Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday July 26th 2017

Номера журнала

Первые офицеры Российского Императорского флота русского происхождения. – Г. фон Гельмерсен



(Воспитанники «колыбели флота» — Навигацкой школы и Морской Академии)

Из 29 юношей «стольников», «детей знат­ных особ», не бывших в «Навигацкой шко­ле», отправленных Петром Великим для обу­чения заграницу, только семь человек остались служить на флоте. Главными источниками для пополнения флота офицерами русского проис­хождения были: до 1716 года — «Навигацкая школа», а после 1716 года — «Морская Акаде­мия». Из 1.200 учеников «Навигацкой шко­лы» не все служили офицерами; часть из них, человек 400, служили матросами, унтер-офи­церами, канонирами, пушкарями, констапелями и подштурманами.

Из «Морской Академии» с 1717 по 1725 год было выпущено во флот 215 человек, из них: 147 мичманами, 4 корабельными секретарями, 61 унтер-лейтенантами и 3 лейтенантами. Чин мичмана в то время еще не был офицерским.

За этот промежуток времени в 8 лет пер­вым и единовременным и самым большим про­изводством был выпуск «Морской Академии» 2 марта 1721 года, когда было произведено 86 мичманов и 38 унтер-лейтенантов. Летом 1721 года «Северная война» закончилась Ништадтским договором, по которому Россия получила обширное побережье, издревле принадлежав­шее Новгороду и Пскову, и только Финляндия еще частью осталась во власти шведов.

За 20 лет упорной борьбы Государь создал армию и флот, достиг свободного выхода Рос­сии в Балтийское море. Он организует торго­влю с заморскими странами. Он стал готовить­ся к походу на Каспийское море, дабы восста­новить для пользы России древний торговый путь, доставлявший к Балтийскому морю во времена Великого Новгорода богатства Персии и Индии. Он мечтал о достижении Северными морскими путями Китая и Японии. Не забывал Великий Петр и дальневосточной окраины России.

В начале 18-го века Камчатка уже была завоевана В. Атласовым. В это время путеше­ствия на Камчатку совершались только по су­ше. Государь обещает большую награду за от­крытие морского пути к ней. В 1711 году ата­ман камчатских казаков Д. Я. Анцыферов вместе с есаулом Ив. Петр. Козыревским во главе отряда казаков перешли на северные Курильские острова Шумшу и Парамушир и подчинили их под власть Петра. После смерти Анцыферова, убитого в 1712 году дикими ительменами на Камчатке, есаул И. П. Козыревский во паве отряда казаков Свершает еще два похода в 1712-13 гг. на северные Ку­рильские острова. Он составил схематические карты и описания Курильских островов и со­брал сведения о Японии и морских путях к ней. В 1714 году служилый человек Кузьма Соколов был отправлен из Якутска с группой мореходов и плотниками по рекам Ленского бассейна до Юдомского креста, а затем по реке Урак до Охотского острога. Построив там «лодию», в 1716 году он совершил два плавания на Камчатку, зимовал на полуострове, а в 1717 году вернулся в Охотск.

Он был начальником первой русской экспе­диции, положившей начало судоходству по Охотскому морю, от Охотска до Камчатских гаваней.

В 1719 году Император Петр посылает на Дальний Восток двух геодезистов, Ивана Евреинова и Федора Лужина, досрочно выпущен­ных из «Морской Академии». Они посылались «…до Камчатки и далее, куда вам указано, и описать тамошни места, где сошлася ли Аме­рика с Азией?»

Они прошли на лодии и описали четырнадцать островов, до острова Симушир включитель­но. Но результаты их работ не удовлетворили Петра, который мечтал о торговых морских путях в Японию и Америку.

Северный морской путь (по водам Северно­го Ледовитого океана) мог быть кратчайшим и, кроме того, полностью проходить по отечествен­ным водам.

23 декабря 1724 года Петр собственноручно написал инструкцию предполагаемой экспеди­ции. Начальником ее назначался датчанин Витус Ионсен, или Иван Иванович (как его назы­вали русские моряки) Беринг. Службу в рус­ском флоте он начал двадцатичетырехлетним унтер-лейтенантом. В 1704 г. участвовал в Азовском походе и в победных боях на Бал­тийском море. В время долгой «Северной вой­ны» он не один раз выполнял специальные поручения Петра.

Его помощником был избран воспитанник «Морской Академии» выпуска 2 марта 1721 года, первого многочисленного производства, лучший ученик Алексей Ильич Чириков. При выпускных экзаменах присутствовал сам Го­сударь, и по его личному приказу Чириков сразу был произведен в унтер-лейтенанты. Этот выпуск и был, собственно, первым царским выпуском русских морских офицеров. Предыдущие выпуски были единоличными или же очень немногочисленными, по мере подготовки каждого воспитанника к познанию морских «искусств» и наук, а не многочислен­ной группы учеников единовременного производства.

Через пять месяцев Петр умирает.

Это была первая камчатская экспедиция и продолжалась она пять лет, с 1725 по 1730 год. Заданием экспедиции было найти морской про­лив между Азией и Америкой. Морской поход в поисках пролива длился всего 1½ месяца, остальное время заняли подготовительные ра­боты: заготовка провианта, наем и выбор ко­рабельных строителей, путешествие по суше из Петербурга в Охотск. Для доставки экспе­диции: 1) личного состава, то есть командира, капит. бригадира Беринга, 1-го лейтенанта Шпанберга, 2-го лейтенанта Чирикова и 41 че­ловека команды и также 2) материала — де­готь, канаты, цепи, якоря, паруса, провизия и т. д. — от Петербурга до Охотска понадобилось 673 лошади, и путешествие длилось, в один только конец, больше года. Строительный ма­териал заготовлялся в Охотске, и там членами экспедиции был построен их бот «Святой ар­хангел Гавриил».

Результаты этой первой камчатской экспе­диции не удовлетворили Адмиралтейств-Коллегию. Но итоги наблюдений Беринга в Сибири и на Дальнем Востоке и сделанные выводы, представленные в 1730 году Адмиралтейств-Коллегии по его возвращении в Петербург, были зерном, из которого разросся грандиоз­ный план Великой Северной экспедиции. Ей поручалось не только найти морской путь из Камчатки в Америку, из Охотска в Японию, из Оби в Лену, но и определить и нанести на кар­ту государственные границы на севере и на севepo-востокe России, от Белого моря до Япон­ского!!!

Мечта Великого Государя была проведена в жизнь «птенцами его гнезда»

Сенат разрешил построить двенадцать ко­раблей, предписал Академии наук включить в состав экспедиции своих представителей, пре­дложил Адмиралтейств-Коллегии назначить командирами экспедиционных отрядов лучших офицеров, вышедших из «Морской Акаде­мии» и объявил экспедицию секретной.

28 декабря 1732 года, по специальному Ука­зу, что «действительно к славе Российской Империи отправлена быть может» — Великая Сибирская экспедиция начала свое существо­вание. Она состояла из нескольких групп, дей­ствовавших по районам северного и восточного побережья Сибири. В первую группу входили так называемые «северные отряды», занимав­шиеся составлением описи побережий Белого моря и Ледовитого океана. Таких отрядов было четыре.

Вторая группа, получившая самостоятель­ное значение и название «Второй Камчатской экспедиции», состояла из двух отрядов: «Се­верного и Южного Тихоокеанских».

Первым (то есть «Северным») отрядом ко­мандовали Беринг и Чириков, имея заданием отыскание островов в северной части Тихого океана и морских путей в Северную Америку.

Второй (то есть «Южный»), имевший це­лью описание Курильских островов и берегов Охотского моря и изыскание морских путей в Японию, начал свою работу в 1738 г. на судах, построенных в Охотске. Начальником отряда был капитан-лейтенант Мартын Петрович Шпанберг, уже участвовавший в первой экспе­диции Беринга. В 1738 году Шпанберг прошел с описью вдоль всех Курильских островов, а в 1739 г. совершил плавание к берегам Японии (путь к которой был открыт благодаря штур­ману Матвею Петрову). Главным достижением Шпанберга надо считать доказательство того, что к востоку от Японии в умеренных широтах нет островов. Действительно, суда отряда Шпанберга плавали там, где на карте францу­за Делиля значились несуществующие земли Еззо, Штатов и де-Гаммы.

Для отряда Беринга-Чирикова в Охотске были построены пакетботы: «Св. Петр», в ко­мандование которым вступил Беринг, и «Св. Павел», командиром которого был назначен Чириков. Пакетботы вышли из Охотска 8 ию­ня 1740 года (даты даны по старому стилю) и, зайдя по пути в Большерецк, прошли в Авачинскую губу, где участники экспедиции зало­жили порт, названный в честь кораблей «Пе­тропавловском». 4 июня 1741 года «Св. Петр» и «Св. Павел» вышли из Петропавловска в море и легли на юго-восток. 13 июня, дойдя до 46 градуса северной широты и не увидя здесь никакой земли, пакетботы повернули на во­сток. 20 июня в тумане они навсегда потеряли друг друга. 17 июля Беринг увидел величест­венную гору св. Ильи и берега Северной Аме­рики, а 20 июля стал на якорь у небольшого острова для приемки воды. 21 июля, ни с кем не посоветовавшись и даже не закончив при­емки воды, Беринг приказал сниматься с яко­ря. На обратном пути было усмотрено несколь­ко неизвестных островов и у некоторых из них «Св. Петр» даже стоял на якоре.

Лишь 4 ноября увидели землю, которую приняли за Камчатку. На самом же деле это был необитаемый остров, названный впослед­ствии именем Беринга.

Совершенно измученная команда, покинув пакетбот, выброшенный волной в тихую воду между берегом и грядой камней, перезимовала в ямах, вырытых в земле и прикрытых пару­сами.

27 августа 1742 года вновь построенный за зиму из остатков пакетбота гукор «Св. Петр» под командой Свена Вакселя пришел в Петро­павловск. Из семидесяти одного человека, вы­шедших в плавание, сорок человек, в том числе и Беринг, умерли от цынги во время пла­вания и зимовки.

Чириков 15 июля 1741 года подошел к бере­гам Северной Америки. Желая найти удобную якорную стоянку и набрать пресной воды, Чи­риков послал к берегу одну за другой две шлюпки, но ни одна из них не вернулась. До 27 июля Чириков следовал вдоль берега Се­верной Америки, а затем повернул в Петропа­вловск. На пути было усмотрено несколько Алеутских островов, и у одного из них стояли на якоре. 10 октября «Св. Павел» вернулся в Петропавловск. За время плавания пятнадцать человек, посланные на берег на шлюпках, не вернулись, девять умерли от цынги, в том чи­сле лейтенанты И. Чихачев и М. Плаутин. Умер и астроном Делиль де ла Кройер. Сам Чириков был тяжело болен.

С 21 сентября единственным офицером, уп­равлявшим судном, был штурман Иван Елагин.

В 1742 году Чириков совершил на «Св. Павле» еще одно плавание, но только до ближних Алеутских и Командорских островов. Рапорт Чирикова Адмиралтейств-Коллегии от 7 декабря 1741 г. является первым в истории описанием северной части Тихого океана. От­крыты были северо-западные берега Америки, залив Аляска и несколько островов в этом за­ливе, Алеутские и Командорские острова. Эти открытия повлекли за собой многие политиче­ские и хозяйственные мероприятия России.

Спутники Беринга и Чирикова, возвратив­шись на Камчатку, рассказали о богатых пуш­ных промыслах на Командорских и Алеутских островах и привезли с собой мех бобров и пес­цов. И вот, подобно тому, как «морж» при­вел русских на берега Северного Ледовитого океана, а «соболь» — к побережью Тихого океана, так «морской» бобер привел их на побережье Северной Америки. Следствием это­го нового стихийного движения русских на во­сток возникла «Русская Америка» — русские поселения на островах Алеутской гряды, остро­вах залива Аляска и на побережье Северной Америки, простиравшиеся на юг вплоть до Ка­лифорнии. Возникновение же «Русской Аме­рики» создало в свою очередь новую эпоху в русском мореплавании, — эпоху знаменитых русских кругосветных путешествий первой половины 19-го века. Подробная опись побере­жий Северного Ледовитого океана, астрономи­ческие определения важнейших пунктов край­него севера трех материков: Европы, Азии и Америки, метеорологические наблюдения, цен­нейшие открытия в области географии и гео­логии Сибири, Камчатки, Курильских островов и северо-западных берегов американского мате­рика и завершение десятилетнего труда — со­вершены учеными и моряками — «птенцами гнезда Петрова»: учеными Академии наук и офицерами «Морской Академии» и «Навига­цкой школы».

Так прославился первый царский выпуск учеников «Морской Академии» производства 2 марта 1721 года: лейтенанты — Алексей Чи­риков, Степан Малыгин, Дмитрий Овцын, Дми­трий и Харитон Лаптевы, Петр Ласиниус и Ва­силий Прончищев; штурманы — Семен Челю­скин, Иван Елагин, Матвей Петров, Федор Ми­нин, Дмитрий Стерелегов и многие другие уча­стники экспедиции.

Они самоотверженно выполнили свой долг, и их имена вошли в историю Императорской России и ее флота, в историю географических и этнографических открытий мирового значения. Это они — основатели традиций Морского кор­пуса и Императорского флота. На утлых дубель-шлюпках *), построенных самими участ­никами экспедиции, пешком и на собачьих уп­ряжках, под незаходящим солнцем арктичес­кого лета, когда блеск льдов вызывает мучи­тельную снежную слепоту, и в полярную ночь, пургу и зимнюю стужу, через торосы с ледяных полей прокладывали они себе путь.

Жесточайшие лишения окружали их, по­могли ждать было неоткуда. Тысячи киломе­тров отделяли русских моряков от Адмирал­тейств-Коллегии. Многие офицеры из этого царского выпуска умерли от цынги во время Великой Северной экспедиции. Однако ничто не сломило воли оставшихся в живых. Каждый из них выполнил свой долг и блестяще закон­чил возложенную на него задачу.

Г. фон Гельмерсен

*) Дубель-шлюпка — парусно-гребное судно не­большого водоизмещения. Использовалось в прибре­жных районах; экипаж — 60-80 человек.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв