Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Письма в Редакцию (№ 71)



К ПИСЬМАМ ШТ.-КАП. СЕНЦОВА И ГЕН. АНДОЛЕНКО. (№ 70 «Военной Были»).

71-ая пехот, дивизия 1914 г. не имела ниче­го общего с 71-й пех дивизией времени япон­ской войны. Беру на себя смелость ответить ген. Андоленко, что перенесение Василия Ря­бова из списков 196 пех. Инсарского полка в таковые 320-го пехот. Чембарского не состоя­лось. Это, конечно, только мое предположение, но имеющее некоторые основания в следующем: в 1914 г. 196 пех. Инсарский полк дал кадры для сформирования 336 пех. Анапского полка 84-й пех. дивизии. В то же время, в г. Саран­ске второочередной 320 пех. Чембарский полк получил свой кадр от 180 пех. Виндавского полка 45-й пехот, дивизии, а 284 пех. Венгровский полк получил таковой же от 136 пех. Та­ганрогского пех. полка 34-й пех. дивизии. Сле­довательно, никакой преемственности от Чем­барского полка японской войны у этих полков не могло быть и имя Василия Рябова должно было остаться в 196 пех. Инсарском полку, включившем в себя, в 1910 году, 216 пех. ре­зерв. Инсарский полк, в списки которого был занесен в 1906 году Василий Рябов.

В 1904 г., 54-я пех. резерв, бригада развер­нулась в 71-ую пехот, дивизию и 284 пех. Чем­барский полк получил кадр от 216 пех. резерв. Инсарского полка. Дивизия входила в V Сибир­ский арм. корпус и в августе 1904 г. понесла большие потери под Ляояном. Если я не оши­баюсь, командиром корпуса был генерал Дембовский, а начальником 71 пех. дивизии — ге­нерал Орлов.

В октябре 1906 года, останки Василия Рябо­ва были привезены из Манчжурии в г. Пензу. Траурная процессия проследовала через весь город, среди шпалер войск и учащихся всех учебных заведений города, в пригородное село Лебедевское, откуда был родом Василий Рябов.

Эта торжественная церемония вызвала на­рекания со стороны либеральной интеллиген­ции города, того времени, настроенной чрезвы­чайно антиправительственно и противумилитаристически.

Жене Рябова была назначена пенсия, а обу­чение детей было принято на казенный счет.

В. Терентьев.

Я бы хотел несколько дополнить мое Пись­мо в Редакцию некоторыми личными воспоми­наниями.

С тех пор как разворачивался у нас Чембар­ский полк прошло 60 лет, мне в те поры, шел восьмой год, но я помню события тех дней, как будто это было вчера. В доме отца моего, в на­дворных постройках, в течение полутора меся­цев был на постое взвод Чембарцев, в 60 чело­век. Тут было полно баб и ребятишек, пона­ехавших из деревень для проводов родных и надолго здесь застрявших. Помещений было до­статочно, но поначалу на постой было назначе­но 30 человек. В двухэтажном складе-палатке, отец построил нары на 30 человек и поставил солдатам трехведерный самовар и запас дере­вянного угля. «Палатка» оказалась занятой лишь на одну четверть и тогда к нам, самоте­ком, переселился весь взвод. Я все время про­водил среди солдат. Люди были все пожилые, бородачи, серьезные, в большинстве, солдаты Александра III. На дворе они учились ставить палатки, плели, из ржаной соломы, маты для похода, а на занятия уходили за город, на ла­герное поле и стрельбище. Там их, в июле ме­сяце, смотрел Государь, которого я видел в первый и последний раз в жизни.

В соседней 54-й дивизии был 214 пехотный Мокшанский полк, капельмейстер которого со­чинил известный вальс «На сопках Манчжу­рии», который, в просторечии, и именовался «мокшанкой».

В. Терентьев.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ.

ОТ РЕДАКЦИИ.

Посылаю Вам выдержку из письма ко мне офицера Кавказского Конно-Горного Артилле­рийского дивизиона, которое он просит поме­стить как дополнение к моей статье об атаке Нижегородцев у деревни Колюшки.

