Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

СРАЖЕНИЕ ПРИ ГАНГУТЕ. – Георгий Гельмерсен



К исходу зимы 1713 го­да, почти все главнейшие го­рода Финляндии были заво­еваны русскими войсками и, молодые но уже окрылен­ные боевой славой, Петров­ские полки выходили уже к восточному побережью Бот­нического залива. Высшее шведское командование больше всего опаса­лось что Петр воспользуется преимуществом, которое дало завоевание русскими войсками восточного побережья Ботники и решило — запереть Русский флот в Финском заливе, ни в каком случае не давая ему возможности выйти к Або-Аландским шхерам и на простор Балтийского моря. Для того, было решено со­средоточить главные силы шведского флота у Гангутского полуострова, далеко выдающе­гося в море, где большие глубины позволяют действовать большим парусным кораблям и, если до сих пор Русский гребной флот без­наказанно продвигался вдоль берегов шхера­ми то для дальнейшего его выхода из Фин­ского залива у Гангута — была уже немину­ема его встреча с могущественным корабель­ным флотом шведов. Но и Государь Петр Алексеевич оценивал значение Гангута, как важной позиции, могшей сильно препятство­вать действиям галер.

Уже летом 1713 года, вскоре после заня­тия Гельсингфорса, Государь послал капитан- командора M. X. Змаевича, одного из опыт­нейших командиров гребного флота, обследо­вать путь к Або и найти в шхерах фарватер, наиболее близкий к берегу. Шведские кора­бли, стоявшие у мыса Гангут воспрепятство­вали продвижению галер Змаевича. Вторич­ная попытка обследовать этот район привела Государя к решению что «никоими мерами пройти от больших кораблей невозможно ибо на многие мили чисто и нигде островов нет».

Государь предпринимает срочные и реши­тельные меры. Попытка склонить Данию при­слать флот в Финский залив для совместных действий с русским флотом против шведов, не удалась. Потребовав, в виде задатка, боль­ше полумиллиона рублей и значительное ко­личество парусины, такелажа пеньки — дат­ский король не давал никакой гарантии при­сылки флота. Следовательно, чтобы вырвать­ся из Финского залива нужно было рассчитывать только на свои русские силы.

Никогда еще на Балтийском море не за­кладывалось столько кораблей как в 1713-14 гг. В Казани готовились кораблестроительные леса, в Олонце отливались пушки, в Ревеле укрепляли гавань. Построенные в Архангель­ске корабли «Рафаил» и «Гавриил» вышли к концу 1713 года с севера, обогнули Скандинавию и прорвались в Финский залив. Весной 1714 г. в Ревель прибыли пять купленных в Европе кораблей, тут же на месте, они были окончательно оснащены и вооружены. Из Ар­хангельска прибывали пополнения для кора­блей Балтийского флота.

К весне 1714 года, в составе корабельного флота было уже 16 линейных кораблей. Гре­бной флот состоял из 150 галер, полу галер и скампей. Кроме всего этого имелось большое количество вспомогательных судов (карбасов, ботов, бригантин и др.).

В марте 1714 года, когда русский флот был еще скован льдом в Финском заливе, швед­ский вышел из Стокгольма и Карлскроны. Командовал эскадрой адмирал Густав Ватранг, младшими флагманами были вице-ад­мирал Лилье и контр-адмиралы Эреншельд и Таубе. В состав эскадры входила лучшая часть шведского флота — 16 линейных кораблей, 5 фрегатов и около десяти других судов. Эс­кадра пошла на восток двумя отрядами. В се­редине апреля, к мысу Гангут первым подо­шел отряд вице-адмирала Лилье. Несколько дней спустя, сюда же прибыл с главными си­лами и адмирал Ватранг, оставив по дороге у Або-Аландских шхер, отряд контр-адмирала Таубе.

27 апреля, на лин. кор. «Бремен» собрался военный совет, на котором было решено идти главными силами в Тверминэ, так как там находился самый узкий перешеек «драгет», через который, русские могли бы, сухопутьём, переправить свои галеры.

При первом благоприятном ветре, оставив вице-адмирала Лиллье с отрядом из лин. кор.: «Эланд», «Фредерик», «Амалия», «Серманланд», «Готланд» и «Фалькен» крейсировать у входа в Финский залив, главная часть швед­ской эскадры, под флагом адмирала Ватранга, перешла в Тверминэ. Но уже 5 мая новый военный совет на флагманском корабле «Бре­мен», решил возвратиться к мысу Гангут, так как бухта Тверминэ неудобна для маневрирования флота и удалена от главного фарва­тера, по которому русские парусные корабли могли бы прорваться из Финского залива.

9 мая 1714 года, по освободившейся ото льда, Неве из Петербурга в Котлин вышли около ста галер со вспомогательными судами. Командовал этим отрядом галер генерал-ад­мирал Федор Матвеевич Апраксин. Проделав трехсоткилометровый переход на запад, в се­редине июня, Галерный флот прибыл в Гель­сингфорс. Главная задача возлагалась имен­но на него: ему предназначалось пройти вдоль побережья Финляндии и доставить в Або десантный корпус. После этого, намечалось что галеры пройдут к Аландскому Архипелагу, чтобы угрожать шведским берегам.

В тоже время, Корабельный флот, под ко­мандованием самого Государя был сосредото­чен в Ревеле. Он должен был отвлекать на себя силы противника и прикрывать Галер­ный флот в Финском заливе, имея с ним не­прерывную связь.

21 июня, Апраксин, получив донесения о рас­положении и численности неприятельской эс­кадры, пошел со своим Галерным флотом в Тверминнэ.

16 июля Государь получил от Апраксина извещение что шведский флот стоит у мыса Гангут и, без помощи Корабельного флота, дальше по шхерам пройти невозможно. В это время, в Ревеле, на эскадре Корабельного флота свирепствовала цынга. Жаркое время, теснота на кораблях — вызвали повальную болезнь у, непривычных к морю, солдат десантного отряда.

Оставив командование эскадрой, сам Госу­дарь с пятью кораблями, укомплектованными здоровыми людьми, отправился к Гельсинг­форсу. Противный ветер не допустил Госу­даря высадиться в Гельсингфорсе и только 20 июля, он смог пересесть на галеру и встре­титься с Апраксиным в Тверминэ, чтобы на месте обсудить возможности прорыва швед­ской блокады. Изучив обстановку, было ре­шено использовать «переволоку» в самой уз­кой части Гангутского полуострова, назы­ваемой Драгель. Здесь ширина была всего 1200 сажень и можно было сделать помост для переброски небольших галер по суше.

23 июля, для устройства этого настила бы­ло выделено 1500 солдат и работа закипела. Таким способом, предполагалось «переволочь» 80 легких галер.

Со времени прибытия русского Галерного флота в Тверминэ, адмирал Ватранг внима­тельно следил за его действиями. В середине июля, он предполагал оставить у мыса Гангут три линейных корабля, три фрегата и галеры а с главными силами — 13 лин. кор. и 2 фре­гата, идти атаковать Гребной флот Апракси­на но утром 25 июля получив сообщение что русские строют помост на Драгель и наме­реваются по суше переволочь свои галеры, адмирал Ватранг делит свою эскадру на три отряда. С шестью лин. кор. и тремя фрега­тами остается у мыса Гангут, вице-адмиралу Лиллье поручает отряд в 12 вымпелов, с на­значением идти в Тверминнэ, для атаки галер Апраксина, третьему же отряду контр-адми­рала Эреншельда предписал с фрегатом «Эле- фант» несколькими шхерботами и всеми га­лерами идти на западное побережье полу­острова Гангут, к «переволоке», чтобы разгромить русские галеры в момент их спуска на воду.

25 июля 1714 года было воскресенье и по­тому в бухте Тверминнэ в расположении рус­ского Галерного флота, по воскресному распи­санию было спокойно и экипажам был дан отдых. Вдруг, около 12 ч. дня, в обеденное вре­мя, издалека послышались раскаты орудий­ных залпов. Вскоре, от русского дозора, при­было донесение о выходе части неприятель­ской эскадры. Цель ее похода была неизвест­на. Вечером, Государь сам, с отрядом из 20 галер вышел из Тверминнэ к русским дозор­ным, чтобы лично оценить обстановку. Оста­новившись в двух милях от неприятеля, он убедился что у мыса Гангут осталось лишь 6 лин. кор. и 3 фрегата. Другой отряд швед­ской эскадры двигался в сторону Тверминнэ. Поздним вечером наступил полный штиль и этот отряд приостановился.

Быстро учтя создавшуюся военную обста­новку, видя как Ватранг разделил свою эс­кадру, значительно ее ослабив а наступавший штиль полностью парализовал действия всех парусных кораблей, Государь возвращается в Тверминнэ, собирает военный совет и решает — немедленно прорываться!! »

Ранним утром 26 июля 1714 г., капитан-командору Змаевичу с 20-ю галерами, стояв­шими уже в полной готовности, Государь приказывает — «объехать неприятельский флот морем…» Для этого нужно было пройти более 15 миль на веслах, ни на минуту не снижая темпа гребли и быть готовым к встрече с про­тивником если вдруг подымется ветер и он сможет выйти навстречу! Галеры были еще перегружены солдатами для десанта…

В 8 ч. утра галеры снялись и вдоль во­сточного берега Гангутского полуострова, на­чали выходить в море. Пока они шли шхе­рами, неприятель не заметил их но как толь­ко они вышли из за островов, на кораблях Ватранга сыграли «боевую тревогу». Но, из-за полного штиля, они были лишены возможно­сти двинуться навстречу русским галерам, преградить им путь и уничтожить огнем сво­ей сильной артиллерии. Но все же лин. кор. «Бремен», «Принц Карл Фредерик», «Сток­гольм», «Поммерн» и «Ревель» стали медлен­но отходить в сторону моря, буксируемые гребными судами.

Русские галеры шли вперед, большинство снарядов падало с недолетами, так как швед­ские корабли не успевали сблизиться на ди­станцию «поражения». К десяти утра отряд Змаевича обогнал мыс Гангут и стал прибли­жаться к шхерам. Навстречу ему показался Шведский отряд контр-адмирала Таубе, выз­ванный из Аландского архипелага на присоединение к главной шведской эскадре, к мы­су Гангут. С отряда галер Змаевича он был встречен артиллерийским огнем. Контр-адмирал Таубе боя не принял, повернул обратно и скрылся в шхерах.

Апраксин, убедившись в успешном проры­ве отряда Змаевича, отдает приказ 2-му отря­ду галер бригадира Лефорта: «Объехать не­приятельский флот морем, как сделал Змаевич!!!»

В этом отряде шел Государь. Так как шведские корабли уже успели несколько от­далиться от берега то отряду Лефорта при­шлось идти мористее чем Змаевичу. Однако, к 11 ч. утра, 26 июля, успешно прейдя мимо шведской эскадры, отряд галер Лефорта сое­динился с отрядом Змаевича и они вместе пошли вглубь Абосских шхер…

К 12 часам подул слабый ветер… Адмирал Ватранг собирает и сосредоточивает к мысу Гангут все свои силы. Постепенно главные си­лы неприятеля вновь сосредоточены и заняли позицию, которая исключала возможность глав­ным силам русского Галерного флота, остав­шимся в Твермине прорваться тем же путем, как это было сделано первыми отрядами. По­ложение русского Гребного флота оказалось чрезвычайно сложным — он был разделен на две части: 35 галер находились на западе Гангутского полуострова, а 63 — остались у восточного его берега. Но, Апраксин перехит­рил Ватранга. Узнав от своей разведки что Ватранг с главными силами, для того чтобы ускорить встречу с отрядом Лиллье, отошел от берега и, удалившись от него, тем самым оставил прибережный фарватер неприкры­тым Апраксин решил идти в проход между берегом и шведской эскадрой. Прорываться ночью.

Вечером 26 июня главные силы русского Гребного Флота стали уходить из Тверминнэ но так как множество подводных камней у берега угрожало безопасности галер то про­рыв окончательный назначен был на утро.

В 4 ч. утра 27 июля 1714 г. гребной флот Апраксина начал движение в сторону Ган­гутского мыса. Предрассветная дымка внача­ле скрывала русские галеры, шедшие близь берега но вскоре утренний туман рассеялся и они были обнаружены неприятелем.

Теперь в шведской эскадре было значи­тельно больше кораблей чем при прорыве первых двух отрядов, количество галер в от­ряде Апраксина тоже было почти вдвое боль­ше первых двух отрядов. Для шведов пло­щадь попадания увеличилась и возможность попадания возросла. Для Апраксина же усло­жнилось управление таким длинным «хво­стом» галер но — русским помогли: дисциплина, храбрость и штиль! Все корабли шве­дов буксировались шлюпками и галерами на­встречу русским галерам но только трем из них удалось приблизиться на дистанцию дей­ствительного огня. С них было запущено 250 ядер!!! Русские гребцы галер развили такой темп что отряд прорвался сквозь блокаду и обогнул мыс Гангут. Только одна галера се­ла на мель и была взята шведами.

98 галер с 15-тисячным десантным вой­ском, запасами военного снабжения, провиан­та и боевого припаса прорвали блокаду шве­дов и вышли в Ботнический залив.

Еще в то время когда Апраксин только готовился к прорыву 26 июля, отряд Змаевича обнаружил у западного берега Гангутского полуострова в шхерах отряд контр-адмирала Эреншельда. Он стоял у предполагаемого ме­ста «переволоки» и терпеливо ждал — когда же на суше появятся русские галеры. Увидев 35 галер, шедших полным ходом на- него, застигнутый врасплох Эреншельд стал отступать. Надеясь уйти от русских в густом лабиринте шхер, он попал в Рилакс Фиорд, из которого выхода не было. Капитан-бригадир Змаевич, своим отрядом заблокировал его в этой ловушке.

В полдень 27 июля 1714 года, подошел Апраксин с главными силами русского Га­лерного флота. На шведский флагманский ко­рабль «Элефант» Государь посылает генерал- адъютанта П. И. Ягужинского с предложени­ем Эреншельду — «чтобы он отдался без про­лития крови». Эреншельд отклонил предло­жение и изготовил корабли к бою. Располо­жив свои корабли выгнутой линией, так что фланги его упирались в скалистые берега, Эреншельд получил возможность использо­вать артиллерию всех судов отряда. В цент­ре фронта стоял самый сильный корабль- фрегат «Элефант», вооруженный 18 орудиями, по обоим его флангам были расположены 6 галер, имевших 84 пушки, за фрегатом стоя­ли 3 шхербота с 14 орудиями.

Несмотря на численную ограниченность в судах занятая Эреншельдом позиция и силь­ное вооружение его судов, создали большие трудности для атаки. Узость фиорда лишала русских возможности использовать свои га­леры. Из всего галерного флота, для атаки шведов пришлось выделить только авангард. Этот авангард, в свою очередь, был разделен на три части — в центре 11 галер, по бокам по шесть галер — всего 23 галеры. Главные же силы были расположены сзади авангарда для поддержки. Командование авангардом при­нял Государь Петр Алексеевич.

Заняв исходную позицию для боя в полу­миле от противника (929 м.) авангард стал строем фронта. В 2 часа дня, Государь прика­зал на флагманской галере поднять флаги и дать один пушечный выстрел. Легкие галеры, в стройном порядке, устремились на против­ника. Впереди галер, на шлюпках, шли На­чальники Отрядов. С обнаженными шпагами они стояли во весь рост и указывали направ­ление атаки. Шведские суда молча ждали. Когда русские галеры подошли на дистанцию 300-400 метров, шведский флагман открыл огонь, за ним галеры «Лаксен», «Геден», «Вальфиш» и все остальные.

Более 60 орудий, растреливали в упор при­ближавшиеся русские галеры. Они упорно шли на сближение с противником, стреляя на ходу. На каждой атакующей галере нахо­дилось по ОДНОЙ небольшой пушке… Вско­ре, артиллерийское превосходство шведов ска­залось. Русские галеры получили большие повреждения и с каждым выстрелом против­ника на них увеличивалось число убитых и раненых. Произошло замешательство. Движе­ние галер приостановилось… Повернули на­зад, к исходной точке. Русская артиллерия умолкла но не прошло и получаса как Госу­дарь начал вторую атаку. Как и в первый раз, галеры атаковали фронтом всю линию шведов. Под жестоким огнем, русским моря­кам, одушевляемым присутствием Государя, удалось подойти еще ближе к шведским су­дам, однако, и на этот раз, не подойдя вплот­ную к противнику, галерам пришлось отсту­пить.

Контр-адмирал Эреншельд убедился в не­приступности своей позиции и спокойно ждал, с минуты на минуту, помощи от своего ко­мандующего эскадрой адмирала Ватранга. Но, помощь не шла а Русский Царь желал пол­ной и окончательной победы.

Государь меняет тактику. Отказавшись от атаки фронтом, он решает нанести удар по флангам противника. Около 4-х ч. после пол­дня, дан сигнал «к атаке!»

Сквозь густой пороховой дым, обволакивав­ший Рилакс Фиорд, русские галеры близко подошли к шведам и открыли артиллерий­ский огонь а солдаты дессанта, находившие­ся на них, — ружейный. Командиры галер, лавируя в узком фиорде, повели их к край­ним судам неприятеля. Новое построение ата­кующих галер понизило губительность огня шведов и усилило огонь русских, как артил­леристов, так и солдат. В начале пятого часа дня, несколько русских галер подошли вплот­ную к левому флангу шведских судов. Стре­мительным натиском была взята галера «Транан», вслед за ней, взяты на абордаж и пле­нены одна за другой галеры: «Эрн», «Грипен», «Лаксен», «Геден», «Вальфиш». На их палубах сражались рядом русские матросы и сол­даты десантного войска. В результате такого натиска русских, все шведские суда, прикры­вавшие с обоих сторон флагманский фрегат «Элефант» были захвачены, часть же их эки­пажей вплавь переправилась на фрегат, что усилило экипаж последнего.

Во главе с адмиралом Эреншельдом и ка­питаном Сундом, шведы сражались стойко и упорно. Сосредоточенный на «Элефанте», силь­ный артиллерийский огонь всех русских ата­кующих галер, причинял ему сильные повре­ждения и вскоре на нем вспыхнул пожар. На­конец, Государь поднял сигнал «на абордаж» и на галере «Генерал Вейде» пошел вперед и стал против фрегата. Раненый адмирал Эреншельд, с саблей в руке, отбивал атаки рус­ских стоя у трапа и показывая пример доб­лести своим матросам. Ингерманландского полка капитан Бакеев овладел флагом «Элефанта» и он же спас жизнь адмирала Эреншельда. В последние минуты боя, адмирал, стоя у трапа, схватил за руку шведского ма­троса, пытавшегося бежать и был сброшен тем в воду. По счастливой случайности, ад­мирал запутался в забортных концах и там его, истекающего кровью, нашел капитан Ба­кеев.

После трехчасового боя, стрельба затихла. Русские овладели всем отрядом адмирала Эреншельда — фрегатом «Элефант», шестью галерами и тремя шхерботами. Победа была полная. Шведы потеряли убитыми — 711 чел. В плен было взято 580 чел. команды и офи­церов, во главе с контр-адмиралом Эреншель­дом. Из этого числа, раненых было 350 чело­век. Потери русских — 127 убитыми и 342 ранеными.

Санкт-Петербург торжественно встретил ге­роев Гангута. Тысячи жителей новой русской столицы усеяли берега Невы. Со стороны Кроншлота, как на гребных гонках, в стро­гом и стройном порядке, шли победоносные галеры. На головной галере «Генерал Вейде» развевался Императорский Штандарт и ги­гантская фигура Государя Петра Великого выделялась на шханцах. Он был радостен и ласково отвечал на восторженные приветствия петербужцев.

Артиллерийский салют гремел несмолкае­мо но когда, вслед за русскими галерами, по­явились плененные шведские корабли то во­сторг толпы достиг своего предела.

Специальные гравюры и грамоты, изобра­жавшие картину морской баталии у Рилакс Фиорда, были разосланы во все уголки Рос­сии.

Гангутская победа являла собою полный перелом в войне на море. Россия стала мор­ской державой и из Московского Царства ста­ла Российской Империей. Российский флот получил возможность действовать в откры­том море, создавая угрозу важнейшим про­мышленным районам Швеции и нанося уда­ры по морским путям противника. Уже в ав­густе 1714 года, русские галеры пришли в Або, в сентябре того же года, отряд гребных судов, под командованием Ф. Ф. Головина, пересекает Ботнический залив и, несмотря на осенние штормы, высаживает десант на швед­ском берегу и овладевает портом и городом Умео.

5 августа 1716 года, у острова Борнгольма, собрались эскадры четырех морских держав: русская (в 22 вымпела), английская, голланд­ская и датская. В полдень этого дня, на своем флагманском корабле, Петр поднял Россий­ский Императорский Штандарт, которому был произведен салют со всех кораблей соединен­ных эскадр. Адмиралы, командовавшие эскад­рами великих морских держав, передавали верховное командование соединенным флотом — Русскому Императору. Факт производства этого салюта означал признание Андреевско­го флага символом мощи Российской Импе­рии.

Георгий Гельмерсен

К статье «Сражение при Гангуте:

Список сухопутных частей, участвовавших в бою:

Авангард: Преображенский, Лефорта, Шлиш сельбургский, Копорский и Воронежский полки;

Кор-де батай: 1-й гренадерский, Ингерманландский, Московский, Рязанский, Вологод­ский полки;

Арьергардия: Семеновский, 2-й гренадер­ский, Нижегородский, Великолуцкий полки.

Распределение наград по полкам (серебря­ные медали):

Ингерманландский (9-й пехот. Ингерманландский) — 622

Лефортов (расформирован) — 311

Преображенский (лейб-гвардии Пре­ображенский) — 252

1-й гренадерский (63 пехот. Углицкий полк) — 233

2-й гренадерский (лейб-гвардии Кексгольмский) — 211

Нижегородский (22 пехот. Нижего­родский полк) — 196

Великолуцкий (расформирован) — 196

Галерный шаталец — 183

Галицкий (расформирован) — 183

Семеновский (лейб-гвардии Семенов­ский полк) — 174

Копорский (27-й пехот. Витебский полк) — 114 Московский (65 пехот. Московский Его Величества) — 92

Шлиссельбургский (14-й пехот.Шлиссельбургский) — 88

Вологодский (12-й гренад. Астра­ханский полк) — 71

Воронежский (расформирован) — 53

Гребцы — 16

Денщики Петра I — 2

Особенно отличился Ингерманландский полк, пленивший Эреншельда, но особенно был от­личен Царем Преображенский полк, которому медали были выданы уже в 1714 г., тогда как раздача их другим полкам затянулась до 1717 года.

С. Андоленко

Добавить отзыв