Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Saturday June 24th 2017

Номера журнала

Проект Ломоносова и экспедиция Чичагова. – Г. фон Гельмерсен



Под таким заглавием эта библиографиче­ская редкость в виде небольшой книжки была издана в Санкт-Петербурге в 1854 году Гидро­графическим департаментом и напечатана в типографии Морского ведомства.

Но еще в газете «Морской Телеграф» 1827 года за № 18 в перечислении трудов Ломоносо­ва упоминается о его проекте под названием: «Письмо о северном ходу в Ост-Индию Си­бирским океаном», написанном в 1755 году.

И только со вступлением на престол Импе­ратрицы Екатерины 2-й, в связи с ее мерами по возрождению флота, Ломоносов представил 20 сентября 1763 года «Его Императорскому Высочеству, пресветлейшему Государю Цеса­ревичу Великому Князю Павлу Петровичу, герцогу Шлезвиг-Голстинскому, Стормарнскому, Дитмарсенскому, графу Олденбургскому и Делменгорскому, Наследнику Норвежскому, флотов Российских генералу-Адмиралу, мило­стивейшему Государю — «Краткое Описание разных путешествий по северным морям и по­казание возможного проходу Сибирским оке­аном в Восточную Индию».

В целях преобразований во флоте Импера­трица Екатерина 2-я учреждает в ноябре этого же 1763 года «Морскую Российских флотов Комиссию» и членами ее утверждает следу­ющих образованнейших офицеров того време­ни: вице-адмирала Мордвинова, генерал-пору­чика Чернышева, отставного вице-адмирала Милославского и контр-адмирала Спиридова. Наследник Цесаревич Павел препроводил этот проект Ломоносова 22 декабря 1763 года в вы­шеупомянутую Комиссию с тем, чтобы: «если по внимательном рассуждении не сыщется в этом деле невозможностей, то, положив, как приступить к оному, меня о том уведомить; тогда можем поднесть доклад Ее Император­скому Величеству на Высочайшую аппробацию».

Вот копия доклада Ломоносова Наследнику Цесаревичу Павлу:

«Пресветлейший Государь Цесаревич Ве­ликий Князь, Милостивейший Государь!

Великий прадед Вашего Императорского Высочества между прочими своими преимуще­ственными делами и подвигами первым почи­тал упражнением сооружение флотов Россий­ских. Его неутомимою рукою введены корабли военные на Белое, Азовское, Варяжское и Кас­пийское моря, и показана морская российская сила всем окрестным державам в краткое вре­мя громкими победами. Его благословенное предначинание ожидает от Вашего Император­ского Высочества благополучного продолжения и приращения, о коем весьма не сомне­ваемся, когда радостно видим, что премудрая Родительница Вашего Высочества всемилости­вейшая Самодержица наша отменным внима­нием обращает прозорливое око на состояние морского своего могущества и ради Вашего основательства в сем важном государственном учреждении с самых нежных (ранних) лет главное оного правительство (управление) пре­поручить благоизволила, дабы по Ее попечи­тельным предводительством флотских дел знание и к ним охота купно (одновременно) с Вашими летами возрастала и укреплялась. Могущество и обширность морей, Российскую Империю окружающих, требуют такового ра­чения (старания) и знания.

Между протчими, Северный океан есть пространное поле, где под Вашего Император­ского Высочества правлением усугубиться мо­жет Российская слава, соединенная с беспри­мерной пользой через изобретение (открытие) восточно-северного мореплавания в Индию и Америку.

Представляющиеся в том трудности и опас­ности, сколько добропорядочным предприяти­ем удалятся, но вдвое того оскудеют, или вов­се исчезнут счастием Вашего Императорского Высочества и Божеским споспешествованием во всех благонамеренных делах премудрые Екатерины.

Сей мой посильный труд, от усердия к пользе отечества происшедший и Вашему Им­ператорскому Высочеству посвященный, ежели некоторого уважения Вашего удостоен будет, крайним моим почту удовольствием.

Вашего Императорского Высочества подданнейший и всеусерднейший раб
 Михайло Ломоносов Сентября 20-го дня 1763 года

В этому проекте — докладе «Краткое опи­сание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» Ломоносов обоб­щил опыт своих предков — поморов и работы морских офицеров — участников Великой Се­верной экспедиции.

Получив этот проект, «Морская Россий­ских Флотов Комиссия» выписала из Архан­гельска четырех поморов — промышленников, бывавших уже на Шпицбергене и Новой Зем­ле, и из флота потребовала всех матросов-по­моров, какие побывали в тех странах.

