Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 24th 2022

Номера журнала

Обзор военно-исторической печати (№ 71)



Михаил Свечин: «Записки старого генерала о былом». Ницца 1964 г.

В настоящее время, 50 лет после начала 1-й Мировой войны, каждая выходящая в свет кни­га, в которой речь идет о последней, является целым событием. Поэтому с какой-то особенной радостью и огромным интересом берешь в ру­ки только что вышедшую книгу генерала Свечина «Записки старого генерала о былом». Но не только о 1-ой Мировой войне повествует нам генерал Свечин. Его мемуары захватывают ко­нец ХІХ-го столетия и ведут нас через начало ХХ-го, заканчиваясь периодом белой борьбы на юге России.

На 200-х с лишним страницах проходит пе­ред, читателем вся военная карьера генерала Свечина, от кадетского корпуса вплоть до ко­мандования им кавалерийским корпусом, через военное училище, службу его в полку, Акаде­мию Генерального Штаба, службу в Генераль­ном Штабе, которую начал он на полях Манч­журии во время русско-японской войны. Хотя коротко, но захватывающе, пишет он о послед­ней, давая между прочим, характеристику Ку­ропаткина. После русско-японской войны слу­жил он по Генеральному Штабу в С.-Петербург­ском Военном округе.

Далее говорит о войне 1914-17 г.г., которую начал в штабе 9-ой армии, а окончил команди­ром 1-го кавалерийского корпуса, пройдя в те­чение этих неполных трех лет последовательно через следующие должности: начальника шта­ба 2-ой Гвардейской кавалерийской дивизии и начальника штаба кавалерийского корпуса ге­нерала Гилленшмидта во время тяжелых, но удачных и славных боев нашей кавалерии на стыке обоих фронтов, северо-западного и юго-западного в ноябре 1914 года под городом Петроковым. В марте 1915 года назначается Свечин командиром 14-го драгунского Малороссийского полка, а уже в декабре того же года — коман­диром своего родного Лейб-Гвардии Кирасир­ского Ее Величества полка, которым командо­вал он до весны 1917 года, когда был назначен начальником Сводной кавалерийской дивизии в предгорьях Карпат. А уже к концу лета того же года, после Корниловского выступления, принял он командование 1-ым кавалерийским корпусом, эту последнюю должность свою в нашей старой армии. Все это такое быстрое про­движение его по службе в достаточной мере го­ворит о высоких боевых качествах генерала Свечина.

Читая перечисление всех должностей, ко­торые генерал Свечин занимал во время 1-ой Мировой войны, приходится только пожалеть, что он подробнее не останавливается на отдель­ных эпизодах и боевых событиях, в которых он играл немалую роль, что, мне кажется, объяс­няется свойственной автору книги скромно­стью.

В конце 1917 года (декабрь) генералу Свечину стало ясным, что после захвата власти большевиками, спасения для быстро разлага­ющейся нашей бывшей славной армии больше быть не может, а поэтому он отправляется на юг России, где уже собрались генерал Алек­сеев и «Быховские узники» и где шло форми­рование Добровольческой армии. Здесь нача­лась военно-дипломатическая деятельность ге­нерала Свечина, не менее блестящая, чем его чисто-военная, боевая. Целый ряд миссий, в целях добывания необходимой помощи и воо­ружения для борьбы с большевиками, ведут его на Украину к гетману Скоропадскому, к германскому фельдмаршалу Эйхгорну и к его начальнику штаба генералу Гренеру, будуще­му военному министру Германии. Потом едет он с той же целью в Лондон и Париж. Во вре­мя этих поездок с деликатными поручениями дипломатического характера, генерал Свечин показал свой врожденный такт, свои знания, умение и большую находчивость, чем принес громадную пользу белой борьбе на Юге Рос­сии.

У читателя книги генерала Свечина, уже знакомого с появившейся в 1959 году в Москве книгой графа Игнатьева «50 лет в строю», не­вольно возникает желание сравнить между со­бой этих обоих авторов. Действительно, оба они почти одновременно были произведены в офи­церы той же самой 1-ой Гвардейской кавале­рийской дивизии, в полки, имевшие общего Шефа, вдовствующую Императрицу Марию Фе­доровну. Оба они одновременно поступили и вместе окончили Академию Генерального Шта­ба, после чего вместе же поехали в 1904 году на русско-японскую войну, где опять-таки вме­сте служили в штабе Главнокомандующего. Если же после русско-японской войны их во­енные дороги и разошлись, то, несмотря на это, в их дальнейшей службе было много общего, так как в ней им пришлось иметь дело все с те­ми же самыми высокопоставленными особами и соприкасаться все с одними и теми же вопро­сами подготовки России к войне В дальнейшем же генерал Свечин проделал всю 1-ую Миро­вую войну в рядах наших Действующих армий, тогда как Игнатьев просидел всю войну на по­сту военного агента в Париже, откуда и пере­кинулся к большевикам

Насколько книга Игнатьева, от самого на­чала и до конца, переполнена самодовольством, хвастовством, ложью, подтасовками, а главное, всей, вышедшей на явь, подлостью автора, как человека, настолько «Записки старого генера­ла о былом» генерала Свечина отличаются объективностью, правдивостью и большой скромностью. Ему отнюдь не чужда известная критика некоторых власть имущих особ, так и фактов и событий, неизбежно приведших к трагическому крушению Российской Империи. Но и тут он резко отличается от Игнатьева своим умеренным тоном, а также полным отсутствием разных непристойных выходок и необоснован­ных клеветнических нападений последнего.

Книга генерала Свечина издана прекрасно и с большим вкусом. Она большого формата, на­печатана на отличной бумаге и содержит 18 от­части редких иллюстраций.

В. Кочубей.

Добавить отзыв