«Я беру на себя смелость просить Вас допол­нить описание доблестной атаки у Колюшек тем, что «наша артиллерия, сумевшая подбить тяжелое немецкое орудие» и державшая под огнем, атакуемую Нижегородцами, немецкую батарею, была наша 1-я батарея Кавказского Конно-Горного дивизиона, под командой ее до­блестного командира подполковника В. И. Леонтовича. В этой удачной атаке участвовал наш офицер поручик П. А. Карпов с несколькими разведчиками и вахмистр батареи, ведший рас­пряженные уносы для вывоза немецких ору­дий. В 1-й батарее хранился трофей этого ли­хого дела — оптический прицел немецкого тя­желого орудия. Вечная память павшим Ниже­городцам, а для нас, Конно-Горцев, упоминание имени доблестного подполковника Всеволода Иосифовича Леонтовича было бы заслуженным венком на его могилу».

Я хорошо знал подполковника Леонтовича и могу заверить, что он, как высоко доблест­ный офицер и отменный артиллерист, так же как и весь состав Кавказской Конно-Горной батареи вполне заслуживают упоминания о их славном участии и содействии Нижегородцам в бою у деревни Колюшки.

Полковник Ден.

В моей статье «По поводу фальсификации прошлого» в № 70 «ВОЕННОЙ БЫ Ли», оши­бочно отмечено, что я был назначен команди­ром 13-й Конной батареи в 1913 году, между тем, это назначение состоялось в 1909 году. Прошу Вас поместить это исправление, так как оно имеет значение, как показатель быстрого развития грамотности в Европейской России: в 1903 году прибывало в батарею 65 проц. негра­мотных, а в 1909 — неграмотные уже насчиты­вались единицами.

А. Левицкий.

Прошу внести поправку в статью А. Брофельда о Кадетских корпусах: Сибирский Им­ператора Александра I имел фуражку синюю, а не черную.

Л Радцевич-Плотницкий.

В № 70 «ВОЕННОЙ БЫЛИ», по недосмот­ру редактора, в описание церемонии передачи штандарта 17 драг. Нижегородского полка в храм-памятник, вкралась ошибка, которую мы спешим исправить.

Кроме Нижегородского полка, широкие Ге­оргиевские ленты на штандарте имел еще 18 драгунский Северский полк. Ленты эти были пожалованы полку «За конную атаку полком 3 июня под кр. Карс у с. Аравартан в Русско- турецкую войну 1877-78 г.г. турецких таборов, пытавшихся прорваться из крепости Карс».

Редактор журнала приносит свое извинение г.г. офицерам Северского полка, за допущенную ошибку.

Алексей Геринг.

О ШТАНДАРТЕ 18 ДРАГУН. СЕВЕРСКОГО ПОЛКА.

Штандарт 18 драгунского Северского полка, увезенный в дни октябрьской революции под­прапорщиком Гавришем и переданный в ячей­ку полка в Армии Вооруженных Сил Юга Рос­сии, был при Сводном полку Кавказской кава­лерийской дивизии, в период гражданской вой­ны, а ныне находится в Синодальном храме в г. Нью-Йорке.

За свой подвиг, подпрапорщик Гавриш был произведен Главнокомандующим в офицеры.

Полковник Пермяков.

В ответ на письмо г-на Власкова в № 70 «ВОЕННОЙ БЫЛИ», могу сообщить следую­щее: поручика Кулаковского мне пришлось встретить в 1947 году, в лагере под Мариинском, в С.С.С.Р. Он был схвачен Советами в Константинополе и приговорен к десяти годам ла­герей. Выбрался-ли он, после этого, из С.С.С.Р. я не знаю, хотя тогда производил впечатление человека крепкого и здорового.

В разговоре со мною, он утверждал, что, же­лая вырваться из плена, он заявил немецким властям, что хочет послужить Германии, как немецкий агент и что, действительно, при от­правлении в Россию, ему была дана явка к Мясоедову.

Автор этого письма лично известен Редакции.

 


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв