Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday August 24th 2017

Номера журнала

ВОСПОМИНАНИЯ ВОСПИТАТЕЛЯ О ПЕРВОМ КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ – Н.ДОННЕР



Тяга к педагогической деятельности была у меня наследственной. Мой отец в течение сорока лет преподавал немецкий язык в Первом Кадетском Корпусе. Тем не менее, воспитателем в тот же корпус я попал совершенно неожиданно. В 1904 году, во время русско-японской войны, пополнение в действующие части, на Дальнем Востоке и в наши пограничные средне-азиатские гарнизоны, производилось из разных воинских частей, по жребию. 3-й Понтонный батальон, куда я вышел в 1898 году, по окончании Николаевского Инженерного Училища должен был выделить одного обер-офицера в гарнизон крепости Кушка. Жребий пал на меня, что меня несколько не устраивало: молодому офицеру зарыть себя в далекую закаспийскую глушь…. да еще я как раз собирался жениться…

Словом, я телеграфировал старшему брату, служившему воспитателем в Первом корпусе. Через несколько дней я был уже в Петербурге и получил назначение на должность офицера-воспитателя в Симбирский Кадетский Корпус. Главное Инженерное Управление дало согласие только при возможности замены желающим офицером в Кушку, И, о чудо из чудес, желающий нашелся из числа офицеров того же управления, и я полетел в Симбирск на представление директору корпуса, а оттуда обратно в Ковну, дабы ликвидировать мои дела в батальоне.

Удачи сопровождают одна другую… В батальоне я получил от брата телеграмму о том, что директор Первого Корпуса согласен на зачисление меня воспитателем. Вообразите мой восторг: поступить в Первый Корпус, с которым я был связан с детских лет, где мой отец 40 лет преподавал, в корпус, оконченный двумя моими братьями, один из которых был в это время там воспитателем, и где служил вместе с ним капельмейстером муж моей сестры, И.И.Кристман.

Отбыв лагерный сбор, в сентябре 1904 г. я распростился с Понтонным батальоном и явился в Петербург, к генералу Покотило. Это был строгий генерал, назначенный “подтянуть” корпус после недавно скончавшегося старого директора генерала Верховс-кого, видного педагога, но чрезвычайно мягкого человека.

Директор принял меня довольно сурово, предупредив, что берет меня на испытание на два года. “Воспитательская деятельность очень тяжелая, сказал он мне, и я предлагаю вам хорошенько подумать, прежде чем взяться за эту работу”. Но где там раздумывать? Я был счастлив попасть в Петербург и в родной мне корпус.

Для начала меня направили на воспитательские курсы при главном управлении военно-учебных заведений, в Соляном Городке. Курсы основал и ими руководил бывший директор 2 Корпуса, генерал-майор Макаров, и поставил дело преподавания прекрасно. С огромным интересом слушал я лекции выдающихся специалистов по психологии, философии, педагогике, физиологии, химии, проходил практические занятия, писал и читал рефераты. Артист Императорских Театров Петров преподавал нам декламацию и чтение. Введен был курс пропедевтической физики, предназначенный для В и 4 классов кадетских корпусов, и мы, слушатели, были первыми преподавателями этого нового курса в корпусах.

В мае 1905 г. я сдал успешно экзамены, и 5 июля явился в Первый Корпус, уже новому директору, вечно памятному, создавшему эпоху в историй нашего корпуса, Федору Алексеевичу Григорьеву. Корпус стоял в это время в своем лагере, в Петергофе.

Должен сказать: и кадеты, и воспитатели чувствовали там себя словно в санатории. Кормили, как на убой; очень вкусно и сытно. Утром я вел репетиционную работу, дабы ребятки не окончательно забыли, сколько будет дважды два и чему равен квадрат гипотенузы. Изредка устраивались строевые занятия и рассыпной строй, причем заключительная атака всегда производилась на дачу директора корпуса. Остальное время кадеты, кроме дежурных, были свободны: ходили купаться, гуляли, ездили на велосипедах, играли в крокет и в теннис с соседними барышнями. Часто устраивались экскурсий по всем уголкам царственного Петергофа. Да и было там, что посмотреть: дворцы, Монплезир, охотничьи домики, прекрасные дачи, разбросанные на островках, среди озер. Сколько красоты и величпя, сколько искусства, сколько уюта вблизи с жизни Царской семьи. Вечером кадеты, под командой воспитателя отправлялись в Нижний Парк; на музыку. Играл прекрасный Придворный симфонический оркестр под управлением Гуго Варлаха. Съезжалось многочисленное элегантное общество. Беспрерывный ряд экипажей медленно  двигался вдоль аллей, окружавших эстраду. Часто приезжал и Государь с Семьей. При входе в парк кадет распускали до конца музыкальной программы, и они могли проводить время по своему желанию: сидеть перед эстрадой и слушать музыку, либо гулять со знакомыми барышнями. По окончании концерта, все сходились у сборного пункта, помню, у Шахматного каскада и отправлялись в лагерь, где, после позднего ужина, расходились по кроватям.

Но разве можно спать в такую теплую ароматную ночь, когда душа полна звуками, обаянием встречи с Милочками или Тамарами?… Из низкого окна легко выпрыгнуть на дорожку сада, а там близок Английский Парк, где заранее условлена встреча… Дежурный воспитатель сквозь пальцы смотрел на такие ночные побеги.

Раз в неделю приезжал офицер фехтовально-гимнастической школы и занимался с кадетами на плацу сокольской гимнастикой. Помню, однажды, во время этих занятий подъехал большой открытый автомобиль с Государем и четырьмя прелестными, как майский цвет, Великими Княжнами в больших кружевных шляпах. Они долго любовались движениями стройных рядов мальчиков в белых гимнастерках, обошли все помещения лагеря и уехали, провожаемые восторженными криками кадет, долго бежавших за автомобилем.

В последние годы перед войной на нашем корпусном плацу, в Петергофе, обычно происходил смотр гимнастики всех корпусов в присутствии Государя Императора и Великого Князя Константина Константиновича.

Но вот учебный год начался. Вот и наше огромное здание Корпуса. Не забыть мне моего первого поддежурства по роте. Я вошел в ротный зал после обеда. Кадеты стояли в строю, и в тишине ясно звучал голос дежурного офицера, вызывавшего больных для отправки на медицинский осмотр. Передав мне дежурство, он быстрыми шагами вышел из зала. Я стоял перед строем 150 мальчуганов, застывших в немом ожидании. “Разойтись”, скомандовал я. Раздался неистовый гвалт сотни мальчишечьих глоток, топот ног, беготня, возня. Первое впечатление было; будто я попал в сумашедший дом. Ко мне одновременно обращались с различными вопросами с десяток мальчуганов, перебивая друг друга. Долго я не мог ничего разобрать, и только постепенно пришел в себя.

Но вскоре удалось освоиться. Через неделю я уже прекрасно разбирался во всем; укрощал одних, ставил на штык других; отвечал на вопросы в известной последовательности и чувствовал себя уже совсем свободно в этой толпе резвящихся мальчишек. Сперва все они казались мне на одно лицо, и только постепенно стали выделяться индивидуальные черты того или другого и устанавливалось соответствие с фамилией каждого. Скоро я уже знал без ошибки каждого, и даже различал голоса. Мне кажется, на моих дежурствах кадеты держали себя развязнее и шумнее, чем при других воспитателях. Но у меня сразу же установилось внутреннее правило: излишне не “строжить”, запрещать только действительно недопустимое и давать детям возможную свободу. Я старался оказывать кадетам доверие и они это чувствовали: были со мной откровенны и легко сознавались в шалостях. Когда было нужно, я всегда добивался послушания и дисциплины. В своем доверий кадетам мне почти не приходилось раскаиваться; я помню мало случаев, когда кадеты меня обманывали.

Однажды; уже в пятом классе, кадеты моего отделения просили разрешения, по случаю Масленной недели, устроить после обеда маскарад. Они натащили в класс костюмы и маски, раздобыли несколько балалаек, и целый вечер развлекали всю роту представлением. Было, конечно, шумно, но очень весело. Сам директор, обходивший в эти часы ротные помещения, от души смеялся проказам доморощенных артистов. Но как только прозвонил звонок, и я приказал прекратить игру, все быстро успокоилось, костюмы и маски куда-то исчезли, и в отделении водворилась тишина, нужная для вечерних занятий.

 

Н.ДОННЕР
(Продолжение следует)

 

Добавить отзыв