Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday December 10th 2022

Номера журнала

ВЗРЫВ И ГИБЕЛЬ “ХАТСУЗЕ” – Я.И. КЕФЕЛИ



В неудачной для нас, русских, войне с Японией был один день, когда судьба улыбнулась российскому флоту. Если бы в этот день во главе Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре стоял энергичный и решительный адмирал, война на море приняла бы другой оборот и, мне кажется, была бы выиграна русскими.

3 мая 1904 года утром я, по обыкновению, обходил эскадренный миноносец 2-го Отряда, на котором в то время я состоял отрядным (……). Большая часть миноносцев стояла, как всегда, бок о бок в Гнилом Углу гавани, отшвартовавшись у стенки. Меньшая же часть, обычно грузившаяся морем, находилась около (….)ых складов под Золотой Горой, при входе во внутренний бассейн.

У Гнилого Угла, на набережной, я встретил капитана 2 ранга К…ва, командира “Властного”, который пригласил меня к себе на завтрак, обещая борщ с маслинами, который как его миноносец, довел до художественного совершенства. В …. К. сообщил мне, что накануне, воспользовавшись отсутствием японских силуэтов на горизонте и мглистой погодой, минному транспорту “АМУР” удалось поставить большое количество мин далеко в море, на месте обычных наблюдательных прогулок японских кораблей, блокирующих нашу базу. После гибели “ПЕТРОПАВЛОВСКА” они не приближались к рейду, а, обычно, держались на расстоянии около 10 морских миль от входа в гавань. С Золотой горы, около 200 метров высотой, японцев можно было видеть в ясную погоду даже простым глазом.

Продолжив свой путь, после встречи с К., я увидел офицеров нашего отряда, сообщивших мне, что большой японский броненосец наскочил на мину, поставленную накануне “АМУРОМ”. С Золотой Горы передают, что далеко на горизонте идет японский броненосец /…/ и вокруг него много шлюпок. Все эти офицеры торопились на Золотую Гору, чтобы посмотреть на происходящее. На миноносце, у угольной стенки, я встретил нашего скромного старшего артиллериста лейтенанта А.В. К., который тоже подтвердил эту новость.

Окончив свое дело на миноносце, я тоже поднялся на Золотую Гору. На вершине высоко над морем, на балюстраде и у сигнальной мачты было уже большое общество – около сотни офицеров с различных судов и два десятка сигнальщиков-матросов. Взоры всех были устремлены в дальний и чуть заметный мглистый горизонт. В бинокли и подзорные трубы старались разглядеть происходящее у берега.

С большой высоты, море казалось гладкой матовой зеленоватой бесконечностью, сливавшеюся с горизонтом – но очень далеко можно было, простым взглядом заметить группу черных пятнышек разной величины. Сигнальщики рассказывали, что с утра не сводили глаз с горизонта. Японские силуэты появились, как всегда, в том же секторе, где обычно блуждали. Когда “ЭТО” случилось, к потерпевшему стали подходить из-за горизонта другие корабли. Наиболее зоркие и опытные утверждали даже, что пострадавший корабль имеет большой крен.

В толпе офицеров я заметил и вновь назначенного флаг-капитана командующего эскадрой, капитана 2-го ранга фон-Эссена, бывшего командира крейсера “НОВИК”, уже прославившегося своим мужеством, активностью и инициативой, в этой должности. Эссен, маленький, рыжеватый, с реденькой бородкой, не имел воинственного вида. Он был со всеми одинаково вежлив и приветлив. При его мужестве, уже всем известном, эти его качества еще более располагали к нему. Тогда же, этот выдающийся впоследствии адмирал, почитался всеми на первом месте, среди достойнейших флотских офицеров-командиров.

Мой собственный прекрасный призматический бинокль Цейеса, купленный мною в Гвардейском Экономическом Обществе, утонул вместе со “СТЕРЕГУЩИМ”, и я остался в этом, исторический, период моей службы на флоте – без бинокля. Желая посмотреть на наш реванш, столь радостный для нас всех, я попросил бинокль у соседа и, под объяснения сигнальщика, стал всматриваться в горизонт. В бинокль картина прояснилась. Я увидел пострадавший японский корабль, различил его трубы, мачты и вокруг корабля с десяток, не то катеров, не то миноносцев, который находились близко к нему и, вероятно, снимали с него команду и ценный груз.

Лишь только я возвратил бинокль моему соседу и вновь стал всматриваться простым глазом в драму на далеком горизонте, как вдруг увидал, что с большого, ближайшего к пострадавшему, японского корабля, вырвалось черное облако с огнем, под тупым углом, вверх и в сторону, причем такого размера, что раз в десять превышало размер корабля и продолжало на глазах быстро расти. Крик изумления вырвался одновременно из всей массы наблюдающих. Через 5-10 секунд с этого же корабля вырвалось второе черное облако с ярким пламенем, размером раза в три больше первого, тоже вверх под углом, но, направленное в противоположную сторону. Оно также стало не очень быстро расти вверх и в ширину. Все замерли от изумления… затем грянуло могучее “ура” и шапки полетели в воздух. Как зачарованный, я не мог оторваться от этой картины страшного взрыва, на расстоянии около десяти морских миль от нас.

Постепенно оба черных облака чуть оторвались от тела корабля и стали медленно подыматься к берегу, слегка расширяясь. Из воды на значительную высоту высунулся нос японского броненосца и, медленно опускаясь, стал вертикально, носом кверху, корабль исчез с морской поверхности.

Вся катастрофа второго японского броненосца в точности повторявшая собой взрыв и гибель “ПЕТРОПАВЛОВСКА”, свершилась в течении одной минуты. Два облака густого, черного дыма это все, что осталось от японца. Мрачные пятна на небе держались с полчаса и, расплетаясь, постепенно исчезли.

Восторгам и овациям не было предела. Все поздравляли командира “АМУРА” так удачно выполнившего постановку заграждения. К сожалению, не смотря на настояния флаг-капитана Н.О. Эссена, флот не вышел в море и был потерян, может быть единственный, случай сразиться с японским флотом в выгодных для нас условиях, разбить его, и тем самым, получить владение морем в свои руки.

Я.И. КЕФЕЛИ.

Добавить отзыв