Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday July 20th 2017

Номера журнала

Военно-историческая комиссия при Гвардейском Объединении. – В.А. Каменский



Перед войной 1939-1945 гг. в Париже, при Гвардейском Объединении, которое возглавлял в то время генерал Гулевич, была учреждена особая Военно-Историческая комиссия, вложившая много ценного материала в историю гвардейской пехоты в войну 1914-1917 гг.

Комиссия эта, которой руководил л. гв. Кирасирского Ее Величества полка полковник Георгий Адамович Гоштовт, собиралась сначала в небольшом кафе около Пале-Руаяль, а затем в помещении на рю де л’Юниверсите.

Собирались мы по дивизиям, в пятницу вечером, таким образом, каждая комиссия собиралась каждую третью пятницу. Припоминаю, что в нашей дивизии от преображенцев был капитан В.Н. Тимченко-Рубан, от семеновцев — полковник A.B. Попов, от измайловцев — полковник Б.Ф. Фомин и капитан К.В. Хвольсон, от егерей — полковник Бурман и я и от л. гв. 1-й артиллерийской бригады — полковник Б. Г. Евреинов.

Г.А. Гоштовт отлично и живо вел все заседания, мы, члены комиссии, приходили на собрания со всеми имевшимися в нашем распоряжении картами, дневниками и прочими материалами, а Гоштовт приготовлял на каждое собрание описание того или иного боя или перехода, пользуясь исключительно германскими источниками. Для этой цели ему приходилось списываться не только с уцелевшими после войны учреждениями германского Генерального штаба, но и с отдельными Объединениями германских частей, находившихся во время войны против нашей гвардейской пехоты. Таким образом, день за днем, с самого начала войны, сопоставляя данные как с нашей стороны, так и со стороны противника, мы составляли краткий дневник с перечнем, что делала та или другая часть и что делал в это же время противник. Приложенные к журналам схемы боев и переходов очень помогут будущему историку разобраться во всех действиях того или другого полка и как бы по готовой канве составить историю своей части.

К сожалению, начавшаяся в 1939 г. война прервала наши собрания, но все же мы успели довести нашу работу до 31 декабря 1914 года, и таким образом вся Ковельская и Тарнопольская операции остались неразработанными.

После второй войны Г.А. Гоштовт тяжко заболел и вскоре скончался. Думается, что у некоторых чинов гвардии сохранились эти ценные журналы, которые издавались по годам и по дивизиям.

Насколько у всех нас было в то время сил и здоровья, а, главное, желания увековечить славу наших дорогих полков, показывает то обстоятельство, что все мы после тяжелого служебного дня вновь собирались в 8 часов вечера, зачастую, как, например, я, приезжая в третий раз из пригорода и часто возвращаясь домой с последним поездом.

Помимо этих заседаний, Гвардейское Объединение часто устраивало лекции и доклады о различных боях гвардии, знакомя чинов гвардейской кавалерии с действиями гвардейской пехоты, и наоборот, с тем, что было во многих случаях неизвестно ни той, ни другой стороне. На этих докладах лекторами были: полковник Зайцов (л. гв. Семеновского полка), полковник Хитрово (л. гв. Конной Артиллерии), полковник Зубов (л. гв. Преображенского полка), капитан Хвольсон (л. гв. Измайловского полка) и другие, фамилии которых, к сожалению не могу вспомнить.

Вечная память Георгию Адамович Гоштовту, оставившему нашему потомству ценный вклад, который пригодится ему для составления истории российской гвардейской пехоты.

Покойный В.К. Абданк-Коссовский талантливо описывает деятельность этой комиссии. Он останавливается главным образом на ежемесячных докладах, которые были сделаны: генералом Гулевичем, а затем Г.А. Гоштовтом, — «Гвардия на подступах к Петрокову», В.П. Глиндским — «Гвардия в бою под Опатовым», В.П. Сияльским — «Гибель л.-гвардии Кексгольмского полка под Сольдау», A.A. Зайцовым — «О сражении под Люблином» в августе 1914 года, когда части 1-й гвардейской пехотной дивизии под Владиславовом, по словам австрийцев, шли стремительно вперед во весь рост и атаковали части X австрийского корпуса, врезавшиеся между нашими 4-й и 5-й армиями и перерезавшие железную дорогу Люблин-Холм. Двинутый на поддержку этого корпуса германский корпус генерала Войрша был атакован частями 2-й гвардейской пехотной дивизии. Все помнят знаменитый бой под Тарнавкой, где лейб-гвардии Московский полк, прорвав неприятельскую позицию, захватил 42 орудия и, несмотря на яростные атаки германцев, длившиеся всю ночь, в кольцевых окопах, при поддержке других полков дивизии, отбил все атаки. В момент, когда перед усталыми московцами и гренадерами немцы очистили окопы и стали отходить, одна из рот полка скинула фуражки и запела «Спаси, Господи, люди твоя…» Соседи подхватили. После этой молитвы, из тысячи грудей двинувшихся вперед офицеров и солдат, среди Тарнавских холмов и перелесков грянул и полился русский национальный гимн…

«Много интересного, трогательного и полезного можно было вынести из докладов Гвардейского Объединения, — добавляет В.К., — тому, кому дорога Императорская Российская армия, ковавшая величие России. Посещать эти доклады рекомендовалось и тем, кто не хотел знать, что русский офицер был не только командир, но и учитель — воспитатель чудо-богатырей, вышедших потом на Великую войну и удививших весь мир своими подвигами».

От себя лично добавлю, что досадно, что многие гвардейские части не записали в свое время все геройские действия своих полков и, в частности, отдельные подвиги своих однополчан. Частью это можно объяснить тем, что после больших боев гвардия несла такие большие потери, что записывать все эти подвиги было просто некому, и тем более ценно теперь каждое правдивое слово, найденное среди архивов, о действиях русской гвардии.

сообщил В.А. Каменский

Добавить отзыв