Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday October 19th 2017

Номера журнала

СКАЗАНИЕ О ТРЕХ ИСКУПЛЕНИЯХ ЗЕМЛИ РУСЬСКОЙ – Н.М.



“В трех кровях топлено,
“В трех огнях варено,
“В трех водах купано
Чище мы чистого.”

Да воскреснет Русь и расточатся врази Ее.

На бел-камень горючий, на Лысу Гору,-
Из коссожского плена вознесся Вольга:
Слово вещее кликнуть в родные просторы,
Стародавним заклятьем осилить врага.

Улетело с ветрами его волхованье,
Многоцветными зорями души зажгло,
Алконостом запело в издревних сказаньях,
Ливнем чистым и звонким на Русь истекло.

Окрыленное Верой свободное Слово!
Крепкий наш адамант, наша честь и покров,
Искра Божья и свет откровенья Христова,
Наша правда во веки веков.

Путь стрелам прям,
Не приемлю иного..

Всем умирающим, но не склонившим выю,
Тем, кто не потерял ни сердца, ни лица,
Кто паче благ земных превозлюбил Россию
И Ей остался верен до конца,-

Тем, кто перед врагом не преклонял колено,
Кто пал за Русь, на плахах и в бою,
Всем молодым, встающим нам на смену,
Я посвящаю летопись мою.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ


“Вера твоя спасет тя”


Это древнее, забытое сказанье
(Я не знаю сказку или быль)
Мне поведал зоренькою раннею
За Кубанью выросший ковыль.

А за эту летопись правдивую,
Стародавний Святорусский сон,
Дарданелл печальному проливу я
Шлю свой низкий, поясный поклон.

В лагерях неласковых Галлиполи,
Где теперь забвенье и прах,
Мне в удел провидческие выпали
Сны о Русских былях и путях.

Там я вник в преданья и обычаи,
Там я понял ближе к больней
Крестный путь и дивное величие
Страстотерпной Родины моей.

Все напасти Матушкой испытаны,
А грехам и меры в мире нет…
Но поднесь незыблемо хранит Она
Свой издревний Богоданный свет,

И надеюсь я, и знаю я, и верю я:
Русь победной выйдет из невзгод
И над нашей новою Империей
Солнце новой истины взойдет.

Не обманут древние пророчества:
Искупленье Третье соверша,
Станет снова благостным Отечество,
И святою – Русская душа.

Не напрасно сны нам снятся вещие, –
Широки Российские пути –
И не всуе Господом обещано
Русь в веках спасти и соблюсти.

 

 

ИСКУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ


“Мне отмщение и Аз воздам”


ВСТУПЛЕНИЕ


Лес над озером молчит в полдневном зное,
Берега чащобами обняв,
Напоенный запахами хвои,
Ярых смол и благовонных трав,

Это место охраняет Кто-то
Ни души… На много верст кругом
Залегли чарусами болота;
Стенью бор, да крерью бурелом.

Нет ни сел, ни деревень соседних,
Слышите? Откуда же плывет
Будто дальний благовест к обедне
По-над гладью небудимых вод?..

Подойдите-ж к берегу! Взгляните-ж!
Там, на дне, сквозь солнечную зыбь,
То не наш ли Святорусский Китеж
Светом тихим наполняет глыбь?

И в подводном сумраке зеленом,
Чуть слышней, чем шелест камыша,
Славит Бога колокольным звоном
Не Руси ли древняя душа?

На Востоке клокотали орды,
Запад гиб, захлебываясь кровью,
Византия пустоцветом гордым,
Погружалась в сон Средневековья.

На пути от греков к скандинавам,
Против орд восточных, на равнине,
Только Киев с мудрым Ярославом
Нерушимой высился твердыней.

Что вода о пенные пороги,
Раздробясь о Киевские стреги,
Отбегали половцы, коссоги
И степные волки – печенеги.

И опять, гудя колоколами
Над раздольем заднепровских плавень,
Стольный Киев грохотал пирами,
Выдавая замуж Ярославен.

К хмурым саксам, к полудиким франкам,
За княжнами простиравшим руки,
Шел с приданым юным киевлянкам
Свет творений киевской науки.

Ибо мрак на Западе без Рима,
Только город Лыбеди и Кия
В монастырских кельях нерушимо
Сохранял наследье Византии.

Но умер Ярослав. И Мудрого лишаясь,
Вся Русь раздорами усобними вскипела.
Вставал на брата брат, вставал на князя князь
Сжигая и громя соседские уделы.

И даже Мономах помочь беде не смог:
Чем зависть лютую и ненависть насытить?
Так древлий Русский свет сокрылся на Восток,
В тишайший, праведный, благословенный Китеж.

Там, в светлом далеке от княжеских крамол,
За топями болот и за лесною крепью
Господень вертоград воистину процвел
3 молитвенных трудах, посте и благолепьи.

И дан был Китежу от Господа обет,
Что не иссякнет в нем Господня благостыня,
Да вечно сохранит он Православья свет
И Богоданные издревние святыни.

И цвел немало лет пресветлый Китеж-град,
Любуясь на себя в студеные озера;
Богобоязнен был, был славен и богат
И святостью сиял на русские просторы.

Но стон стоял округ от вечных княжьих свар
И се – исполнилась Долготерпенья Чаша:
Разгневался Господь и полчища татар
Несметной саранчей прошли отчизну нашу.

Настигла нас Творца карающая длань:
Батыева стопа попрала княжьи выи.
Пал Суздаль, пал Ростов, Чернигов и Рязань,
И Тверь, и Ярославль, и славный стольный Киев.

Но, помня свой обет, Господь не пожелал,
Чтоб Китеж праведный разрушили татары.
Свой град возлюбленный. Свой драгоценный дал
Он скрыл от вражьих глаз под воду Светлояра.

И так сказал Господь, в лице Своих Святых:
“О Русь, погрязшая в усобьях и раздорах,-
“Единства не нашлось в сердцах сынов твоих,
“Когда у врат твоих явился злобный ворог.

“И дети их не будут прощены,
“И Китежа, о Русь, себе не воротишь ты,
“Доколе их сынов далекие сыны
“Единством жертвенным не искупятся трижды,

“И токмо в оный день воистину святой,
“Когда они Твой грех омоют троекратно,
“Я возвращу Тебе довольство и покой,
“И Китеж благостный верну Тебе обратно.

“Тот день придет тому порукой Я.
“Прийми же долгие и тяжкие мученья,
“Но помни, что стезя кровавая Твоя
“Не кара вечная, а только ИСКУПЛЕНЬЯ”.

И стало так. Не смея отдохнуть,
Из века в век, незыблемо и строго
Свершает Русь свой долгий Крестный Путь
Ко дню желанному; обещанному Богом.

Мы свято помним древние слова,
И вера в нас не поддается тленью.
Из трех положенных уже свершились два,
И близко… близко третье Искупленье.

Наш Русский путь всегда вперед и ввысь,
Нам распри братские несносная обуза.
Не Единеньем ли от лиха мы спаслись?
Не Единеньем ли изгнали мы француза?

Пускай сейчас бесправна и нага,
Пред палачем всесильным на коленках,
В тисках последнего, страшнейнего врага,
Трепещет Русь в подвалах и застенках;

Святой Руси по тюрьмам не сгноить,
Не запугать ни пыткой, ни расстрелом.
Народ наш понял: быть или не быть.
Народ наш знает: Бог владеет смелым.

Настанет день. Обнимет брата брат.
И встанет брат за страждущего брата.
И схлынет Светлояр. И загудит набат
Из града Китежа, зовя на супостата.

Воспрянет Русь единая, как встарь,
Возжаждет Истины, обманами пресытясь,
И снова, в третий раз, на жертвенный алтарь
Бестрепетно взойдет Боголюбивый Витязь.

И твердо впредь грядя одним путем – Своим,-
Свой, Русский дух блюдя, как свет зеницы ока,
Ошибок прошлых мы не повторим:
Мы не забудем страшного урока.

Но для того, чтобы Русь Святую воскресить,
Исполнить вновь ее обильем и любовью,
Должны свой древний грех мы трижды искупить
Терпеньем, верою, молитвою и кровью.
Терпите же с верою. Готовьтесь же. Храните ж
В деснице меч, и Крест в сердцах своих.
На дне родных озер гудит набатом Китеж,
Грядет в полунощи обещанный Жених.

“Дела давно минувших дней”.
Неужели то не сказка дивная?
Неужели слезная то быль?
Льется, льется песня заунывная
И колышется, колышется ковыль.

До земли сгибаясь под ударами
Под глухой кандальный перезвон,
Русь бредет, гонимая татарами
Во лихой татарский во полон:

Вышеславушки, Рогнеды, Доброгневушки,-
Слез реку горючую лия,
Опозоренные женщины и девушки,
Оскорбляемые братья и мужья,

День погас… Заря померкла рдяная…
На Востоке вспыхнула звезда…
Там, вдали, лежит кровями пьяная,
Золотая, страшная Орда.

Всех, кто снес дорогу эту пыльную,
Голод, жажду, зной и батоги,
Ждет в кочевьях рабство непосильное,
Дальних стран невольничьи торги.

Русь истоптана степными аргамаками.
И с Ордой – отчизны сыновья –
Разгулялись дикими баскаками
По Руси удельные князья.

Русь истерзана их вечными раздорами,
Еле жив замученный. мужик,
Разоренный тяжкими поборами –
На ясак за княжеский ярлык.

Но сильна кровавыми уроками,
Всех ничтожней бывшая сперва,
Наливаясь силами и соками,
Расцветает грозная Москва.

Вероломством, подкупом, доносами,
Ни людей, ни Бога не стыдясь,
Крепнет в дружбе с ханцами раскосыми
В ней Великий и коварный Князь.

Ни креста, ни совести не ведая,
Разорив соседушек до тла;
Куликовской сечью победною
Завершит он темные дела.

Чтоб затем,- стяжатель нераскаянный,
Растоптавши ханскую басму,
Полновластным Скрягою-хозяином
На Москве усесться одному.

Тех грехов, что были им содеяны
Над детьми земли его родной,
Не искупят Господом овеяны
Ни Черниговский, ни Невский, ни Донской.

Русь моя, земля многострадальная…
Знать и впрямь положена судьбой
Путь-дорога тяжкая и дальняя
В Китеж-град, взыскуемый Тобой…

Знать и впрямь Твоя такая долюшка,
Коль у Бога вымолила Ты
Променять Мамаеву неволюшку
На ярмо Ивана Калиты.

Да.- Тяжек грех Москвы, и совершен не даром.
Да.- Мрачен лик ее, но истинно велик.
Благодаря Москве, невзгодам и татарам,
Единый Русский Дух на Родине возник.

Из смердов и бояр, князей и разночинства,
Вокруг ядра московского Кремля,
Под тяжким молотом Державного Единства,
Ковалась в муках Русская Земля.

И если на Руси воздвигнут был Царями
Родной Империи нерукотворны Храм,
То первая свеча да будет в этом Храме
Московским воинам, боярам и князьям.

(Продолжение следует)
Н.М.
1923 г.

Добавить отзыв