Наш академик — помор Ломоносов присут­ствовал при допросе и отобрании сведений. Он сначала предлагал отправить экспедицию на восток от северо-восточной оконечности Новой Земли, где зимовал еще в 1596 году Беренц и куда достигнуть было, по его мнению, не труд­но. Но собранные от поморов, промышленни­ков и матросов сведения его убедили в том, что Новая Земля мало доступна, и потому в марте месяце 1764 года он представляет Комиссии первое прибавление к проекту, в котором объ­ясняет, что выгоднее отправиться к западу с острова Шпицберген. 24 апреля этого же 1764 года он подал второе прибавление — «сочи­ненное по новым известиям промышленников из островов Американских и по вопросу компанейщиков Тобольского купца Ильи Снигирева и Вологодского купца Ивана Буренина», — в котором, на основании полученных сведе­ний об открытии островов Алеутской гряды (Американских) Умнака и Алахшака (или Аля­ска), еще более доказывает удобность и возмо­жность прохода Полярным морем, так как эти острова расположены — «у северных берегов Америки, около половины расстояния от Комчатского устья до Шпицбергена».

Он торопит снаряжением экспедиции, пока планета Юпитер, хорошо определяющая дол­готу места, обращается в самых северных стра­нах.

***

14 мая 1764 года последовал Императри­цы Екатерины 2-й —

«Высочайший Указ о на­значении экспедиции Чичагова»:

«Для пользы мореплавания и купечества на Восток наших верных подданных за благо избрали мы учинить поиск морского проходу Северным океаном в Камчатку и далее.

Того ради Всемилостивейше повелеваем, не упуская времени, положить сему предприятию начало нынешним летом под именем «ВОЗОБ­НОВЛЕНИЯ КИТОВЫХ И ДРУГИХ ЗВЕРИ­НЫХ И РЫБНЫХ ПРОМЫСЛОВ НА ШПИЦ­БЕРГЕН» таким образом:

1. Начать оный путь от города Архангель­ского до западных берегов острова Шпицберге­на, откуда идти в открытое море в вест, скло­няясь к норду, до ближних берегов Гренланд­ских, которых достигнув, простираться подле оного на правую руку, к западно-северному мысу Северной Америки.

2. Для сего путешествия отправить Глав­ным командиром искусного и надежного офи­цера и с ним двух других, так же бывалых и знающих людей, на трех невеликих морских судах, к сему предприятию удобных, которых взять, буде есть, от городского адмиралтейства или купить, либо нанять у тамошних промы­шленников.

3. В команду поручить оным офицерам на­длежащее число унтер-офицеров, знающих на­вигацию, и матрозов; и сверх того придать бы­валых на оном Шпицбергене и на Новой Земле искусных тамошних кормщиков и мореходце» на каждое судно сколько за благо найдется.

4. Взять из удобного места на свое судно по тамошней промышленичей избе для зимо­вья, если оно случится.

5. Оные судна снабдить довольным прови­антом на два или три года; и сверх того всяки­ми надобными орудиями, без скудости.

6. На произведение определяем употребить из адмиралтейской суммы до двадцати тысяч рублей на счет оной Комиссии.

7. Отправляющимся в сей путь офицерам жалуем, для ободрения, при самом отправле­нии повышением чина; потом, когда их тщани­ем достигнут благополучно до назначенного места, то могут себя сами объявить Высочай­шим именем Нашим повышенными другим ран­гом; а после возвращения из оного походу, по рассмотрению их усердия, и третьим рангом награждены быть имеют.

8. Во время сего пути всем офицерам, ун­тер-офицерам и рядовым определяем по их чи­нам двойное жалование, а наемным людям — двойную плату против обыкновенной, которые и года на два вперед выдать можно.

9. В случае благополучного успеху сего предприятия, Всемилостивейше обещаем:

Всем бывшим в том пути окладное рядовое жалованье каждому по смерть, не считая того, что в продолжении своей службы впредь по чину получать будут.

10. Кому же в сем предприятии смерть при­ключится, того оставшим, жене — по замуже­ство (то есть до второго брака) или по смерть, а детям — до возрасту, производить половин­ное окладное, по чину покойного, жалованье.

11. На все сие и на протчее, что к тому принадлежит, сочинить и дать главно-команду имеющему офицеру обстоятельную инструк­цию для порядочного управления и для всяких чаятельных случаев.

12. По сему делу повелеваем присутство­вать Статскому Советнику и Профессору Михайлу Ломоносову.

13. ВСЕ СИЕ ПРЕДПРИЯТИЕ СОДЕРЖАТЬ ТАЙНО И ПОТОМУ СЕГО НАШЕГО УКАЗУ, ПО ВРЕМЕНИ, НЕ ОБЪЯВЛЯЕТСЯ И НАШЕ­МУ СЕНАТУ.

Адмиралтейств-Коллегия, получив это Вы­сочайшее повеление Императрицы, того же 14 мая 1764 года в заседании решила немедленно вызвать находившегося в Казани у отправле­ния казенных лесов капитан-лейтенанта Васи­лия Бабаева, который был признан способным «к отправлению экспедиции».

Прочих двух командиров, «в том числе главного», решили избрать в следующее засе­дание, которое состоялось 17 мая, и на нем уже присутствовал и профессор М. Ломоносов. На­чальником экспедиции был выбран капитан 2 ранга Михайло Рябинин. Ему была объявлена сущность дела и обещанные Государыней на­грады, но и была взята подписка о том, что он обещает содержать в величайшей тайне и се­крете все только что услышанное.

Адмиралтейств-Коллегия вначале предпо­лагала отправить экспедицию в том же 1764 году назначила для нее находившиеся в Ар­хангельске из посланных местных портов еще в прошлом году два пинка и один бот, которые повелела готовить немедленно, донося об ус­пехах работ еженедельно курьерами.

Но члены «Морской Российских Флотов Комиссии» так же, как Ломоносов, такую по­спешность осудили и нашли даже опасной. Внимая им, Императрица 25 мая издала Указ:

«Буде Коллегия рассудит, что способнее и бо­лее успеху ожидать можно от начатия кам­пании в предбудущего году, то на оное Я со­гласна».

Тогда только Адмиралтейств-Коллегия при­знала за лучшее построить три новых судна, одно длиною в 90 фут., а другие два — по 82 фут.

Их постройку поручили в Архангельске ма­стеру Ламбе Ламесу и приказали приготовить эти суда к отплытию, для перехода в Колу, к сентябрю месяцу.

Что сталось с капитаном 2 ранга Рябининым неизвестно.

Начальником экспедиции и командирами двух других судов были утверждены следую­щие офицеры:

  • Капитан 1 ранга Чичагов (начальник),
  • Капитан 2 ранга Никифор Панов,
  • Капитан-лейтенант Василий Бабаев.

К ним в помощь:

  • Лейтенанты Петр Барноволоков, Федор Озеров и Петр Поярков.

Ломоносов принимал самое деятельное уча­стие во всех совещаниях по подготовке экс­педиции, писал инструкцию, выбирал и зака­зывал инструменты, учил отправляющихся в экспедицию делать барометры, термометры, даже предложил модель вентилятора, по кото­рой таковой и был сделан. Знаменитый гидро­граф Нагаев составил для экспедиции «На­ставление мореплавателям», являвшееся ру­ководством к морскому счислению и съемкам.

Академик Румовский написал «Способ на­ходить длину места посредством луны» и со­ставил по Французскому календарю и по раз­ным сочинениям де-ла-Калля *) (Галле) «таблицы расстояний луны от солнца на С.-Пе­тербургский меридиан».

Назначенные для зимовья на Шпицбергене 10 изб, баня и амбар, так же как и часть при­пасов провианта, были отправлены на остров летом 1764 года на пинке «Слон» под коман­дованием лейтенанта Немтинова и на шести на­емных судах, тоже под командой морских офицеров. Назначенные же для самой экспе­диции суда, согласно пожеланию Государыни, были названы фамилиями их командиров: «Чичагов», «Панов» и «Бабаев».

Они были построены особенно прочно, об­шиты сверх обыкновенной обшивки сосновыми досками, а по форштевням обиты железом. Для лучшего распределения груза, вместо бал­ласта было положено полосовое железо. В па­лубах поделаны печи. Вооружены были: «Чи­чагов» — 16 пушками, а «Панов» и «Бабаев» по 10 пушек каждое, и сверх того, для сигна­лов, по одной кугольной мортирке. Укомплек­тованы они людьми так: на «Чичагове» 76 человек, а на «Панове» и «Бабаеве» по 51 человеку, по одному лейтенанту, по 2 штур­мана и по 2 ученика. В числе нижних чинов на «Чичагове» 12 промышленников, а на дру­гих по семь; матросов на первом 26, а на дру­гих по 13; по одному разных мастеровых, — кузнецов, парусников, конопатников, купоров, плотников, и по одному священнику.

Для команды были пошиты овчинные шу­бы, такое же нижнее платье, треухи на голову, бахилы и рукавицы с варегами. Сверх регла­ментной дачи отпущены на команду противоцынготные припасы как-то: 148 ведер сосно­вой водки, 10 пудов меда-сырца, 46 фунтов горчицы, 3½ пуда хмеля, 58 пудов пшенич­ной муки, 6 четвертей луку, 60,5 пудов толок­на, 45 батманов чесноку, 46 ушатов морошки, ржаного солоду и 1 анкерок ренского уксуса.

Вольному кухмистеру Кейзеру было зака­зано сделать сушеного супа, со специями и без специй, по 1½  пуда каждого сорта, что было послано сухим путем в Колу.

Ничего не щадили для успеха экспедиции. Навигационных инструментов было дано 31 штука. Также были предоставлены еще со­кращенные журналы плаваний в Америке Бе­ринга и Чирикова и копии их карт.

Когда командиры были уже в Коле, Импе­ратрица Екатерина по особому Ее вниманию к экспедиции послала им в подарок каждому по золотым секундным часам. Словом, Государы­ня ничего не жалела для успеха экспедиции.

***

9 мая 1765 года Чичагов вышел в море с тремя судами. Встречая в течение более трех месяцев всюду непроходимые льды, и так как время уже клонилось к осени, по совещании с другими командирами 20 августа прибыли в Архангельск.

Эта первая неудача весьма огорчила Адмиралтейств-Коллегию. Но было решено на буду­щее лето снова отправить Чичагова с теми же тремя судами, которые были опять посланы на Колу. На этот раз было разрешено действо­вать по своему усмотрению, нисколько не стес­няясь инструкцией.

В постановлении Адмиралтейств-Коллегии 18 января 1766 года сказано:

«Покушение надо повторить, дабы увидеть, не возможно ли встретившейся препон в пер­вый раз при другом разе преодолеть… Дабы столь славное и полезное предприятие произ­вести ничего не упустили и через то узнали бы или возможность, или конечную невозмож­ность предполагаемого проезда».

Но и во второй раз плавание было неус­пешно. Из Колы вышли 19 мая 1766 года и 16 июля, при сильном противном северном ве­тре, достигли северной оконечности острова Шпицбергена.

18 июля достигли широты 80° 30 и здесь были совершенно остановлены бесконечными льдами.

В тот же день пошли обратно и 10 сентя­бря прибыли в Архангельск.

В своем обращении к морским офицерам, которое приложил к корабельным журналам двух походов экспедиции, капитан 1 ранга Чи­чагов, отдавая себя на суд всех морских офи­церов, перечисляет трудности и опасности, им преодоленные в этих далеких и еще неизвест­ных морях, полных льдами, с почти беспре­рывными туманами, где моряк жертвует своей жизнью, не зная достоверно «что получит за это, — честь или, что чаще случается, — веч­ное нарекание, и его неудача будет приписана его безрассудству и неосторожности».

Последующие плавания в этих водах оп­равдали Чичагова. Но в то время стыдились своей неудачи и не объявляли результатов этой задуманной Ломоносовым экспедиции. Профессор скончался еще 4 апреля 1765 года и не знал о неудаче экспедиции Чичагова. По воле Императрицы проект Ломоносова и похо­ды экспедиции Чичагова держались в вели­чайшем секрете «даже и от Сената до време­ни» и оставались тайной. Знало о проекте Ло­моносова очень ограниченное число лиц. По­том о нем забыли…

Этот полный свой труд Ломоносов озагла­вил так:

«Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показание возможного про­ходу Сибирским океаном в Восточную Индию.

Он содержит пять глав.

1-я, из 20 параграфов — «О разных мореплаваниях, предпринятых для сыскания про­ходу в Ост-Индию западно-северными моря­ми».

2-я, тоже 20 параграфов — «О поисках морского проходу в Ост-Индию в северо-во­сточной части Сибирского океана».

3-я, из 41 параграфа — «О возможности мо­реплавания Сибирским океаном в Ост-Индию, признаваемые по натуральным обстоятельст­вам.

4-я, из 15 параграфов — «О приуготовлении к мореплаванию Сибирским океаном.

5-я, из 23 параграфов — «О самом пред­приятии северного мореплавания и о утверж­дении и умножении Российского могущества на Востоке.

В заключение он приводит причины неудач прежних походов, как англичан и голландцев, так и русских.

Затем, в дополнение, он написал в марте 1764 года «Первое прибавление — «О север­ном мореплавании на восток по Сибирскому океану» и в апреле того же года — «Приба­вление второе, сочиненное по новым извести­ям промышленников».

Г. фон Гельмерсен

__________
*) Неправильный перевод с французского: Jean-François Gallet, 1744-1799, французский математик, автор Table des Logarithmes.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв