров) и носились на черно-желтых лентах. Первая была выдана в 1898 г., по случаю 50-летия шефства. Она была именная и выдавалась для ношения каждому вновь прибывшему в полк офицеру. Вторая бы­ла прислана от шефа в 1908 г., по случаю 60-ле­тия шефства и ее получили все офицеры, со­стоявшие в тот момент в полку.

В 1860 г., Шеф подарил полку полный хор музыкальных инструментов (к 150-летию пол­ка), а в 1898 г. Surtut-de-Table из серебра, ве­сом около пуда. Свое жалование, как Шеф пол­ка, он предоставил в распоряжение полковой школы солдатских детей. По табели 1860 г., оно было около 2-3 тысяч рублей.

А. Земель

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

8) г-ну А. Земелю — Присланные Вами два рисунка полковых знаков представляют собою знаки 65 пехот. Московского Его Величества и 69 пехот. Рязанского Ген. Фельдм. Князя Алек­сандра Голицына полков.

С. А.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

В «Письме в редакцию», в № 60 «Военной Были», А. А. Скрябин опровергает многое напи­санное Г. М. Гриневым в его статье «Еще о рус­ских военных оркестрах и маршах». Должен сказать, что с некоторыми положениями Г. М. Гринева я совершенно согласен.

1) Елисаветградский, как и Белорусский, гу­сарские полки получали из Запасного Кавале­рийского полка ремонт молодых лошадей воро­ной и караковой масти и нужное число серых лошадей для трубаческого взвода. О приказе по Воен. Вед. от 20 ноября я слышал и смысл его понимаю. Но почему-то исключение было сде­лано для этих двух полков, трубачи которых сидели на лошадях не масти полка, а на серых. Может быть, были еще кавалерийские полки, имевшие у трубачей лошадей масти не их пол­ка?

2) Елисаветградский гусарский полк имел 22 Георгиевских трубы с надписью «за отли­чие… в 1812 году». За подвиги, оказанные в Венгерскую кампанию, полк вторично был представлен к 22 Георгиевским трубам и к пре­жней надписи на оных, было прибавлено «и за усмирение Венгрии в 1849 г.» В Елисаветградском гусарском полку георгиевские ленты на­девались не только на сигнальные, но и на все оркестровые трубы. Для подтверждения этого, я приведу случай, имевший место в нашем пол­ку.

Летом 1913 года, во время пребывания на­шего полка в Красном Селе, при нашем полку была одна единственная собака, похожая на бе­лого пойнтера, с коричневым пятном на лбу. Это была любимая собака трубачей, прозванная ими за ее веселый нрав, «Аллегро». Когда тру­бачи стояли на месте, «Аллегро» свертывался клубочком и лежал около штаб-трубача, у его ног или у ног его лошади. Когда трубачи, спра­ва по одному, шли на барьер, «Аллегро» бежал рядом со штаб-трубачем и старательно пере­прыгивал через все препятствия. Если, потом, он замечал, что какая-нибудь лошадь задержи­валась перед препятствием, то возвращался об­ратно, неистово лаял и хватал лошадь за зад­ние ноги, пока она не перепрыгивала.

Перед смотром, одно из начальствующих лиц предупредило нашего командира полка, что Государь Император терпеть не может, если на смотру появляются какие-нибудь собаки и, своим лаем, нервируют его лошадь.

На 30 июля, 8 уланскому Вознесенскому и нашему полкам, был назначен смотр полкового учения на Красносельском военном поле в присутствии Государя и обоих Шефов, Великих Княжен Ольги и Татьяны. Перед выходом на смотр командир полка приказал адъютанту принять все меры к тому, чтобы «Аллегро» ни­каким образом не появлялся на Военном Поле.

Теперь, представьте себе удивление, когда, во время смотра Вознесенского полка, наш коман­дир полка и некоторые офицеры увидели вда­ли быстро несущуюся к нашему полку белую точку и узнали в ней «Аллегро». Он бежал во весь дух и за ним развевалась по ветру широ­кая георгиевская лента. Что произошло бы, ес­ли бы он прибежал на несколько минут позже и попался на глаза Государю! Ведь могли бы представить это, как какую-нибудь злостную проделку. Командир полка приказал немедлен­но схватить собаку, связать, отнести в лазарет­ную линейку и не спускать с нее глаз, пока не вернемся домой.

Впоследствии выяснилось следующее: пе­ред выходом на Царский смотр, трубачи сняли с больших труб (басов) старые георгиевские ленты и привязали новые, а куском старой лен­ты привязали «Аллегро» к железной койке, за­перли двери и окна и думали, что так он уж не явится на Военном Поле. Но «Аллегро» пере­грыз ленту, разбил окно и, все-таки, прибежал к полку.

3) Теперь о маршах. В отрывном календаре на 1963 год, изданном газетой «Россия», я про­чел: «многим, вероятно, неизвестно, что наш русский гимн, лишь немного измененный, иг­рался как встречный полковой марш 6 Кира­сирским, 1 и 3 Уланскими полками германской армии. Вообще, многие русские марши вошли в германскую армию и наоборот. В 1827 г., принц Вильгельм привез из Петербурга марш лейб-гв. Семеновского полка, который стал маршем 2 Гренадерского и 44 пехотного полков германской армии».

полковник А. Рябинин

ОТВET НА ПРОСЬБУ Д-РА Э. Д. ГРИБАНОВА

В № 62 «Военной Выли», на стр. 454 напеча­тана заметка «Медицина в нумизматике», в ко­тором имеется ошибка. В заметке напечатано: «…в том числе, всем нам памятный Знак Отли­чия Красного Креста с надписью на металли­ческой ленте: «Возлюби ближнего твоего как самого себя».

К сведению: вышеуказанный знак никогда не считался Знаком Отличия. При сем привожу краткую выписку из «Положения о Знаке От­личия Российского Красного Креста».

«§1 — Знак Отличия Красного Креста состо­ит из креста равноконечного, золотого, покры­того с наружной стороны, красной финифтью и носится на груди, на левой стороне. На обо­ротной стороне выгравирована надпись: «Боль­ше сея любве никтоже имать, да кто душу по­ложит за други своя.»

Существовало и «Положение о Знаке Крас­ного Креста». Вот выписки из оного:

  • 1 — Знак Красного Креста состоит из эма­левого красного креста на белом щите с Импе­раторскою сверху короною, с надписью золо­тыми буквами вокруг: «Возлюбиши ближняго твоего, яко сам себе».

Выше указанные справки взяты: «Сборник сведений о наградах благотворительных, про­светительных и др. Обществ и Учреждений» (Извлечено из Положений, Уставов и Правил) Петроград 1916 г.

М. А. Литвизин

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Перечитывая старые номера «ВОЕННОЙ БЫЛИ» за 1960 год, я обратил внимание в но­мере 45 на статью долголетнего и талантливо­го сотрудника этого журнала, Конной Артил­лерии полковника А. А. Левицкого, по поводу брошюры кирасира Ее Величества M. М. Плешкова «Мои воспоминания».

Полк. Левицкий ставит в упрек M. М. Плешкову несколько пренебрежительный от­зыв последнего о нашей Офицерской Кавале­рийской Школе, отмечая, что она «не выраба­тывала спортсменом». «Правда, говорит сам полк. Левицкий, что это и не было ее задачей». Но, не могу согласиться, чтобы «она давала ши­рокую возможность заниматься спортом», как пишет А. А. Левицкий, сам окончивший эту Школу. Школа готовила хороших ездоков и ин­структоров по выездке лошади, равно и ездоков в поле, но это далеко до спорта, то есть до ска­чек, стоверстных пробегов и т. д. Хороший ез­док не есть еще спортсмен. Для этого нужно иметь любовь к спорту и «искру Божию». Уни­версальных спортсменов было немного, назову того же M. М. Плешкова, который и на скачках, и выезжал на конкурах, и участвовал в про­бегах.

Были весьма талантливые ездоки на скач­ках, как Павлов, Носович, Бобошко, Э. Гримм, К. Говоров, Пуговишников, M. М. Соколов, Д. Туманов, Лазарев, барон Ренне и др., но из них только два-три окончили Офицерскую Кавале­рийскую Школу. Были новаторы прыжков по итальянской системе, как братья Родзянко, фон-Руммель, Д. Иваненко, Захарченко, Поля­ков, граф Д. Граббе, и по старой системе — Н. И. Звягинцев и др., но и среди них опять-таки только два-три человека окончили Школу.

Полк. Левицкий пишет, что «если мы срав­ним фотографию прыжков ездоков Кавалер. Школы со снимком прыжка M. М. Плешкова на «Пикколо», иллюстрирующем книжку «Мои воспоминания», то не увидим никакой разницы в посадке и отдаче повода на прыжке». Передо мною «Справочная книжка кавалериста, коне­вода, спортсмена и любителя лошади», написан­ная «лейб-фотографом» Кавалер. Школы и од­ним из создателей Красной конницы, Долмато­вым, в которой он, критикуя посадки по ита­льянской системе «наших итальянцев», упорно твердит о том, что корпус всадника на прыжке должен оставаться отвесным к горизонту и не отделяться от седла (по крайней мере пах) (стр. 202-204), то есть совершенно обратное то­му, что проповедывали пионеры прыжка по итальянской системе. Его фотографии итальян­ца капитана Каприлли — совершенно устаре­ли, так как техника прыжка и высота препят­ствий сильно прогрессировали. Если посмотреть на прыжки мировых чемпионов, выступающих на международных состязаниях, как Винклер, Шридде, Пат Смайт, Инзео и др., то увидим, что они делают именно то, что проводили наши «итальянцы» т. е. ездят на коротких стременах на скаковых трензельных поводах с мартинга­лами и наклоняют корпус сильно вперед, отде­ляясь от седла.

В Михайловском манеже, из постоянного со­става Школы, выезжали только ротм. Бертрен, Принц Наполеон Мюрат и ротм. Резников, но особых успехов они не имели. Почти не бывало участников переменного состава, кроме есаула Чеславского и Н. И. Звягинцева, которые были спортсменами-любителями; но, я думаю, что даже Звягинцев, бравший на «Канзасе» рекор­ды высоты, по системе Школы, не пошел бы на барьер, который, после перескачки, взяв не менее 20-ти барьеров, берет теперь Пат Смайт.

Приводя эти примеры, я хочу сказать, что Офицерская Кавалерийская Школа вырабаты­вала солидных ездоков по выездке, по системе Джемса Филлиса, но никто из постоянного со­става не выступал на международных состяза­ниях по выездке. (Кстати, лейб-гусар Б. С. Вол­ков, состоя в переменном составе Школы, полу­чил в Лондоне приз за выездку). Что же касает­ся прыжков, то сама спортивная жизнь не оправдала системы длинных стремян и мунд­штука.

Князь Н. Девлет-Кильдеев

На одном из Привалов Конницы в Париже, зашел разговор о «кирасирской» пуговице. Из имеющихся у меня материалов по истории мо­его полка, могу дать следующую справку: «16 февраля 1829 года. Всем строевым чинам на обмундировании пуговицы иметь с выпуклым изображением гранады и на ней цифры № пол­ка». К этому могу добавить, что на пуговице Новгородского кирасирского полка был № 8.

10 драгун. Новгородского полка полк. Ю. А. Валуев

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

В № 64 «ВОЕННОЙ БЫЛИ», в статье «Из прошлого Кавалергардов», пропущены сле­дующие строки: на стр. 18-й второй столбец, 8-я строчка сверху, после слов Кавалергарды надо поставить — «в составе кирасирской диви­зии вошли в армию Шварценберга. При той же армии следовала и Главная Квартира. Бли­зость Главной Квартиры…».

В. Н. Звегинцов


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв