Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday April 25th 2017

Номера журнала

Сверхсрочные. – Мейендорф



Сверхсрочные вахмистры, фельдфебеля, фейерверкеры и унтер-офицеры — это те крепкие устои, на коих держится вся сила и могущество всякой армии. В старой Импера­торской армии эти сверхсрочные являлись сре­ди нижних чинов хранителями традиций слав­ных полков и лозунга Российской Император­ской армии «За Веру, Царя и Отечество». По­сему, не могу не вспомнить некоторых сверх­срочных моего родного 17-го драгунского Ни­жегородского Его Величества полка.

Вахмистр эскадрона Его Величества Петр Иванович Кононов — крепкий кряжистый ста­рик лет около пятидесяти, гроза драгун своего эскадрона, терпеть не могущий эстандарт-юнкеров, с легкой, незаметной небрежностью и вместе покровительностью относящийся к мо­лодым офицерам, честный и строгий исполни­тель приказаний своего командира эскадрона. Вспомнив его, не могу обойти молчанием и вах­мистра 5-го эскадрона Адама Яковлевича Шмагоржевского, большого друга Кононова. В ту­рецкую войну они вместе служили в эскадро­не капитана Тетюцкого и вместе получили Ге­оргиевские кресты, причем Шмагоржевский по­лучил даже два креста. Шмагоржевский не был так строг к людям своего эскадрона и, обыкновенно, сердясь ограничивался криком виновнику: «Текай, не то убью!!!» Винов­ный немедленно испарялся. Часто вечером, по­сле занятий с разведчиками, заходил я к вах­мистру П. И. Кононову, посылал за смирнов­ской водкой и за тремя порциями котлет в Со­брание, затем, приглашался Шмагоржевский и в комнате Кононова начинался ужин. Много интересного про турецкую кампанию и про полк рассказывали мне эти живые свидетели славы полка. В конце ужина Адам Яковлевич, слегка выпивал, но бодро шел домой. Петр же Иванович был крепости необычайной, и водка на него не действовала.

Штаб-трубач Кирилл Иванович Березняк. В начале 70-х годов в наш тогда драгунский Ни­жегородский короля Виртембергского полк по­пал по призыву Курляндской губернии латыш Крыш Бырзенек. К войне 1877-78 гг., он был уже православный Кирилл Березняк и штаб-трубач полка. В начале турецкой войны турец­кие войска отходили от границы и сосредо­точивались в известных местах, на границе же ими оставлялись отряды, устраивавшие заса­ды наступающим русским войскам. Вот на одну из таких засад, перейдя пограничную реч­ку Арпачай, нарвался Нижегородский драгун­ский полк. По ехавшему впереди командиру полка полковнику Кельнеру раздался ружейный выстрел. Ехавший за командиром штаб-трубач Березняк моментально выхватил шаш­ку и широким галопом поскакал к лежащим близ дороги кустам, могучим ударом шашки снес голову стрелявшему турку, а винтовку по­следнего, как трофей, привез полковнику Кель­неру. Последний подарил ее Березняку. Ког­да в 1900 году Березняк уезжал в С. Петербург, в роту Дворцовых Гренадер, я, как временно исполнявший обязанности полкового адъютан­та, подарил ему офицерскую нижегородскую шашку, а он, Березняк, подарил мне эту знаме­нитую винтовку. В 1909 году, при образова­нии полкового музея, она перешла в его владе­ние. Про этого Березняка в полку при мне хо­дил рассказ, что на вопрос приехавшего в полк военного министра генерала Банковско­го: «Откуда ты родом?», тот, открыто и сме­ло смотря прямо в глаза министру, ответил: «Был Курляндской губернии, а теперь 44-го драгунского Нижегородского Его Величества полка».

Все трое они окончили свои дни в роте Двор­цовых Гренадер, куда были переведены по по­велению Государя Императора в память их за­слуг в родном Нижегородском полку.

Кроме упомянутых славных стариков род­ного полка, не могу не упомянуть вахмистра 4-го эскадрона Ивана Евстафиевича Клюшникова (см. статью «Вахмистр Клюшников» в № 17 «Военной Были»), кавалера всех четы­рех степеней Георгиевского креста. Ивану Евстафьевичу обыкновенно по утрам его весто­вой приносил на подносе чарку водки с куском черного хлеба, густо посыпанного солью. Клюшников становился смирно и громко про­возглашал: «За здоровье Шефа полка Его Им­ператорского Величества Государя Императо­ра — ура!..», и одним махом чарка осушалась. Вестовой, стоя смирно, троекратно кричал ура Державному Шефу.

Должен я вспомнить добрым словом и стар­шего писаря по строевой части Аркадия Ива­новича Константинова. Это был очень и очень деятельный человек, великолепно знавший свои обязанности и посему полковому адъю­танту с таким писарем было более чем легко. Не раз, в свободное от службы время многие офицеры полка бывали в домике Аркадия Ива­новича в Навтлуге (предместье Тифлиса, где стоял полк), где выпивалось немало вина и вод­ки, а также и съедалось немалое количество всяких солений, пирогов и варений, изготов­ленных руками радушной хозяйки, жены А.И. Константинова.

Сверхсрочники царской армии

Первый ряд: П. И. Кононов, Н. И. Голочалов, К. А. Березняк, И. Е. Клюшников, А. Я. Шмогоржевский. Второй ряд: А. Н. Константинов, ТН. Тягливый, Г. И. Горлов.

Кто они, эти могучие, украшенные орденами, фигуры? Полные безграничной любовью к полку, они одни из незыблемых оплотов полка. Верные исполнители приказаний и пред­писаний свыше, строгие руководители и вдох­новители своих эскадронов и команд, а в воен­ное время храбрейшие бойцы и в трудные ми­нуты вернейшие заместители выбывших из строя офицеров.

Вахмистр 3-го эскадрона Тягливый собст­венноручно зарубил в Пятигорске абрека, не желавшего сдаваться полиции и долго отстре­ливавшегося, пока Т. Н. Тягливый не ворвался в дом. За упомянутыми идет целая плеяда: вахмистра 2-го, 4-го и 6-го эскадронов Голоча­лов, Камердин и Горлов, унтер-офицеры Архи­пов, штаб трубач Степаненко и трубачи Крюч­ков, Бровченко и Богданов. Все они крепко любили свой родной полк, твердо хранили и передавали другим его обычаи и учили людей с честью служить и умирать за Веру, Царя и Россию.

Барон Мейендорф

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...



Hp proliant ml350 gen9

Hp proliant ml350 gen9, артикул 765820-421.

www.outzone.ru

полезная информация

Похожие статьи:

Добавить отзыв